<<< ИСТОРИЯ РОССИИ 19 ВЕКА. Правление Александра 2 Второго

  

 

 

 

Министр внутренних дел Валуев. Суд над Пыпиным и Жуковским. Граф К. И. Пален

 

 

Прежде всего явилось резкое недовольство правительства, в особенности министра внутренних дел Валуева, теми приговорами судебных учреждений, которые последовали по делам о нарушении цензурного устава.

 

Такие дела возникли уже в 1866 г. Первое из них, в котором судился А. С. Суворин, тогда тоже бывший либералом, за книгу «Всякие», прошло сравнительно благополучно для новых судов: автор был присужден к легкому наказанию, а книга изъята из обращения.

 

Но уже следующий процесс, против редактора «Современника» А. Н. Пыпина и автора статьи «Дело молодого поколения» Ю. Г. Жуковского, кончился неблагополучно. Дело разбиралось без присяжных, но и коронный состав нового суда признал, что здесь не было никакого преступления, и вынес оправдательный приговор. Валуев был совершенно взбешен и, признавая подобный приговор недопустимым, утверждал, что председателя суда, Мотовилова, надо уволить в отставку, несмотря на принцип несменяемости.

 

Императору Александру помогло удержаться на этот раз на почве закона, может быть, то обстоятельство, что Мотовилов был в отпуску и приговор суда был вынесен в его отсутствие. Поэтому кончилось дело только тем, что прокурор подал апелляционный отзыв и дело перешло в судебную палату, а здесь Пыпин и Жуковский были приговорены к недельному аресту; вопрос же об уничтожении самой книги журнала не имел уже значения, так как в это время «Современник» был, независимо от этой статьи, навсегда закрыт по высочайшему повелению.

 

Затем нашумело дело некоего Протопопова, мелкого чиновника, который обвинялся в оскорблении действием одного из своих начальников, вице-директора департамента. И вот, к ужасу Валуева, суд присяжных после экспертизы врачей признал Протопопова невменяемым, действовавшим в припадке умоисступления, и потому вынес ему оправдательный приговор. Это окончательно взбесило Валуева, а тогдашняя реакционная печать, в частности особенно резко газета «Весть», стала выдвигать на вид «революционность» новых судов. Дело еще более омрачилось, когда та же газета «Весть» систематически стала подбирать частые оправдательные приговоры и частое наложение легких взысканий мировым судьям по делам об оскорблениях городовых. В этом тоже были усмотрены революционные симптомы.

 

Наконец, в начале 1867 г., когда в петербургском земстве происходили публичные прения по поводу нового закона, сузившего права земства в отношении обложения, когда произносились в земском собрании горячие речи, причем одну из таких речей произнес сенатор кассационного департамента Сената М. Н. Любощинский, участвовавший в собрании в качестве гласного, то император Александр, по докладу Валуева, в пылу негодования решил уволить этого сенатора от службы.

 

Министр юстиции Замятнин стал, однако, доказывать императору Александру, что он не сможет сделать этого без прямого нарушения закона, и Александр с неудовольствием, может быть, в первый раз в жизни, убедился, что и его власть имеет предел и, по-видимому, действительно ограничена как будто законом. Сенатор остался на своем посту, но министру юстиции, который не пользовался несменяемостью, пришлось подать в отставку.

 

Замятнин и его товарищ Стояновский были уволены от должностей столь же внезапно, как в 1861 г. были уволены Ланской и Милютин после издания крестьянской реформы. Теперь особенно важен был выбор заместителя министра юстиции. Следуя советам графа Шувалова, шефа жандармов, который явился тогда душою реакции, Александр избрал министром юстиции человека, совершенно чуждого юстиции и имевшего опыт в совершенно другой сфере,— графа К. И. Палена, который в то время был псковским губернатором, а раньше вице- директором департамента полиции и оказался до такой степени неосведомлен в сфере вверенного ему министерства, что временно исполнение его обязанностей, за отсутствием и товарища министра, было возложено на князя Урусова, заведовавшего тогда II отделением собственной его величества канцелярии, а Пален должен был несколько месяцев подготовляться.

 

Однако скоро уже он выступил очень самоуверенно и сразу взялся критиковать те судебные уставы, которые были отданы под его охрану и которых применением он должен был заняться. Еще не вступив в должность министра юстиции, он в Москве имел совещание с тамошней прокуратурой, ища в ее среде поддержки тем реакционным мнениям, которые он собирался проводить. В виде пробного шара он высказал тут, что, по его мнению, чрезвычайно неосторожно предоставлять несменяемость молодым людям, назначаемым судебными следователями, что здесь может быть допущена масса ошибок, а между тем несменяемость их не дает возможности поправить эти ошибки6. Однако Пален не нашел при этом никакого сочувствия в среде тогдашней московской прокуратуры, и все ее члены, напротив, удостоверили, что персонал судебных следователей действует великолепно и что никаких ошибок не замечается.

 

Тем не менее, Пален настоял на своем и так как все же признано было неудобным тогда прямо приступить к отмене одного из основных принципов судебной реформы, именно начала несменяемости судебных следователей, то министр пошел обходным путем и выхлопотал высочайшее повеление, которым ему предоставлялось право не назначать судебных следователей, а только исправляющих их должность чиновников, которые, как таковые, несменяемостью, конечно, не пользуются. Таким путем судебные следователи с самого начала и лишились фактически своей несменяемости, и этот обходной путь впоследствии очень твердо установился в практике Министерства юстиции, и вплоть до нашего почти,времени принято было не назначать судебных следователей, а назначать исполняющих их должность, причем некоторые из них пребывали в качестве «исправляющих должность» в течение двадцати лет и более.

 

 

 

К содержанию раздела: Русская история с конца 18 века до конца 19 века

 

 

царь Александр 2

 

русский царь Александр 2

 

Смотрите также:

 

Русская история   История России учебник для вузов   РОССИЯ В XIX 19 веке

 

Реформы Александра Второго   Реформы Александра 2  Манифест Александра 2 II Отмена крепостного права