<<< ИСТОРИЯ РОССИИ 19 ВЕКА. Правление Александра 2 Второго

  

 

 

 

Правила о введении земских учреждений. Постановление о полном прекращении применения натуральных повинностей и о замене их денежными сборами

 

 

Мне представляются неправильными те нарекания, которые в настоящее время делаются по адресу первых шагов тогдашних земств в литературе, в особенности в сочинении Б. Б. Веселовского, самом большом и полном по истории земства, автор которого утверждает, что на первых порах деятельности земства в ней будто бы особенно ярко сказывались классовые интересы, отражавшие крепостнически-барские взгляды, которые тогдашние деятели земства развивали и в крестьянском вопросе.

 

Этот упрек мне кажется в данном случае несправедливым, потому что самыми влиятельными деятелями в большей части первых земских учреждений явились люди более или менее идейные, которые руководились не своими классовыми интересами, а теми стремлениями принести известную пользу народу, которые в тот момент были довольно сильно распространены в передовых слоях русского общества. И мы видим в действительности довольно много таких весьма идейно настроенных и в то же время имевших значительный запас жизненного опыта и необходимых знаний людей, которые отдавали себя целиком земской деятельности, отказываясь для нее от всякой государственной службы и вообще более блестящей, а иногда и более широкой деятельности.

 

Если же существовали в то время и классовые интересы в земской среде, то, конечно, этому удивляться отнюдь нельзя: ведь, конечно, земская среда была средой, в которой по составу земских собраний, по составу гласных землевладельческие классовые интересы могли и должны были проявляться довольно ярко; и мы видели, до какой степени ярко и сильно незадолго перед тем эти интересы проявлялись в губернских комитетах по крестьянскому делу, когда помещичьи интересы затрагивались, по существу, весьма резко.

 

Однако в губернских комитетах были затронуты не только карманные интересы помещиков, но и самое существование помещичьего класса, и тогда эти интересы проявились с особенной яркостью и силою. В сфере же деятельности земских учреждений, конечно, и классовые интересы имели свое значение, но они были гораздо ничтожнее, чем в сфере вопросов, рассматривавшихся в губернских комитетах по крестьянскому делу, и поэтому проявились здесь гораздо слабее.

 

Кроме того, надо сказать, что положение тех земских деятелей, которые в то время были во главе земств, в значительной степени определялось еще тем, что с первых же шагов им приходилось вести борьбу с правительственной реакцией, с бюрократией — центральной и местной — и несомненно, что те из них, которые были наиболее сознательны по своей подготовке и взглядам, хорошо понимали, что результат этой борьбы, самая возможность ее ведения и самый объем этой борьбы зависят от тех отношений между народом и земством, от того участия, которое примут или не примут в этой борьбе сами народные массы, что, между прочим, в свою очередь, зависит от отношений между этими массами и земством.

 

Поэтому деятели эти хорошо понимали, как важно освободить, даже с этой боевой точки зрения данного момента, массы от той тяжести, под которой они находились. Им очевидно было, что вопрос повышения культурного уровня масс населения являлся вопросом, стоявшим вообще на очереди в русской жизни, и что от его разрешения зависела вообще возможность правильного поступательного развития и всяческого прогресса, и, в частности, прогресса политического, так что Het никакого сомнения, что прогрессивные деятели, находившиеся во главе значительной части тогдашних земств, очень ясно и хорошо понимали связь этих явлений и необходимость действовать в земстве демократически, в духе народных масс, потому что иначе они должны были повиснуть в воздухе и не смогли бы вести и своей тяжбы с правящей бюрократией.

 

Вот почему эти классовые интересы, особенно если разуметь под ними простые карманные интересы (притом не бог весть какого размера), не могли иметь особого значения. Но, конечно, в состав земств, в число земских гласных попадали разные элементы, попадали и довольно заядлые крепостники, и довольно малокультурные люди, для которых вся эта сторона дела была неясна и неинтересна, а иногда и прямо антипатична и которым были ближе простые карманные интересы и сохранение тех привилегий, которые сохранить представлялось еще возможным после уничтожения главной, основной привилегии, после падения крепостного права.

 

 Эти элементы, конечно, боролись против всякого прогрессивного движения в земской среде, и когда, например, перед ними встал вопрос об уничтожении натуральных повинностей, о переводе их в денежные, т. е. о переложении главной тяжести — подводной и дорожной повинностей — на все классы населения, то против этого, разумеется, оказались лица, которые готовы были выдержать довольно значительную борьбу, и тут, в действительности, происходила борьба классовых интересов.

 

В этом отношении наиболее корыстно и именно в защиту помещичьих интересов настроенные гласные имели на своей стороне то законодательство, которое тогда существовало и на которое они могли опираться. При введении земских учреждений никаких, собственно, новых правил о составлении земских бюджетов прямо издано не было, а в «Правилах о введении земских учреждений» была 108-я статья, которая содержала ссылку на старый устав о земских повинностях, а этот устав, изданный в крепостное время, весьма значительную долю отводил натуральным повинностям и стоял на той, весьма определенней точке зрения, что натуральные повинности могут отбывать только низшие классы населения, податные сословия, для классов же привилегированных это представлялось в крепостное время несовместным с их достоинством.

 

Поэтому, ссылаясь на эту статью «Временных правил», некоторые наиболее косно настроенные гласные заявляли, что прогрессивные гласные желают лишить их некоторых прав состояния, и с большим азартом они отстаивали эти «права состояния», т. е. свои привилегии.

 

Но надо сказать, что с самого начала настроение в земстве создалось такое, что побеждать начали во многих местах люди прогрессивно настроенные, и мы видим, что, несмотря на то что к 1868 г. из тех земств, которые тогда были открыты, многие существовали только по нескольку месяцев, тем не менее уже в этом году Ve часть тогдашних земских уездов сделала постановление о полном прекращении применения натуральных повинностей, по крайней мере — дорожной, и о замене их денежными сборами.

 

Затем это дело, идя иногда путем довольно упорной борьбы, развивалось мало-помалу и в других земствах,— конечно, в различных земствах с разным успехом, но, как бы то ни было, к середине 80-х годов в двух третях всех уездов земских губерний все натуральные повинности были заменены денежными сборами, а из остальных уездов во многих местах некоторые натуральные повинности были заменены денежными, некоторые же земства давали более или менее значительные ассигнования на помощь населению в отбывании сохранившихся натуральных повинностей.

 

 

 

К содержанию раздела: Русская история с конца 18 века до конца 19 века

 

 

царь Александр 2

 

русский царь Александр 2

 

Смотрите также:

 

Русская история   История России учебник для вузов   РОССИЯ В XIX 19 веке

 

Реформы Александра Второго   Реформы Александра 2  Манифест Александра 2 II Отмена крепостного права