Сергей Капица. Общая биология 18-19 веков

 

 

Карл Линней - ВИДЫ РАСТЕНИЙ

 

Линней написал ряд книг, главным образом по ботанике, из которых главная – «Виды растений» – является трудом, оказавшим исключительное влияние на все развитие систематики в биологии. Несмотря на то, что система Линнея была искусственной, введенный им биноминальный принцип наименования сохранил свое значение и стал общепринятым. Подход Линнея получил свое завершение в знаменитой «Системе Природы».

 

Мы приводим предисловие к «Видам растении» (1753).

 

ВИДЫ РАСТЕНИЙ

 

Предисловие

 

Благосклонный читатель.

 

Как существо чувствующее, человек созерцает мир, представляющий театр Всемогущего и наполненный величайшими чудесами, свидетельствующими о его всеведающей мудрости. Человек – своего рода гость, и, участвуя в радостях жизни, ему должно признавать величие Господа. Недостоин внимания был бы тот, кто, подобно скоту, стремился бы лишь угодить своему чреву и не знал бы цены и величия дел своего хозяина.

 

Чтобы быть достойными гостями в нашем мире, нам следует подробно рассмотреть дела Творца, которые это верховное существо столь тесным образом связало с нашим благополучием, что мы не нуждаемся ни в чем необходимом, и чем больше мы понимаем Его дела, тем больше они дают пользу людям.

 

Чтобы приобрести знания о них, необходимо соединить между собой точное и определенное понятие  с определенным названием . Пренебрежение этим приведет к тому, что все множество вещей нас подавит и всякий обмен сведениями прекратится из‑за отсутствия общего языка.

 

Таким образом возникли естественные науки, объединяющие в физике  и химии  элементы природы, а в зоологии, ботанике  и минералогии  – три царства Природы.

 

 

Мне доставляет радость представить здесь ботанику как особый предмет моих занятий, в которой ранее были известны лишь немногие растения, а сегодня же обилие материала сделало ее наиболее обширной из наук.

 

Неистощимым усилиям ученых последнего времени, среди которых особо следует назвать Клаузиуса, Колонна , братьев Богенов, Эрманна, Рода, Шерарда, Рейя, Плюкнета, Турнефора, Плюмьера , Вайанта, Диллениуса, Гмелина  и других, мы обязаны знаниями о гораздо большем числе растений, чем то, которое было известно в древпости.

 

Ранее знание растений заключалось в сведениях о произвольных названиях, запечатленных в памяти , и подкреплялось рисунками.

 

Порядок, помогающий памяти и придающий науке твердую основу, был установлен мудростью систематиков, в первую очередь таких выдающихся людей, как Гезнер, Чезальпино, Ваугин , Морисон, Эрманн, Турнефор, Вайаит, Диллениус  и другие.

 

Ариаднина нить систематиков обрывается родами . Их я стремился продолжить видами , создав соответствующие отличительные признаки, чтобы их точно определить, поскольку всякое истинное знание основано па знании вида . Если этого нет, то любая запись становится неопределенной, как в записях различных путешественников .

 

Для того, чтобы глубже познакомиться с видами растений, я посетил горы Лапландии , проехал через всю Швецию , часть Норвегии, Дании, Германии, Нидерландов, Англии, Франции . Я усердно изучил ботанические сады Парижа, Оксфорда, Челси, Гарткампа, Лейдена, Утрехта, Амстердама , Упсалы  и других мест. Я просматривал гербарии Бурсера, Эрманна , Клиффорда, Бурмана, Ройэна, Слоана, Шерарда, Бобарта, Миллера . Суриана, Турнефорта, Вайонта, Жюссье, Бэка  и других. По моему побуждению мои некогда любимые студенты отправились за границу: Калм  в Канаду, Хассельквист  в Египет, Осбек  в Кптай, Лоэфинг  в Испанию. Монтен  в Лапландию, и оттуда они присылали мне собранные растения. Более того, из различных стран мои друзья ботаники посылали мне много семян и высушенных растений – в особенности Жюссье,Ройэн,Г еспет, Вахендорф, Сибтроп, Монти, Гледич, Крашенинников, Минуарт, Велец, а также барон Мюнхаузен , барон Билке , барон Ратгеб , дворяне Демидов, Коллинсов Торен, Брад  и другие. Клиффорд  дал мне все свои дубликаты, Лагестром  – многие экземпляры из Восточной Индии, Гроновиус  – растения из Виргинии и Гмелин  – почти все растения из Сибири, Со‑– всю свою коллекцию – редчайший и неслыханный случай, благодаря которому я приобрел необычно богатое собрание растений.

 

До того как я укажу на определенные отличительные признаки для немалого числа растений лапландской флоры, флоры Швеции  и Зеландии , растений из гербария Клиффорда  и Упсалы , я замечу, что выдающиеся ботаники Гроновиус , Ройэн, Вахендорф, Гортер, В . Жюссье, Ле Моньер , Гэтард, Далибар , Соваж, Колден и Хилл  приняли те же принципы. В некоторой степени то же сделали Галлер, Гмелин  и другие, чьи труды привели к установлению ряда новых видов.

