АРХЕОЛОГИЯ

 

 

Археология Новгорода и Пскова. Берестяные грамоты. Монеты. Ремёсла и оружие

 

Новгород - феодальная республика, город искусных ремесленников, город великих художников, город воинов, отразивших нашествие немецких рыцарей, - заслуживает специального археологического изучения. Большие раскопки произведены в нём в советское время.

 

Самые ранние слои, открытые пока в Новгороде, относятся к X в. К более древнему времени восходят там лишь отдельные небольшие сооружения. В IX в. город, по-видимому, ещё не существовал. Так археологически объясняется его странное имя. Закономерно этот древнейший центр русской государственности называется "новым городом". Он был назван так в X в. (или в в конце IX) по отношению к какому-то старому городу (вероятно, к Ладоге).

 

Во всяком случае в X в. Новгород занимал уже, судя по раскопкам, довольно значительную территорию и был развитым ремесленно-торговым центром. Керамика в нём тогда (в отличие от большинства русских поселений X в.) сделана на кругу вся, например в открытом в центре города могильнике этого времени, с трупосожжениями без вещей (трупосожжение - обряд языческий, таким образом, этот могильник старше 988 г.). Восточные монеты X в. встречены в Новгороде неоднократно. Константин Багрянородный в середине X в. называет Новгород одним из главных русских городов.

 

Близ Новгорода, там, где Волхов вытекает из Ильменя, находится холм Перынь, на котором, по словам летописи, было святилище Перуна. Раскопками это святилище открыто в слое IX - X вв. Это правильный круг, отграниченный фигурным рвом. Диаметр круга 21 м, диаметр всего сооружения 35 м.

 

Ров имел снаружи 8 округлых выступов, так что святилище имело форму цветка с восемью лепестками. В каждом из лепестков горел некогда жертвенный огонь. Точно в центре круга оказалась яма от большого деревянного столба. Это основание деревянной статуи Перуна, срубленной, по словам летописи, в 988 г.

 

Археология имеет совершенно особые возможности для изучения новгородской культуры X - XV вв. Своеобразные почвенные условия сохраняют в Новгороде дерево, в других местах истлевающее. Поэтому перспективы изучения бытовых древностей вечевого города безграничны.

 

 

Это был, судя по раскопкам и вопреки старой научной традиции, не только и не столько город торговцев, сколько город ремесленников. В виде примера можно привести уголок города, открытый раскопками в местности, называвшейся Славно, в Славенском конце. Грань между поздним и основным слоями там настолько чёткая, что она, если нет ям, хорошо различима на всех фотографиях. Датируется эта грань точно, 1335 г.

 

Дата устанавливается следующим образом. Раскопки открыли здесь каменную стену толщиной в 3 м в длину, она прослежена почти на 200 м. Это крепостная стена, притом упомянутая в 1-й Новгородской летописи. Летописное упоминание было до раскопок непонятно. Стену заложил в 1335 г. посадник Фёдор Данилович. Щебень и глина, оставшиеся при этой постройке, образуют именно упомянутую грань между слоями и лежат на поверхности 1335 г. Всё, что найдено ниже, оказывается тем самым древнее XIV в., в том числе все основные находки и все срубы.

 

Вскрытая раскопками на Славне территория в XII - XIII вв. полностью была разделена между тремя ремесленными мастерскими. Одна из них принадлежала сапожнику, в ней и вокруг неё найдено несколько тысяч обрывков кожи и кожаной обуви, в том числе вырезки, заготовки, ремни, подмётки. К избе пристроен ящик: в нём толстый слой шерсти и извести. Это зольник, в котором при помощи извести удалялся волос со шкур.

 

Из второй мастерской извлечено пять массивных маслобойных жомов - прессов. В маслобойном производстве здесь участвовало около десяти человек, если не больше (вероятно, хозяин и подмастерья).

 

Третья мастерская принадлежала игрушечнику, и специальность его была узкая. Он делал однотипных глиняных птичек, покрывавшихся яркой жёлтой поливой. Эта узость специализации говорит о значительном развитии ремесленной диференциации. В других местах Новгорода раскопки тоже открывают ремесленные производства.

