<<< ИСТОРИЯ РОССИИ 19 ВЕКА. Правление Александра 2 Второго

  

 

 

 

Железоделательные заводы и суконные фабрики после реформы 19 февраля. Промышленность России после крестьянской реформы

 

 

Если мы возьмем область фабрично-заводской промышленности, то мы увидим, к удивлению многих, может быть, что и тут, немедленно после освобождения от крепостного права, никакого расширения производства, никакого увеличения количества фабрик и заводов не произошло.

 

Это, на первый взгляд, особенно странно. Вы знаете, что купцы и промышленники-недворяне, владевшие фабриками и заводами, особенно ждали крестьянской реформы, и совершенно основательно, потому что для процветания их дел, для развития вообще фабричного дела в России нужны были свободные, выброшенные на рынок рабочие руки.

 

Реформа 19 февраля, казалось бы давала эти руки, так как крестьяне, с одной стороны, освобождались от крепостной зависимости, а с другой стороны, их наделили не так хорошо, чтобы они все могли держаться за землю.

 

Оказалось, однако, что и тут дело обстояло на первых порах не так благоприятно для промышленников и фабрикантов, как можно было ожидать. Во- первых, значительное число фабрик и заводов находилось еще на посессионном праве, т. е., следовательно, работу свою производило рабочими не наемными, а прикрепленными к этим заводам. В таком положении находились особенно железоделательные заводы и многие суконные фабрики.

 

Как только эти рабочие получили свободу, так сразу тяжелые материальные условия, в которых они находились до тех пор, и долго накоплявшееся недовольство и справедливая ненависть к своему подневольному быту заставили их толпами бросать работу и уходить с заводов. Поэтому во многих' случаях заводам в первое время после реформы приходилось или останавливаться, или сокращать свое производство.

 

В книге М. И. Туган-Барановского «Русская фабрика» приводятся весьма любопытные данные, например, относительно Кувшинского завода. Этот завод в 1857 г. выплавил 479 тыс. пудов чугуна; в 1862 г.—313 тыс. пудов и даже в 1868 г., спустя семь лет после реформы, когда, казалось бы, уже можно было ориентироваться в новом положении, его производство достигло только 353 тыс. пудов. Такое положение было общим для Урала.

 

Мы видим, что все уральские заводы давали в 1860 г. 14 500 тыс. пудов; в 1861 г.— только 14 200 тыс. пудов; в 1862 г.—лишь 10 400 тыс. пудов; в 1863 г. выплавка стала несколько повышаться, но не достигла уровня 1860 г. и была равна 11 400 тыс. пудов; в 1867 г. она была все-таки только 12 400 тыс. пудов и лишь к 1870 г. стала приходить к прежней норме, а затем и перерастать ее.

 

Лишь в 70-х годах мы видим рост производства на железных заводах значительно больший, чем в дореформенное время, и последовательно увеличивающийся затем до наших дней. Значит, потребовалось целых десять лет железоделательным заводам, чтобы освоиться с новым положением, сулившим им такие выгоды.

 

То же самое мы видим и в деле суконного производства, потому что, как вы помните, и эти фабрики в значительной мере были посессионными. Поэтому и здесь потребовалось хотя и не такое большое количество лет, но все же лет пять-шесть, чтобы производство начало действительно увеличиваться.

 

К удивлению, мы это же видим даже и относительно фабрик бумаготкацких, которые и в дореформенное время были на вольном труде, вследствие чего их положение, казалось бы, должно было немедленно же после реформы улучшиться. Дело в том, что тогда значительная часть наших бумаготкацких фабрик все еще работала на английской пряже и это время как раз совпало с тяжелым торгово-промышленным кризисом в Англии, отчасти подорвавшим возможность получения пряжи по прежним ценам. Поэтому мы и здесь видим некоторое ухудшение в первые годы после реформы.

 

Эти обстоятельства, зависевшие от потрясения, произведенного крестьянской реформой, или совпавшие с ним, отразились и на внутренней торговле в России. Очень ярким показателем этого является цифра оборотов Нижегородской ярмарки. Ярмарки вообще имели гораздо ббльшее значение, чем в последующее время, когда они начали уступать место более современным способам оптовой торговли. В 1860 г. обороты Нижегородской ярмарки равнялись 105 млн. руб., а в 1861 г. они составили только 98 млн. руб., в 1862 г.—ЮЗ млн. руб., в 1863 г.— 103 млн. руб. и только в 1864 г. они превысили цифру оборотов 1860 г., достигнув 111 млн. руб, а затем стали значительно возрастать и дальше.

 

Вот та картина пореформенных хозяйственных отношений России, которую можно выразить в цифрах. Вы видите, что положение промышленности, как сельскохозяйственной, так и всякой другой, в это время было далеко не льготным и что до расцвета капиталистического хозяйства в это время было еще весьма далеко.

 

 

 

К содержанию раздела: Русская история с конца 18 века до конца 19 века

 

 

Русский царь Александр 2

 

русский царь Александр 2

 

Смотрите также:

 

Русская история   История России учебник для вузов   РОССИЯ В XIX 19 веке

 

Реформы Александра Второго   Реформы Александра 2  Манифест Александра 2 II Отмена крепостного права