<<< ИСТОРИЯ РОССИИ 19 ВЕКА. Правление Александра 2 Второго

  

 

 

 

Рост бывшего крепостного населения после отмены крепостного права по данным ревизий и переписей 19 века в России

 

 

Если, однако, мы примем в расчет данные всех ревизий, бывших в 19 веке в России, то мы увидим, что, собственно говоря, рост населения в 19 веке изменялся не совсем так, как это представляет себе г. Огановский. Именно, если мы проследим, начиная с пятой ревизии, произведенной в самом конце XVIII в., изменение количества населения в России до народной переписи 1897 г., т. е. как раз за сто лет XIX в., то мы увидим, что в России по пятой ревизии числилось населения около 36 млн. душ обоего пола, причем в состав этих 36 млн. причислено (приблизительно) и население присоединенных при Екатерине областей; а если брать только области, входившие в состав России до Екатерины, в них было по пятой ревизии только 29 млн. душ.

 

Затем, следующая ревизия, шестая, происходила как раз накануне Отечественной войны, в 1811 г., и обнаружила значительный рост населения: именно, за 14 лет, оно увеличилось с 36 млн. до 41 млн. душ. Далее, по седьмой ревизии, произведенной непосредственно после Отечественной войны, население, в общем для всей Российской империи, еще увеличилось — почти до 45 млн. душ. Но надо сказать, что в состав последней цифры включено и население новых территориальных приобретений — именно Царства Польского, где было тогда около 3 млн. населения, Бессарабской области (около 300 тыс. душ) и великого княжества Финляндского (более 1 млн. душ), не упоминая уже о кавказских владениях, где население в то время было сосчитать довольно трудно. Таким образом, мы должны сказать, что если мы и видим общее увеличение населения в период между шестой и седьмой ревизиями, то только благодаря этим территориальным приобретениям.

 

Если же мы исключим эти территориальные приобретения, то получим, по исчислениям академика Германа, сделанным в 20-х годах XIX в.4, что в тогдашней России, без Царства Польского, Финляндии и Бессарабии, но с частью Какваза и с сибирскими губерниями, в 1811 г. населения мужского пола было 18 800 тыс. душ. в круглых цифрах, а через четыре года оно уменьшилось почти на миллион душ и равнялось лишь 17 900 тыс. душ. Если мы примем в расчет, что ежегодный прирост населения в предшествующие годы составлял больше 1 %, как оно и было в действительности, то мы должны были былы ожидать увеличения его за четыре года приблизительно на 750 или 800 тыс. душ, а вместо того мы имеем убыль почти в 1 млн. душ, т. е. в общем должны констатировать, что вся убыль (вследствие Наполеоновский войн) былы более 1 1г млн. душ одного только мужского пола. Наполеоновские войны, таким образом, не только поглотили весь нормальный прирост населения, но прямо произвели его абсолютную убыль.

 

Затем, когда Наполеоновские войны кончились, то население стало вновь быстро возрастать несмотря на существование крепостного права, и это нисколько не противоречит и наблюдениям в других странах, ибо нигде рабство не вело, в сущности, к уменьшению населения; оно доводило население до весьма тягостного состояния, но известно, что и тогда население в странах, где естественные условия дают к этому возможность, продолжает нередко размножаться.

 

И действительно, в 30—40-х годах в России население росло весьма сильно, и если вы возьмете данные девятой ревизии, то увидите значительный прирост населения, потому что, по ревизии 1815 г., во всей Российской империи, со всеми территориальными приобретениями Александра I, было менее 45млн. душ обоего пола, а в 1851 г. размеры населения (по Кеппену) дошли в ней до 68 млн. душ обоего пола. Итак, вы видите, что за этот небольшой промежуток времени — за 36 лет — население увеличилось больше чем в полтора раза, несмотря на то, что в это' время уже никаких территориальных приобретений не было, причем в число этих 36 лет входили 1848-й холерный год, когда население, благодаря тогдашнему неумению бороться с холерой, убыло почти на 1 млн. душ, и ряд бедственных, неурожайных лет (1820—1821, 1833, 1839—1840, 1843— 1846, 1848).

 

Затем между девятой и десятой ревизиями за краткий промежуток в семь лет — десятая ревизия была произведена перед крестьянской реформой в 1858 г.— мы видим, что население опять значитёльно выросло и общее его количеотво дошло до 74 млн. душ. Следовательно, в общем, рост был и в это время велик, несмотря на то, что тут опять были бедственные годы, когда рост населения сильно задерживался,— именно, Крымская война, которая дала уменьшение в росте населения, по крайней мере, на полмиллиона душ.

 

Таким образом, мы видим, что и в крепостное время, если брать все население России, то оно росло весьма заметно. Следует, однако, отметить, что в это время число собственно крепостных крестьян не только не прибывало между восьмой и девятой и между девятой и десятой ревизиями (до этого времени и оно прибывало весьма значительно), а даже слегка уменьшалось; но это опять-такие не свидетельствует о прекращении его роста, а только о том, что и во время крепостного права значительное количество крепостных крестьян уходило из своего состояния — во-первых, путем отпуска на волю отдельных селений: хотя мы и знаем, что отдельные случаи освобождения крепостных имений не давали больших цифр, но все-таки они составили за это время десятки тысяч, вообще же начиная с 1804 г. дали больше ста тысяч душ мужского населения.

 

Затем, значительная часть крепостных дворовых людей и крестьян откупалась одиночками и отдельными семьями, и для этой категории никакой статистики не существовало, а несомненно все-таки, что в сумме и они составляли некоторый процент. Затем, при Киселеве казна специально покупала у помещиков имения, и в составе таких имений было куплено около 54 тыс. душ; это опять-таки дало известную убыль в числе крепостных крестьян. Затем, самочинно путем бегства уходило из крепостной зависимости также значительное число людей, и немалое число их ежегодно ссылалось в Сибирь и по судебным приговорам, и по требованию помещиков. Но самая значительная убыль происходила путем рекрутских наборов, которые назначались для каждой губернии через год, а иногда ежегодно и брали от 5—10 человек с тысячи мужских душ.

 

В общем они уменьшили численность крепостного населения между восьмой и десятой ревизиями не менее чем на 1 Уг млн. душ6. Таким образом, мы можем, как мне кажется, прийти к довольно обоснованному выводу, что численность крепостного населения не увеличивалась между восьмой и девятой ревизиями и даже несколько уменьшилась между девятой и десятой ревизиями вовсе не потому, что в это время уменьшился естественный прирост населения, а просто потому, что значительная часть крепостных людей перечислена была в это время в другие разряды населения.

 

Все это я привожу для того, чтобы ограничить те оптимистические выводы, которые напрашиваются при виде значительного роста бывшего крепостного населения после отмены крепостного права, сравнительно с тем, какой будто бы был при крепостном праве. Если взять всю первую половину XIX столетия, то рост населения в эту эпоху был действительно несколько меньше, чем во вторую его половину,— виною этому был ряд войн и такие бедствия, как холера; но после Наполеоновских войн, несмотря на наличность в это время двух холерных и целого ряда неурожайных годов, рост населения был относительно почти так же велик, как после освобождения крестьян.

 

 

 

К содержанию раздела: Русская история с конца 18 века до конца 19 века

 

 

Русский царь Александр 2

 

русский царь Александр 2

 

Смотрите также:

 

Русская история   История России учебник для вузов   РОССИЯ В XIX 19 веке

 

Реформы Александра Второго   Реформы Александра 2  Манифест Александра 2 II Отмена крепостного права