 

Слой XI - XIII вв. в Новгороде, как и в других русских городах, легко определяется по стеклянным браслетам. На Славне в трёх дворах их свыше тысячи: синих, зелёных, жёлтых, фиолетовых. Они залегают ниже прослойки 1335 г., что подтверждает их возраст. Всюду они являются хорошей датой. Открыта на Славне и кузница, но она относится ко времени постройки каменной стены и эту постройку обслуживала. Вообще кузниц в городе было много. Древнерусские кузнечные молотки и клещи известны теперь преимущественно по новгородским находкам, форма их близка к современной.

 

Важнейшие исторические воспоминания связаны в Новгороде с Ярославовым Дворищем в центре Торговой стороны. Название этого места происходит от имени Ярослава Мудрого. Здесь до XII в. жили князья, а в XII в., когда им было запрещено жить в черте города, на территории их дворца стало собираться вече. Этим был демонстративно подчёркнут переход от суверенитета князя к суверенитету веча. До XV в. включительно вечевая площадь была на Ярославовом Дворище.

 

При раскопках здесь открыты остатки сплошного деревянного замощения площади. Три яруса мостовой лежали друг на друге вплотную, без прослоек, и последовательно сменяли друг друга. Культурного слоя между ними нет, и это позволяет заключить, что настилы подметались и содержались в чистоте.

 

Когда мостовая приходила в ветхость, поверх неё клали новую, а прежняя служила для неё тогда подстилкой. Впрочем, иногда её, вероятно, и ломали, ведь смена мостовой, должно быть, происходила более трёх раз. Здесь была площадь, на которой собирались некогда многие тысячи вечников.

 

Уличные деревянные древние мостовые встречаются в Новгороде повсеместно, во всех концах. В Неревском конце при раскопках их оказалось 28 ярусов, т. е. мостовую там строили не менее 28 раз; ежегодно они открываются в разных частях города при земляных работах. Появились они не позже X в., а в XI - XV вв. город был сплошь замощён.

 

Деревянные древние изделия в изобилии найдены на Дворище и особенно в Неревском конце. Найден целый нос корабля с системой скреплений, вёсла, лодочные шпангоуты, уключины, санные полозы, лыжи, лопаты, скамейки, калитки, качели, бочки, ложки, ковши, чаши, выточенные на токарном станке, петушок с крыши, оконное жалюзи, разные оконные наличники, банная шайка, куски кресел, древки стрел, веретёна, скульптурные изображения людей и животных, детские игрушки, множество бирок со счётными зарубками и т. д.

 

Многие предметы являются деталями механизмов. Из них определены блоки, ролики, подпятники, ткацкие челноки и т. д., но вообще эта тема для археологии нова и трудна, нова именно потому, что дерево обычно не сохраняется, а механизмы в древности и в средние века строились из дерева. Многие деревянные изделия (посуда и мебель) покрыты художественной резьбой, напоминающей узоры страниц новгородских книг.

 

О распространении грамотности свидетельствуют многочисленные надписи на бытовых вещах. Относятся они по форме букв к XII - XIV вв. Обычно это имена владельцев. Судя по надписям, грамотность в Новгороде была распространена шире, чем в большинстве средневековых городов Европы.

 

О том же говорят грамоты, написанные на бересте. При раскопках в Новгороде в Неревском конце, на Великой и Холопьей улицах, таких грамот найдено уже 106. Дата их - от XI до XV в., большинство относится к XIV в. Они были потеряны или выброшены древними новгородцами, подобно тому как теперь теряются или выбрасываются бумаги. До этих раскопок ничего подобного наука не знала. Буквы на бересту наносили костяным остриём. Эти грамоты знакомят нас с древнерусской разговорной речью. В большинстве своём они являются частными письмами по различным бытовым и хозяйственным вопросам. Они открывают совершенно новые возможности изучения древнерусской жизни.

 

Оружие среди раскопочных находок кроме копий и стрел представлено кинжалом. Он четырёхгранен или, точнее говоря, в сечении даёт крестовидную фигуру. Только появление тяжёлых доспехов, непроницаемых для обычного кинжала, копья или меча, могло вызвать к жизни такое оружие. Мечи в Новгороде встречаются среди случайных находок.

