Сергей Капица. Учёные 19-20 веков

 

 

Докучаев - РУССКИЙ ЧЕРНОЗЕМ

 

Предисловие Докучаева к «Русскому чернозему».

 

РУССКИЙ ЧЕРНОЗЕМ

 

ПАМЯТИ АЛЕКСЕЯ ИВАНОВИЧА ХОДНЕВА

 

«Ein Menschenleben wiirde, bei der unen‑dlichen Grosse des Raums, kaum hinreichen, alle die verschiedenen lithologischen Mischungen und Uebergdnge des Tschernosem und seiner Sipp‑schaft , ihreloHalen Eigenthumlirhkeiten, verschie‑dcnartigp. Fruchtbarheit Unterbodent Ablagerung etcgrundlich untersuclien und beschreiben zu wollcn...»

Wangenheim von Qualen[1] 

 

В ноябре 1876 г., по предложению покойного А. И. Ходнева и проф. А. В. Советова, была образована при 1‑м отделении Вольного экономического общества специальная комиссия для разработки программы новых исследований русского чернозема; кроме означенных лиц, в ее состав вошли еще проф. М. Н. Богданов и автор предлагаемого труда. На основании особого доклада  одного из своих сочленов, «комиссия сочла необходимым разделить предстоявшие работы на две совершенно самостоятельные части : 1) псследовалия геолого‑географические  и 2) исследования физико‑химические ; первый ряд исследований решено было возложить на специалпста‑геолога, поручив ему: а) посетить по возможности большую часть тех местностей и пополнить те пробелы в геологическом и географическом отношениях,  на которые указано в упомянутом докладе ; б) пересечь черноземную полосу Европейской России в ее наиболее типичных местах: один раз с севера на юг, другой – с востока па запад; в) собрать в достаточном количестве образцы типичного  чернозема из разных местностей; г) взять образцы всех почв, переходных от настоящего чернозема к почвам: заведомо лесной, торфянистой  и солончаковой , равно как и этих последних, с их местными названиями; д) запастись полной коллекцией различного рода подпочв  чернозема и е) собрать по возможности  сведения, с одной стороны, о степени истощенности той или другой полосы чернозема, а с другой – о хлебах, наиболее успешно растущих на данном черноземе».

 

 

Такой план исследований без всяких изменений был одобрен 1‑м Отделением, Советом и Общим собранием Вольного экономического общества, которое 24 февраля 1877 г. и постановило приступить летом того же года к началу работ. Совету общества угодно было возложить на меня исполнение первой половины  (1) программы, причем выражалось желание, чтобы геологические исследования окончились в течение двух летних каникул, следовательно, в промежуток времени около 8 месяцев.

 

Так как площадь черноземной полосы России занимает около 80–90 миллионов десятин, то, чтобы хотя бы в общем  исполнить данную мне задачу,– чтобы видеть хотя главнейшие  пункты исследуемой территории, мне пришлось сделать в течение 8 летних месяцев около 10000 верст.

 

Само собою понятно, что при таком громадном пространстве, несмотря на деятельную помощь (в 1878 г.) кандидата С.‑Петербургского университета П. А. Соломина, по было физической возможности  входить во время экскурсий в рассмотрение различного рода детальных  вопросов о черноземе; ясно, что не в моих средствах было останавливаться на фактическом  решении многих практических вопросов,  может быть и важных, но имеющих, песомненно, местные  характер и интерес; как увидит читатель ниже, я исключительно преследовал общие  задачи и стремился по возможности изучить чернозем с научной естественно‑исторической  точки зрения; мне казалось, что только на такой  основе, и только после  всесторонней научной установки этой основы, и могут быть построены различного рода действительно практические меры  к поднятию сельского хозяйства черноземной полосы России.

 

Как бы там ни было, но задача, возложенная на меня Вольным экономическим обществом, была псполпепа, с формальной стороны, вполне уже» к. концу 1878 г.: в октябре этого года были сданы мною Обществу и почвенные коллекции, и предварптельпые отчеты.

