Нефтегазовая геология

 

 

Субъективные факторы влияющие на решения о бурении скважин. Нефтяные и газовые месторождения

 

Субъективные факторы

 

Кроме объективных факторов оценки перспективно нефтегазоносной площади - геологических и экономических,- имеются также и личные, субъективные факторы, часто играющие основную роль при принятии решения о бурении скважин.

 

Определяющим здесь является прошлый опыт: был ли он достаточен, касался ли геологической или финансовой стороны вопроса, успешными ли были предшествующие работы - все это влияет на оценку той или иной перспективной площади. Один предприниматель осторожен и предусмотрителен, другой склоняется к тому, чтобы испытать более рискованные возможности; один любит работать с тяжелым мощным оборудованием, годным для бурения глубоких скважин, другой предпочитает легкое оборудование и неглубокие скважины; один промышленник может иметь более высокую научную и техническую квалификацию или более любознателен, тогда как подготовка другого более практическая. Подобных субъективных факторов может быть сколь угодно много, и каждый из них влияет на общую конечную оценку степени перспективности рассматриваемого участка.

 

По-видимому, наиболее важный из субъективных элементов, участвующих в оценке конкретного перспективного участка, - это прошлый опыт по разведке площадей подобного же геологического строения или площадей, расположенных в том же регионе. Несколько сухих скважин или скважин, бурение которых оказалось необычно трудным и дорогостоящим, часто ослабляют стремление к разбуриванию соседних перспективных участков.

 

Некоторые субъективные факторы связаны с геологией. Представления о геологическом строении глубокопогруженных горизонтов, как правило, сомнительны и не могут быть подтверждены реальными доказательствами. Тем не менее они имеют огромное влияние на геологическую оценку перспективности многих площадей [4].

 

 

Оценка перспектив зависит прежде всего от личного суждения геолога о том, какие породы являются нефтепроизводящими, какое происхождение, морское или континентальное, имеют те или иные отложения, каково влияние тектонических нарушений, какова степень концентрации пластовых вод и возможное расстояние их миграции и др. Геологи, например, предотвратили вложение средств в бурение на территории восточного Техаса, поскольку считали, что к западу от Луизианы песчаники Вудбайн отсутствуют. В то же время они установили, что отсутствие здесь этих песчаников и появление их еще далее к западу определяют положение крупнейшей залежи Ист-Тексас. Представление геологов об отсутствии нефтепроизводящих пород удерживало на ранних этапах разведки многих промышленников от бурения скважин в западном Техасе. Когда же начинались разведочные работы в западной Оклахоме, многие геологи указывали, что нефть в красноцветных отложениях не встречается.

 

Нефтяные и газовые месторождения обнаруживаются при разбуривании перспективных площадей. Поэтому геологам необходима уверенность в своих прогнозах. Нельзя открыть залежи нефти и газа, если геолог не уверен в благоприятных геологических условиях и поэтому рекомендует не проводить бурение. Значительно важнее, хотя это часто гораздо более сложно и требует несравненно больших усилий, выявить благоприятные и заслуживающие бурения участки на территории, где условия в целом рассматриваются как неблагоприятные.

 

Основная цель работы геолога-нефтяника заключается в поисках ловушек. Хотя любая залежь нефти и газа всегда связана с ловушкой, из этого не следует, что любая ловушка содержит залежь. Почему же многие ловушки оказываются пустыми? Мы этого не знаем. Наш подход к разведочным работам преимущественно эмпирический. Геолог-нефтяник вынужден делать выбор между многочисленными теориями, чтобы попытаться объяснить, почему ловушка не содержит залежи. Поэтому надежнее всего разведать каждую ловушку, надежнее по крайней мере до тех пор, пока не будет разработан удовлетворительный метод для того, чтобы до начала бурения иметь возможность предсказать, содержит ловушка залежь или нет.

 

Каждый геолог знает, что нет таких перспективных площадей, где можно было бы со стопроцентной уверенностью предсказать существование промышленной залежи углеводородов, и поэтому большинство поисковых скважин на новых площадях должны быть непродуктивными. Информация, полученная при бурении сухих скважин, постоянно пополняет запас знаний и дает основу для поисков залежей, и поэтому бурение сухих скважин явлется необходимой частью любой программы разведочных работ. Для успеха разведки требуется бурение многих сухих скважин, несмотря на то что конечная цель ‑ это открытие залежи при наименьшем объеме буровых работ.

Весьма показательной величиной, отражающей способность нефтяной промышленности США поддерживать на удовлетворительном уровне соотношение между удачными и неудачными прогнозами нефтегазоносности данной площади, является приращение запасов нефти на каждый фут бурения скважин [5].

За период 1935-1941 гг. на 1 фут бурения приходился прирост запасов в 25,1 барреля нефти; в 1942-1945 эта величина составляла 24,6, а в 1946-1951 гг. - 26,5 барреля нефти. Показательно также соотношение между ежегодными объемами бурения разведочных скважин, оказавшихся непродуктивными и давших промышленные притоки нефти или газа [6]. Это отношение колеблется от 3,2 до 3,9 фута бурения сухих скважин на каждый фут скважин, вскрывших залежи углеводородов. Другими словами, можно сказать, что промышленность, несмотря на растущие трудности, сохраняет эффективность поисковых работ на нефть на том же уровне. Это достигается путем совершенствования техники, а также благодаря новым идеям, способствующим решению возникающих проблем, неизбежных при разведке и разработке нефтяных залежей на все увеличивающихся глубинах, и поискам новых перспективных территорий, по мере того как возможности старых нефтедобывающих районов исчерпываются. Геологи-нефтяники вправе испытывать законную гордость за ту большую долю своего труда, которую они вложили в достижение этого успеха, за то, что они вместе с нефтяной промышленностью не отстают от растущих потребностей страны.

 

Заключение

Итак, мы видели, что оценка перспектив нефтегазоносности площади основывается на большом разнообразии фактов, мнений, личного опыта и даже предрассудков. Одни из этих факторов поддаются количественной оценке, другие являются чисто качественными, а некоторые основываются просто на субъективных ощущениях. Но именно такое разнообразие подходов привело к созданию в США столь мощной нефтяной промышленности. Если разведочные работы и в первую очередь выбор перспективной площади для постановки бурения основывались бы только на одной какой-либо концепции, запасов нефти и газа было бы открыто значительно меньше. На многих и многих перспективных площадях, которые после бурения на одном участке считались не нефтегазоносными, позже удавалось открыть промышленные залежи нефти или газа. Даже геологически наименее обоснованные проекты разведочных работ, такие, как постановка бурения там, где единственным обоснованием была необходимость изучить разрез осадочного чехла, приводили к открытию промышленных скоплений углеводородов, в том числе крупнейших залежей Ист-Тексас и Гленн, и множества других залежей в стратиграфических ловушках, которые нельзя было обнаружить при исследованиях на поверхности земли. В заключение следует сказать, что только при учете всех факторов - геологических, экономических и субъективных - можно отобрать тысячи перспективно нефтегазоносных площадей, требующих непрерывного поискового бурения и в конечном итоге удовлетворяющих растущий мировой спрос на нефть и газ.

 

 

К содержанию: Леворсен: ГЕОЛОГИЯ НЕФТИ И ГАЗА

 

Смотрите также:

 

ГЕОЛОГИЯ. Учебник  Историческая геология  Геология полезных ископаемых  Месторождения ископаемых