 

Ради всех изучающих ботанику, эти рассеянные названия я намереваюсь собрать вместе, прибавив сюда растения, недавно приобретенные, и сведя все в единую систему. Хотя многие виды  будут еще найдены, более яркие и приметные признаки  будут еще обнаружены и более точные названия  будут предложены, я должен был иногда исправлять отличительные признаки, как бы превосходны они ни были.

Нелегко определить существенные признаки для видового названия. Действительно, для этого требуется хорошее знание многих видов , весьма тщательное исследование частей растений , выбор отличительных признаков  и, наконец, такое обращение с терминологией  чтобы описать их наиболее кратко и уверенно.

 

Чтобы не смешивать сомнительные растения с теми, которые установлены точно, я опустил все, что не видел, поскольку часто был обманут другими авторами. Если же случалось, что я не мог как следует изучить растение или же я располагал дефектным экземпляром, то это отмечено знаком «†», чтобы другие могли предпринять более полное рассмотрение. Если же, Бог даст, кто‑либо пришлет мне растения, не названные в этой небольшой книжке, то в следующем издании я их опишу с почетным упоминанием их предоставившего.

 

Число растений во всем мире несомненно гораздо меньше, чем считалось, и я на основании достаточно точных оценок полагаю, что их число едва достигает 10 000.

 

Общеупотребительные названия я вынес на поля книги с тем, чтобы просто представить одно растение одним названием; правда, эти названия я приводил без особого выбора, оставив это для другого случая. Однако я хотел бы со всей серьезностью предупредить всех разумных ботаников не предлагать общеупотребительные названия без соответствующих характерных отличий, чтобы не допустить возврата науки к прежнему несовершенству.

 

Для европейских растений я включил очень небольшое число синонимов, удовлетворившись выдающимся «Иллюстратором » С. Баугина.  Однако для экзотических растений указано несколько синонимов, поскольку они сильнее различаются и менее привычны.

Чтобы сделать справочник доступным для начинающих, в сомнительных случаях необходимо было добавить описания, исключающие какие‑либо неопределенности.

 

Место произрастания  указано обычным для меня образом. Для более известных растений кустарники  отмечены знаком ħ, многолетники ʮ, двухлетники ♂ и однолетние растения ʘ.

 

Я использовал (и добавил) несколько новых родов , некоторые я не изменил  и в новом издании «Родов растений» в скором времени я предполагаю их привести.

 

Я никогда не возвращал стрелы моих противников. С невозмутимым сознанием я переносил жестокие нападки, обвинения, издевки и насмешки (во все века награждающие труды выдающихся людей). Я не завидую их авторам, если они так добиваются славы у толпы. С этим я примиряюсь, не пошевелив пальцем, и не стоит ли мне сносить всю эту несправедливость, если я награжден высшими похвалами истинных и действительно признанных ботаников, с которыми мои противники должны считаться. Ни мои трудно прожитые годы, ни положение, которое я занимаю, ни мой характер не позволяют мне воздать моим врагам око за око, зуб за зуб, и то недолгое время, которое мне осталось, я спокойно уделю более полезным наблюдениям. Явления природы следуют своим законам, и так же как ошибки в суждении о них не могут быть оправданы, истина, опирающаяся на наблюдения, не может быть растоптана даже целым сонмом ученых. Пусть судят меня внуки, ибо:

 

Зависти пища – живой; как умрешь, успокоится зависть.

Каждому будет тогда в меру зависти почет.[1]

 

Написано 2 мая 1753 года в Упсале.

 

Карл Линней

Линней

 

К содержанию: Сергей Петрович Капица: Жизнь науки

 

Смотрите также:

 

возникновение систематики - Карл Линней шведский врач...

 

Классификация растений. Карл Линней  Карл Линней - шведский ученый

 

Богомолы. Как размножаются богомолы эмпузы

Карл Линней дал такое научное название обыкновенному богомолу – мантис религиоза. Что значит «религиоза», понятно без объяснений, «мантис» — по-гречески «пророк»...

 

Перелётные бабочки – куда улетают и где зимуют бабочки

Карл Линней считал, что даже ласточки перезимовывают на дне моря. Натуралисты в его время еще ничего, по сути дела, не знали о перелетах птиц.

 

кислород был открыт несколько раз. Первые сведения о нем...

Два года спустя Шееле переехал в Упсалу, где в университете работали такие знаменитые ученые, как ботаник Карл Линней и химик Торберн Бергман.

 

ОБЩАЯ БИОЛОГИЯ И ГЕНЕТИКА. Медицина нового времени

К. Линней был избран членом академий наук Германии (1754), Швеции (1739), Великобритании (1753), России (1754), Франции (1762).

 

 Перепончатокрылые. Муравьи. Какие насекомые живут вместе...

О том, что муравьи доят тлей, знал уже Карл Линней. Поэтому великий систематик и назвал тлю муравьиной коровой

 

ЖЕНЬШЕНЬ КАК ОН ЕСТЬ. сколько лет растет женьшень

Родовое название, присвоенное женьшеню Карлом Линнеем в 1753 г., происходит от греческих слов

 



[1] Овидий. Песни любви, I, 15, 39, пер. Н. И. Шатерникова.