ГРАНИЦА ДОКЕМБРИЯ И КЕМБРИЯ

 

 

Археоциаты. Археоциатовые фауны нижнего кембрия - в тойонском веке. Биогеография раннего кембрия

 

Начиная с конца 50-х годов биогеография раннего кембрия стала рассматриваться с привлечением данных по археоциатам. Первые такие построения принадлежат известному советскому специалисту по археоциатам И. Т. Журавлевой. Она выделяет только Тихоокеанско-Атлантическую и Австрало-Антарктическую области, но делит их на многочисленные подобласти и провинции, каждая из которых, по существу, отвечает крупному геологическому региону (например, Северо-Американская платформа, Австралия, Антарктида и т. д.).

 

В результате работ Л. Н. Репиной и И. Т. Журавлевой на том этапе выяснилось практически полное несовпадение контуров биогеографических подразделений, выделенных по трилобитам и археоциатам.

 

Как мы говорили раньше, изучение географического распределения археоциат дает нам возможность делать заключения в разных аспектах. Во-первых, так же, как и с другими группами фауны и флоры, важно выявление ареалов (т. е. площадей распространения) отдельных таксонов или ассоциаций таксонов, а во-вторых, географическое распространение археоциат (особенно если мы наблюдаем их в биогермных фациях) указывает нам на положение точек с их находками в области достаточно низких широт.

 

Кроме этих двух обстоятельств, с наличием археоциат связана и возможность определения приблизительных глубин бассейнов, так как они, совместно с водорослями, как правило, не могли существовать ниже зоны фотосинтеза, т. о. приблизительно глубже 50 м.

 

В начале 70-х годов анализ материалов по распределению археоциат позволил показать удивительное однообразие этих фаун на всех континентах. Мне тогда казалось, что дальнейшее переизучение археоциат с разных континентов будет все более и более сближать картину состава археоциатовых сообществ, казалось, что по археоциатам вообще невозможно выделение разных областей.

 

Выводы эти оказались и правильными и неправильными одновременно. Действительно, переизучение материалов из разных регионов часто приводило к установлению большего сходства фаун. Однако в ряде случаев обозначились и увеличивающиеся различия. Правда, и до сих пор остается в силе представление о том, что практически все роды археоциат, обнаруживаемые в разных уголках мира, присутствуют в Сибири, а точнее, в областях складчатого обрамления Сибирской платформы (Кузнецкий Алатау, Саяны, Тува, Монголия и т. д.).

 

 

Вероятно, детальное переизучение материалов по разным континентам одними глазами совершенно необходимо, так как только оно может пролить свет на реальную картину. Замечу, что в то время, когда мне приходилось изучать материалы в Австралии, США и Канаде, Марокко, Европе и Китае, у меня не возникло больших сложностей в диагностике материала в сибирских терминах (номенклатуре). Именно это и заставляет меня по-прежнему считать характерной чертой археоциатовых фаун — их чрезвычайный униформизм. Пожалуй, именно это обстоятельство первоначально навело меня на мысль о том, что на путях миграции этих бентосных шельфовых форм вряд ли могли существовать серьезные преграды в виде огромных океанических пространств. И таким образом, это был первый толчок к поискам модели, при которой миграция археоциат проходила вдоль шельфовых морей, расположенных, кроме того, в пределах достаточно низких шпрот.

 

Но рассмотрим все же конкретные материалы, связанные с распределением археоциат. В томмотское время археоциаты были распространены только на Сибирской платформе, и значение этого факта мы обсудим позднее, когда речь пойдет о центрах происхождения фаун. Широкая экспансия археоциат началась только с атдабанского времени. И именно в это время, как теперь становится все более и более ясно, наблюдается наибольший униформизм археоциатовых фаун. Но уже с конца атдабана наблюдается определенная дифференциация фаун. Миграции археоциат в атдабанском веке шли несколькими путями. Как мы помним, все начиналось в Сибири. И один из таких путей проходил через Дальний Восток в Австралию. Поскольку на этом пути условия для существования археоциат были, вероятно, чрезвычайно благоприятны, здесь мы сталкиваемся с обильными их ассоциациями. Установление такого пути миграции предопределяет необходимость сближенности этих акваторий и наличия сообщающихся шельфовых морей.

