<<< ИСТОРИЯ РОССИИ 19 ВЕКА. Правление Александра 2 Второго

  

 

 

 

Выработка нового городового положения. Прусская классовая система – деление плательщиков налога на три класса

 

 

В таком положении было дело, когда остальные города Российской империи, движимые общим либеральным движением, общим сознанием всего русского общества необходимости проявления известной самостоятельности, желая вырваться из административной опеки после Крымской войны, стали в конце 50-х и начале 60-х годов просить о распространении на них петербургского положения, которое они, конечно, довольно плохо знали и понимали, но которое казалось им многообещающим.

 

Правительство и распространило это положение в 1863 г. на Москву и Одессу.

 

Сверх того, когда правительство увидело, что такие ходатайства продолжают поступать, притом не только со стороны городов, но даже и от многих дворянских провинциальных обществ, то это на него подействовало, ибо в то время в правительстве преобладало еще прогрессивное настроение, и тоща же решено было выработать новое городское положение: 20 июля 1862 г. последовало высочайшее повеление о том, чтобы безотлагательно приступить к выработке нового городового положения для всех городов в России.

 

Министр внутренних дел, которым тогда уже был Валуев, тотчас же издал циркуляр губернаторам, которым предлагал учредить особые комиссии для обсуждения и выяснения этого вопроса.

 

Таким образом, правительство предоставило в этом случае самим представителям общества довольно широкое участие в первоначальном обсуждении этого дела, и мы видим, что таких местных комиссий было образовано целых 509; все они представили свои соображения, свои пожелания, которые, в сущности говоря, не основывались ни на каком опыте, свидетельствовали в большинстве случаев о плохом представлении членов этих комиссий относительно возможных форм городского самоуправления, но были одушевлены либеральными стремлениями, причем в них правильно указывалось на связь существующего строя и его всепроникающего административного попечения тогдашним печальным положением городского хозяйства; однако дальше общих мест эти положения не шли и в них не было даже определенного требования, чтобы прежде всего городское самоуправление пользовалось правом самообложения, без которого на деле ничего не могло выйти.

 

Когда Министерство внутренних дел получило все эти работы, оно сделало из них сводку и на основании этой сводки и общих теоретических данных и сведений об устройстве городского самоуправления на западе выработало общий проект, который был готов в 1864 г. Этот проект поступил на заключение барона Корфа, тогдашнего главноуправляющего кодификационным отделом, который сообщил на него несколько более или менее дельных замечаний, с которыми проект этот и был внесен в Государственный совет 1866 г. Но через несколько дней —4 апреля — последовал выстрел Каракозова, который, как мы видели, внес в умы необыкновенное смущение и дал опору реакции, утвердившейся в это время. Государственный совет, смущенный новым правительственным настроением, оставил дело без рассмотрения, и оно пролежало так вплоть до 1868 г., т. е. целых два года, а затем, когда оно было наконец поставлено на обсуждение Совета, то министром внутренних дел был уже Тимашев, настроенный более реакционно, чем Валуев.

 

Государственный совет вернул ему для ознакомления проект его предшественника. Тимашев продержал у себя этот проект около года, и в 1869 г. внес его опять в Государственный совет без существенных изменений. Тогда Государственный совет, приступив к его рассмотрению по существу, нашел, что этот проект был составлен в Министерстве внутренних дел без участия представителей городских обществ, и, придравшись к этому, постановил, что Министерство внутренних дел должно пригласить к его обсуждению представителей этих обществ. Были приглашены шесть провинциальных городских голов и два столичных, и при их участии проект был снова рассмотрен.

 

Можно думать, однако, что едва ли это участие представителей общества поправило в данном случае проект к лучшему, ибо именно в этой комиссии было заявлено о том, что опасно без оговорок вводить всесословное, хотя бы и цензовое, избирательное право, и так как по министерскому проекту предполагалось ввести в состав избирателей всех плательщиков каких бы то ни было городских налогов, то в этой комиссии было указано, что, может быть, этот мелкий демократический элемент своею численностью подавит более зажиточные слои, и тут-то было введено чрезвычайно вредное новшество, заимствованное из Пруссии, которое, несомненно, испортило проект и исказило городское самоуправление.

 

Это была так называемая прусская классовая система, которая заключалась в том, что предложено было всех плательщиков налога разделить на три класса, из которых каждый должен был составить особую курию. Разделение это должно было быть сделано соответственно размеру платимых избирателями податей: должны были составляться в нисходящем порядке списки всех плательщиков городских налогов, причем по этим спискам сперва должны были отсчитываться лица, платящие высшие налоги, пока, таким образом, не составлялась одна треть суммы всех налогов; эти лица и составляли первую курию.

 

Эту первую треть налогов уплачивали в городах очень немногие крупные плательщики, и первая курия должна была, таким образом, составляться из нескольких десятков лиц. Затем плательщики, платившие следующую треть городских налогов, составляли вторую курию — их могло быть несколько сотен, и, наконец, все остальные плательщики, уплачивавшие последнюю треть,— а их, очевидно, были в значительных городах уже тысячи,— составляли третью курию, и каждая курия должна была выбирать равное число гласных. Таким образом, одна треть состава городской думы ставилась в зависимость от выбора нескольких десятков богатых людей, другая — от выбора некоторой группы лиц среднесостоятельных и только одна треть отдавалась на долю многолюдной городской цензовой мелкоты.

 

Вот на каких в конце концов основаниях был выработан новый проект, который был затем внесен в Государственный совет, здесь был обсужден, опять-таки при участии двух столичных городских голов, и наконец 18 июня 1870 г. получил силу закона.

 

 

 

К содержанию раздела: Русская история с конца 18 века до конца 19 века

 

 

Русский царь Александр 2

 

русский царь Александр 2

 

Смотрите также:

 

Русская история   История России учебник для вузов   РОССИЯ В XIX 19 веке

 

Реформы Александра Второго   Реформы Александра 2  Манифест Александра 2 II Отмена крепостного права