<<< ИСТОРИЯ РОССИИ 19 ВЕКА. Правление Александра 2 Второго

  

 

 

 

Князь А. И. Васильчиков. Земские налоги на недвижимую собственность фабрик и заводов

 

 

Надо сказать, что земства с самого начала своей деятельности попали в очень тяжелые условия. Независимо от реакции, которая в это время распространилась в стране и в особенности в правительственных сферах и которая мешала в административном и политическом отношении развитию деятельности земств, не менее, если не более серьезным препятствием являлись те вообще плохие финансовые и экономические условия, в которых тогда была Россия и о которой я вам рассказывал, когда характеризовал деятельность и планы тогдашнего министра финансов Рейтерна.

 

Ввиду этого земства с самого начала встретили большие препятствия в развитии своей деятельности. Вы помните, что состояние как крестьянского, так и помещичьего хозяйства после крестьянской реформы представляло настолько глубокий кризис, что всякое увеличение обложения земли, помещичьей или крестьянской, разумеется, представлялось делом весьма трудным.

 

И мы видим, что в самом начале земской работы один из самых преданных земскому делу людей и, несомненно, один из лучших земских работников, князь А. И. Васильчиков, так характеризовал тогдашние русские условия:

 

«Русская земля,— писал он,— бедна, потому что она, т. е. земля, почва, в буквальном смысле слова, платит сверх сил, сверх того, что производит; потому что она оплачивает высшие государственные пользы сборами с низших разрядов плательщиков, всего менее участвующих в выгодах государственного устроения; потому что тягло частное, земское и казенное испокон веку лежало и продолжало лежать в России на земледелии, угнетая труд, и преимущественно труд хлебопашества, т. е. ту самую ветвь народной производительности, которая наиболее требуется для возделывания и оплодотворения необъятной площади Русской империи.

 

Слияние сословий, улучшение повинностей, поощрение сельского хозяйства,— все эти высокопарные заглавия, которые подписываются на всех современных реформах, сводятся окончательно к тому, чтобы найти кроме земли и земледелия другие источники доходности и распределить тягость сообразно этой доходности.

 

Этот труд, это раскрытие, может быть произведено только посредством земских и общественных учреждений, действующих на полных правах местного самоуправления».

 

И вот что касается прежде всего использования права самообложения, то в самом начале своей деятельности с этой точки зрения земства были поставлены в невозможность взять с земли, именно при таком тяжелом ее положении, сколько-нибудь значительные доходы. Понятно, что первые земские деятели, пользуясь в особенности тем, что в их среде преобладали представители земледелия, а не представители промышленности, попробовали эксплуатировать в значительной мерр промышленность и торговлю.

 

На первйх шагах своей деятельности земства, несомненно, с чрезмерным увлечением начали облагать торговлю и промышленность. Пользуясь тем, что в законе на этот счет было сказано довольно глухо и им предоставлялись довольно обширные права, они начинают облагать в некоторых местах гильдейские свидетельства в 2 *2 раза высшими сборами, нежели сборы, взимаемые с них казной. В других местах они начинают так сильно облагать лесопромышленников, что те иногда сокращают свою деятельность и даже, по утверждению Министерства финансов, разоряются.

 

Затем, в отношении фабрик и заводов перед земствами возникает вопрос, на что они могут налагать свои налоги: только ли на доходность фабричных и заводских зданий и на другую недвижимую собственность или же и на те обороты, которые совершают в этих заведениях промышленные капиталы? И вот, истолковав свои права в этом последнем смысле, земства начинают весьма значительно облагать фабрики и заводы.

 

Но, разумеется, уже в 1866 г., как только земства обнаружили такие тенденции, Министерство финансов, во главе которого стоял тогда Рейтерн, всячески старавшийся поощрять и оберегать крупную промышленность, увидело в таких стремлениях земств угрозу всем своим планам, не говоря уж о прямом подрыве возможности обложения этих же заведений и промышленного капитала со стороны казны, которая, как вы знаете, была в это время в очень трудном положении.

 

Поэтому Рейтерн с самого начала поднял шум против такой деятельности земств, и вот 21 ноября 1866 г. по инициативе Рейтерна внезапно издан был новый закон, который совершенно уничтожил всякий произвол земств в этой области. Именно, было установлено, что земства, во-первых, могут облагать только недвижимую собственность фабрик и заводов, совершенно в той же мере, в какой облагается всякая другая недвижимая собственность в данном районе, совершенно не касаясь торговых и промышленных капиталов, имеющих в данных заведениях оборот и обусловливающих высокую доходность этих заведений.

 

Что же касается торговых и промысловых капиталов и предприятий вообще, то земствам предоставлялось право облагать только торговые и промысловые свидетельства и документы, но не выше 10—25% того обложения, которое берет с них казна. Таким образом, вместо того чтобы получать в иных случаях в 2 12 раза больше, чем казна, земствам была предоставлена максймум четверть того обложения, которое могло взиматься с этих заведений казною, а с некоторых документов не более 10% казенного обложения.

 

Это, разумеется, сразу поставило земства в финансовом отношении в чрезвычайно трудное положение, потому что оказалось, что во многих местах у них была урезана возможность расширять свой бюджет, так как, хотя землю они могли облагать беспредельно, но, будучи сами представителями земли, они знали, что много с нее взять нельзя, а та сфера, где они думали взять львиную долю, была для них закрыта законом.

 

Земства чрезвычайно раздражительно отнеслись к этому закону и увидели здесь один из симптомов враждебного отношения к своим задачам и деятельности со стороны правительства, но едва ли были в этом даже правы, потому что мы видели, что инициатива в издании этого закона принадлежала тому министру, который не был, в сущности, реакционером и который, напротив того, был сторонником земского самоуправления, но наложил свою руку на самостоятельность земских учреждений в данном случае просто из боязни, что они подорвут возможность выполнения его общегосударственных финансовых планов.

 

На этой почве развилось много столкновений между земствами и правительством, и здесь уже, конечно, достаточно ярко выразилось в дальнейшем и то реакционное настроение правительства, которое вообще так резко тогда проявлялось, так что, например, в Петербургской губернии, где земство особенно упрямо и резко протестовало против закона 21 ноября .1866 г., и попробовало даже уклониться от его исполнения, была принята по отношению к земству максимальная кара: там на некоторое время земство было закрыто и все его дело передано в руки дореформенных учреждений. Это стеснение земских прав и отнятие у земства важного источника земских средств весьма разочаровало многих и в значительной степени повлияло наупадок земской деятельности.

 

 

 

К содержанию раздела: Русская история с конца 18 века до конца 19 века

 

 

царь Александр 2

 

русский царь Александр 2

 

Смотрите также:

 

Русская история   История России учебник для вузов   РОССИЯ В XIX 19 веке

 

Реформы Александра Второго   Реформы Александра 2  Манифест Александра 2 II Отмена крепостного права