 

Другой путь миграции осуществлялся из Сибири через Среднюю Азию, Иран и Закавказье в Южную Европу и Северную Африку. На этом пути миграции археоциатовых фаун не были столь просты, поэтому по такому пути прошла только небольшая часть форм, наиболее устойчивых к различным потрясениям. Лишь дойдя до Испании и Северной Африки, они попали в гораздо более благоприятную обстановку, и расцвели здесь пышным цветом.

 

Но, как и в предыдущем случае, перечисленные территории также в это время должны были быть покрыты сообщающимися мелководными шельфовыми морями. В ботомское время дифференциация археоциатовых фаун разных акваторий наконец увеличивается. И, как полагает А. Ю. Журавлев, в это время впервые можно говорить о существовании отчетливых провинций.

 

Одна из этих очень специфических провинций сформировалась в западной части Северной Америки и включала также территорию северо-востока СССР. Эта провинция характеризуется очень своеобразными археоциатами — знаменитыми этмофиллидами, которые нигде, кроме этой провинции, пока не обнаружены, за исключением Колымского массива. Кстати, сам факт установления принадлежности северо-востока СССР к этой провинции имеет весьма забавную историю. До сегодняшнего дня на этой территории не известно ни одной точки, где вообще были бы обнаружены достоверные раннекембрийские отложения. Несмотря на это, удалось установить, что эта территория была тесно связана в раннем кембрии с западом Северной Америки. Дело в том, что геологи, проводившие планомерные съемочные исследования на этой территории, в подошве одной из гораздо более молодых толщ обнаружили крупногалечные конгломераты, среди валунов и галек которых были встречены известняки с фауной.

 

После того как эти образцы поступили в Палеонтологический институт АН СССР, мы с изумлением обнаружили, что они содержат археоциаты, более того, ассоциация этих археоциат была точно такой же, какая обнаруживается в известняках запада США и Канады. Из этой, казалось бы, незначительной находки проистекло два очень важных вывода. Первый из них о том, что на территории северо-востока СССР, вопреки всем прежним представлениям, несомненно существовали морские бассейны в раннем кембрии, отложения которых в большинстве случаев были уничтожены последующей эрозией. Второй вывод — территория северо-востока СССР, и в частности Колымского массива, находилась в зоне сопряженных шельфовых морей запада Северной Америки. Эта провинция названа А. Ю. Журавлевым Американо-Колымской. В противоположность этой провинции большая общность археоциатовых фаун наблюдается во всех остальных акваториях, где известны археоциаты. И, таким образом, можно предположить общность всех остальных акваторий.

 

Миграция археоциат в это время из Сибири осуществлялась в Китай, в Австралию и Антарктику и в другом направлении — через Среднюю Азию в Европу и Северную Африку.

 

В конце нижнего кембрия (в тойонском веке) в результате начавшейся регрессии и общего сокращения бассейнов резко сократилось количество археоциат. Но в этих условиях обозначились две категории ассоциаций, распространенных в разных акваториях. Первую из них мы находим в Сибири, Гренландии и на восточном побережье Северной Америки. Другую — на западном побережье Северной Америки, в Австралии, Китае, Средиземноморье. Естественно и эти данные должны быть проинтерпретированы в свете возможных связей соответствующих бассейнов.

 

Окаменелые археоциаты

 

Окаменелые археоциаты

 

К содержанию: Что произошло 600 миллионов лет назад

 

Смотрите также:

 

палеобиогеографические исследования. Биогеография.  Реконструкции фаунистического равновесия...

 

Историческая биогеография. Викариантная модель  Биогеография - фитогеография, зоогеография

 

Фаунистические комплексы и растительные ассоциации  зоогеография. ОПЫТ ЗООГЕОГРАФИЧЕСКОГО...