ПОЧВООБРАЗОВАТЕЛЬНЫЙ ПРОЦЕСС

 

 

Абсолютный возраст современных почв. Возраст черноземов Русской равнины

 

Возраст почвообразования

 

Современные почвы — это продукт длительной и сложной геологической истории земной поверхности. Этот основополагающий принцип был сформулирован В. В. Докучаевым на заре развития генетического почвоведения.

 

Развивая его, П. С. Коссович писал в 1911 г.: «Наблюдаемый нами современный почвенный покров земного шара должен быть рассматриваем лишь как одна из стадий в его развитии, а отдельные почвенные образования, с которыми мы имеем дело в настоящее время, в прошлом могли представлять другие формы почвообразования и в будущем могут подвергнуться существенным превращениям даже без изменения внешних условий, и для полного познания всякой почвы необходимо выяснить ее генезис с самого начала ее образования».

 

Рассматривая абсолютный возраст современных почв, необходимо принять во внимание геологический возраст в разных точках земной поверхности, который колеблется в широких пределах, практически от нуля до многих миллионов лет.

 

Нулевой возраст имеют поверхности суши, только что освободившиеся от покрывающей их воды, как, например, прибрежные территории в Прикаспии или Приаралье (в результате морской регрессии) либо искусственно осушаемые земли в дельтах рек (плавни Дуная, Кубани) или по морским побережьям при создании польдеров. Нулевой возраст имеют поверхности, создаваемые лавовыми или пепловыми покровами современных вулканических извержений. Наконец, нулевой возраст имеют создаваемые человеком свежие срезы пород при горных или строительных работах, карьеры и насыпи.

 

На морских террасах, для которых точно известен их геологический возраст, четко прослеживается возрастная последовательность формирования почв — хронокатена, связанная с постепенным обсыханием и относительным поднятием территории, причем четко прослеживается стадийность почвообразования от гидроаккумулятивного через гидроморфное, мезогидроморфное и па- леогидроморфное к неоавтоморфному.

 

 

Возраст почвенного покрова равнин северного полушария соответствует концу последнего материкового оледенения где-то около 10 тыс. лет назад. В пределах Русской равнины, в ее северной части, возраст почв определяется постепенным отступлением ледниковых покровов на север в конце ледникового периода, а в южной части — постепенной Каспийско-Черноморской регрессией примерно в то же время. Соответственно возраст черноземов Русской равнины составляет 8—10 тыс. лет, а возраст подзолов Скандинавии — 5—6 тыс. лет.

 

Возраст почв эрозионных рабнин Африки, где в течение последнего геологического периода не было существенных катастрофических смен, за исключением района Рифтовой долины и вулканических нагорий, насчитывает миллионы лет. Такой же большой возраст имеет почвенный покров денудационных равнин Австралии, плато Юго-Восточной Азии и Южной Америки, хотя возраст почв речных долин здесь значительно моложе, особенно в дельтах рек.

 

Весьма трудно судить об абсолютном возрасте почв в горах, где происходит постоянное омолаживание поверхности в результате тектонических и денудационных процессов. Геологический возраст горных систем (каледонский, герцинский, альпийский) отнюдь не соответствует возрасту их современного почвенного покрова, который претерпевал в геологическом времени неоднократные циклы обновления и вулканизма.

 

Для определения абсолютного возраста почв и, соответственно, скорости почвообразования в почвоведении используются разнообразные подходы и методы. Наиболее надежной является, конечно, точная историческая датировка начала почвообразования, использовавшаяся еще В. В. Докучаевым для определения возраста почвы, образовавшейся на стенах Староладожской крепости. Однако такие возможности встречаются довольно редко и являются исключениями, да и не дают представления о возрасте природных почв.

 

Широко использовался метод определения возраста почвы по соотношению изотопов 14С:12С в почвенном гумусе. Принимая во внимание все оговорки по поводу того, что возраст гумуса и возраст почвы — это разные понятия, что имеет место постоянное разложение гумуса и его новообразование, перемещение новообразованного гумуса от поверхности в глубь почвы, что сам радиоуглеродный метод дает большую ошибку и т. д., определенный этим методом возраст черноземов Русской равнины можно принять равным 7—8 тыс. лет. Г. В. Шарпензеель (1968) определил этим методом возраст некоторых культурных почв Центральной Европы порядка 1 тыс. лет, а торфяников — 8 тыс. лет. Возраст дерново-подзолистых почв Томского Приобья был определен порядка 7 тыс. лет.

 

Радиоуглеродный метод использовался не только для установления возраста гумуса, но и возраста почвенных карбонатов. Так, Гай Д. Смит определил возраст карбонатных натеков в пустынной известковой почве штата Нью-Мексико порядка 28 тыс. лет при его постепенном росте от поверхности вглубь. В красной пустынной почве Аризоны максимальный возраст карбонатов оказался 32 тыс. лет (С. X. Боул, 1965), а в аридной почве Нью-Мексико— 18 тыс. лет (Р. В. Руэ, 1965).

 

В. А. Ковда и Е. M. Самойлова (1968) рассчитали возраст лугово-черноземной почвы (8,5 тыс. лет) и типичного чернозема (7 тыс. лет) Тамбовской области по скорости накопления СаСОз в почве из испаряющихся грунтовых вод. Этим же методом

В. А. Ковда (1946) определил возраст и скорость засоления двух солончаков на второй террасе Сырдарьи в Голодной степи — 50 и 500 лет.

 

И. И. Синягин (1943) определил возраст серозема в 4 тыс. лет по скорости аккумуляции в верхнем (0—20 см) слое Pfl/, Б. Г. Розановым (1961) был рассчитан возраст красноземов Шанского нагорья Бирмы по относительному остаточному накоплению R203 И нерастворимого остатка при эволюционном выветривании и почвообразовании на известняках, который оказался равным 2 млн. лет (образование 10-метровой красноземной толщи).

 

Все перечисленные подходы и методы страдают большой неточностью и исходят из неизменной скорости почвообразования и неизменности его направления в течение всего периода почвообразования, что по крайней мере недоказуемо. Соответственно, все эти оценит должны приниматься с большой осторожностью и лишь как весьма приближенные.

 

 

К содержанию: Ковда, Розанов: Почвоведение

 

Смотрите также:

 

Химия почвы    Грунтоведение   почвообразование. Круговорот в природе    Педосфера  почвоведение