 

Продолжая в 1878–1880 гг. обработку собранного мною материала, я пришел, между прочим, к таким выводам относительно почв юго‑за‑падной России , которые стояли в весьма сильном противоречии с общепринятыми понятиями о черноземе данной местности, были так неожиданны, так трудно объяснимы и важность которых в научном и практическом отношениях была так велика, что я решил летом 1881 г. еще раз посетить юго‑западную Россию и заглянуть в ее наиболее глухие уголки . Смысл этой экскурсии был настолько очевиден, что С.‑Петербургское общество естествоиспытателей нашло возможным уделить мне пз своих крайне скудных денежных ресурсов необходимые средства для окончательного решения упомянутых выводов; почти во все время летппх работ 1881 г. со мной экскурсировал кандидат‑агроном А. И. Кытманов, содействие которого, а отчасти и средства, дали мне возможность значительно расширить подлежавший район исследования.

 

Почти сейчас же по окончании этих работ, зимой 1881 г., Нижегородское губернское земство решило подвергнуть свою губернию детальному почвенному  и геологическому  исследованию, с целью положить таковое изучение в основу земского обложения земель . Этот обширный и совершенно новый в России труд был предложен земством мне; и я тем охот‑пее принялся за его исполнение, что он давал возможность весьма подробно  исследовать один из интереснейших уголков наиболее важной северной  границы чернозема, что, в свою очередь, должно было значительно пополнить мои прежппе общие  исследования. Летние экскурсии 1882 г. велись мною в Нижегородской губернии вместе с моими учениками– П. А. Земятченским, Н. М. Снбирцевым и А. Р. Ферхминым.

 

Все упомянутые обстоятельства и были одною нз причин, почему мой полный отчет является в свет только теперь. Кроме обширности задачи и района, другим, не менее важным, затруднением при настоящей работе служили собирание и оценка литературных данных, крайне разбросанных,  крайне разнохарактерных  и принадлежащих  большею частью перу людей, не занимавшихся специально почвенными вопросами . Но, может быть, самую главную трудность исследуемой нами задачи составляет ее особый  характер: почвы, являясь результатом чрезвычайно сложного взаимодействия местного климата, растительных и животных организмов , состава и строения материнских горных пород, рельефа местности, наконец , возраста страны,  понятно, требуют от их исследователя беспрестанных экскурсий в область самых разнообразных специальностей.

 

Я закончу мое краткое предисловие выражением глубокой благодарности Вольному экономическому обществу, Обществу естествоиспытателей при С.‑Петербургском университете и моим молодым спутникам; первым – за средства, вторым – за усердное содействие.

31 октября 1883 г.

 

Василий Докучаев

Василий Докучаев

 

К содержанию: Сергей Петрович Капица: Жизнь науки

 

Смотрите также:

 

ученый ВАСИЛИЙ ВАСИЛЬЕВИЧ ДОКУЧАЕВ (1846—1903)...

 

История почвоведения. Научные знания о почве  Русский ученый почвовед Докучаев, законы почвообразования

 

Энциклопедический словарь юного натуралиста

Поведение животных. Василий Васильевич Докучаев (1846—1903).

ПОЧВОВЕДЕНИЕ. Почва и почвообразование  Почвовед Василий Докучаев

 

Земледелие. СЛОВАРЬ ЗЕМЛЕДЕЛЬЦА

Посадочные Машины. Почва, Почвоведение. Василий Васильевич Докучаев (1846—1903). Павел Андреевич Костычев (1845—1895).

 

Что такое почва - определение Докучаева.

 



[1] «Человеческой жизни едва ли хватит, чтобы основательно изучить и описать все литологическое разнообразие и все переходы чернозема и родственных ему почв,– при бесконечности занимаемого ими пространства – все их местные особенности, различное плодородие, подпочву, отложение и т.д.» Вангенгейм фон Квален. [W. von Qualen. Beilriige zur Kenntniss der scliwarzen Erde in Russland (Tsclier‑nosem). Bull, de la Societe des naturalistes de Moscou, 1853, t. 26, N 1.].– Ред.