<<< ИСТОРИЯ РОССИИ 19 ВЕКА. Правление Александра 2 Второго

  

 

 

 

Начальное образование. Головнинский устав 1864 года. Поощрительная система, субсидии сельским обществам за открытие школ. Училищные советы

 

 

Что касается начального образования, то в этом отношении деятельность Толстого была так же резка й энергична и имела тот же отрицательный характер, как и в отношении средней и высшей школы.

 

Начальное образование было тогда, как вы знаете, делом новым, начавшим развиваться лишь после крестьянской реформы. По Головнинскому уставу 1864 г., Министерство народного просвещения не взяло на себя организации этих школ, а предоставило учреждение их частной инициативе — инициативе частных лиц, обществ, городов, земств и различных других установлений.

 

На себя же Министерство народного просвещения приняло только надзор за правильной постановкой учения в открываемых школах, причем, однако, в распоряжение министерства должны были быть отпущены от казны и некоторые средства, именно 100 тыс. руб. в первый год, 200— во второй и 300 тыс. руб.— в третий — на пособия делу распространения начальных школ. Впрочем, только первый из этих отпусков денежных сумм был действительно сделан в 1864 г.; а в последующие годы деньги на школы отпускались лишь на западную окраину, специально для борьбы с полонизмом, и эти отпуски имели, таким образом, особую, чисто политическую цель. Ассигнованные для русских губерний 100 тыс. руб. должны были быть распределены между губернскими училищными советами, которые и являлись главными органами надзора за образованием в низшей школе.

 

Так как этих советов было в земских губерниях 34, то приходилось всего по 3 тыс. руб. на каждый из них; но и этих сумм они, в сущности, не получили, так как Толстой, взяв деньги в свои руки, дал им другое назначение и частью пустил на организацию кое-где образцовых министерских училищ; а отчасти — на учреждение учительски институтов или семинарий для учителей низших школ.

 

Фактически главную роль в открытии училищ сыграли земства, хотя, по положению 1864 г., такая их деятельность, в сущности, вовсе не предусматривалась, ибо в земском положении была одна лишь статья, включенная в него по инициативе петербургского и нижегородского дворянства, поддержанной графом М. А. Корфом, по которой земствам предоставлялось заботиться лишь о доставлении материальных средств для развития начального образования в земских губерниях и уездах. Но земства с самого начала распространительно толковали эту статью и считали одною из важнейших своих обязанностей всестороннее попечение о распространении народного образования в России.

 

Однако так как они обладали на первых порах весьма скудными средствами, то, конечно, первое время тут применялись иногда и не совсем удачные способы. Между прочим, по инициативе князя Васильчикова, большую роль в. этом деле сыграла так называемая поощрительная система, состоявшая в том, что земства сами не давали полного содержания на школы, а давали лишь субсидии тем сельским обществам, которые у себя соглашались открывать школы.

 

Но уже скоро земства убедились, что, по своему экономическому положению и малокультурному состоянию, крестьяне не могут и не хотят отпускать средств на школы и что максимум, что они могли делать, это приглашать для обучения своих детей отставных унтеров и пономарей, т. е. учреждать весьма плохо поставленные так называемые школы грамоты. Земства поэтому пришли очень скоро к убеждению, что им приходится дело начального просвещения народа взять целиком в свои руки.

 

Так как во главе этого дела, по уставу 1864 г., были поставлены училищные советы, то, конечно, от состава их и отношения к земству многое зависело. Училищные советы были губернские и уездные. Губернские советы были органами, чрезвычайно неудачно устроенными. При проектировании их Головнину приходилось бороться с теми покушениями, которые делало, при первоначальном обсуждении этого дела в 1861 г., духовное ведомство, которое тогда требовало, чтобы в его руки было совершенно передано все дело начального народного образования, причем на стороне духовенства был, между прочим, и консервативно настроенный предшественник Головнина граф Путятин.

 

Чтобы избежать этого, Головнин пошел тогда на компромисс и согласился, чтобы председателями губернских советов были архиереи, а членами их были губернатор, два представителя Министерства народного просвещения и два члена от земства, но чтобы зато самые советы состояли в ведомстве Министерства народного просвещения. Эти советы были, конечно, весьма неповоротливыми и, в сущности, мертвыми учреждениями, так как и архиерей, и губернатор были поглощены своими прямыми делами.

 

Уездные училищные советы составлены были из представителя Министерства народного просвещения, обыкновенно заведующего местным уездным училищем, представителями Министерства внутренних дел, которого рекомендовалось избирать из местного дворянства, и двух членов от земства. Председателей своих уездные советы выбирали сами, и обычно это и был один из членов от земства. Эти советы склонны были действовать рузд об руку с земством, и это упрочивало с самого же начала позицию последнего в деле школьной политики и борьбы.

 

Когда в 1866 г. Толстой вступил на пост министра народного просвещения, он подверг это положение дел резкой критике и немедленно составил проект учреждения в каждой губернии должности особого министерского инспектора, который должен был бы смотреть за тем, чтобы дело не попадало в «злоумышленные» руки. Эти инспекторы были учреждены в 1869 г., причем Толстой через год во всеподданнейшем отчете о состоянии учебного дела уже позволил себе утверждать, что деятельность училищных советов и земства никуда не годится, а одни только инспекторы исполняют свое дело прекрасно. Но, конечно, самого поверхностного взгляда достаточно, чтобы понять, что один инспектор на губернию не мог даже фактически ознакомиться с этим делом и, в сущности, являлся бессильным даже и в смысле надзора за школами.

 

Толстой, стремясь, однако, отобрать у советов дело начального образования, скоро выхлопотал другое высочайшее повеление, утвердившее особую инструкцию о деятельности этих инспекторов, при составлении которой уже значительно вышел из рамок существовавшего устава. По уставу, училищные советы были поставлены довольно независимо. На губернские советы жалобы могли подаваться только в Сенат, и даже попечители учебных округов могли сноситься с ними только как с посторонними, не подчиненными им учреждениями и не могли им давать предложений, и, в свою очередь, советы не обязаны были представлять попечителям отчетов в своих действиях.

 

Несмотря на это независимое, по уставу, положение советов, Толстой стремился при помощи своих агентов, инспекторов, прибрать дела советов к рукам. Для этого в инструкции инспекторам он стремился в их руки передать не только надзор, но и заведование учебной частью, а отчасти и назначение учителей, которое, по уставу 1864 р., всецело зависело от содержателей школ, причем их право самостоятельного выбора учителей, по уставу, ограничивалось лишь тем, что они должны были выбирать их из числа лиц, получивших право быть учителем от этих уездных советов. Но, конечно, все кончившие какое-либо учебное заведение лица такое право легко получали, и выбор, таким образом, был довольно широк.

 

 

 

К содержанию раздела: Русская история с конца 18 века до конца 19 века

 

 

Русский царь Александр 2

 

русский царь Александр 2

 

Граф Дмитрий Андреевич Толстой

 

Граф Дмитрий Андреевич Толстой

 

Смотрите также:

 

Русская история   История России учебник для вузов   РОССИЯ В XIX 19 веке

 

Реформы Александра Второго   Реформы Александра 2  Манифест Александра 2 II Отмена крепостного права