 

При раскопках в Неревском конце найден военный доспех XIII в., состоящий из многих железных пластин. Это лучший из русских доспехов, известных науке. При раскопках на Дворище встречена часть кольчуги. Из орудий труда, найденных при раскопках, помимо ряда топоров, скобелей, ножниц, долот и т. д., надо отметить напильники, употреблявшиеся слесарями. Это ремесло существовало и здесь.

 

Постоянно встречаются при раскопках во всех районах Новгорода кожаные туфли, мужские, женские и детские. Лаптей не найдено вовсе, хотя лыко в Новгороде сохраняется хорошо и встречается часто. Новгородцы, таким образом, все были обуты в кожу, и лаптей здесь никто не носил, даже среди бедняков. Вообще в древней Руси лапти являлись обувью бедноты, судя по письменным источникам.

 

Встречаются иногда заморские товары, например банная грецкая губка, происходящая из Средиземного моря. Много грецких орехов.

 

Часто встречаются в Новгороде при раскопках и при земляных работах свинцовые печати с изображениями и надписями. Такие печати привешивались в древней Руси к документам. Документов в Новгороде было особенно много, печатей здесь больше, чем во всех остальных русских городах. Многие из них принадлежали частным лицам, многие - должностным лицам, на них надписи с именами и званиями посадников, тысяцких, князей, архиепископов, наместников, тиунов и т. д. В Неревском конце найдена при раскопках золотая печать того же облика.

 

Древнейшие новгородские укрепления ещё не открыты. Судя по позднему летописному известию, Новгородский Детинец (Кремль) имел с XI в. каменные стены, но не все учёные доверяют этому известию. Во всяком случае каменные крепостные стены в XIV в. были построены заново в Детинце, равно как и в ряде мест наружных укреплений города. Это была эпоха грандиозного строительства. Выше уже была речь о такой стене на Славне. На городском валу, ограничивающем со всех сторон Новгород, подобные сооружения открыты раскопками, толщина их ещё больше - 4,5 м. Все пока прослеженные укрепления XIV в. сложены из правильно обтёсанных плит розового ильменского известняка.

 

Жилищами рядовых граждан были в Новгороде деревянные избы, во множестве открываемые при раскопках. Всё это наземные срубы (землянок здесь в отличие от других русских городов не было). Форма их квадратная. Часто сохраняется пол, состоящий из толстых обтёсанных досок. Печи сложены из кирпичей, но они встречаются редко. Дело в том, что раскопки открывают лишь нижние этажи, а они обычно не отапливались.

 

Прослеживаются столбы, подкреплявшие верхние этажи. Несколько раз найдены деревянные наличники и рамы окон, покрытые нарядными узорами, напоминающими современную русскую художественную народную резьбу. Окна были слюдяные. Листики слюды встречаются при раскопках часто.

 

Новгородские церкви XI - XII вв. сложены из чередующихся прослоек камня и плитчатого кирпича - плинфы. В XIII в. новые церкви здесь почти не воздвигались. Город был в течение почти всего этого века занят героической борьбой с немцами, он отстоял Русь от немецкой агрессии, и эта борьба потребовала предельного напряжения экономических ресурсов, было не до строительства.

 

Новгородские церкви XIV в. (это было время расцвета новгородского искусства) сложены иногда целиком из камня, иногда из камня и кирпича, только кирпич стал толще. В XV в. церкви строились и целиком из кирпича, равно как и некоторые дворцы новгородских бояр.

 

Архитектурная орнаментика в Новгороде своеобразна. Основным её элементом являются пояски из треугольных впадинок. Они умело и сдержанно подчёркивают конструктивное изящество новгородских церквей XIV - XV вв., обрамляя барабаны глав и фронтоны. Узоров всегда мало, и они дают лёгкую игру светотени на белой глади стен. Иногда из тех же треугольных впадинок складываются розетки. Лучшие образцы всех этих узоров сохранились на церкви Спаса на Ильине 1374 г. и на церкви Петра и Павла в Кожевниках 1406 г.

 

В стены многих новгородских церквей вмурованы каменные кресты, являющиеся, по-видимому, обетными приношениями граждан. Расположение их тоже иногда декоративно.

 

Новгородские монеты чеканились только с 1420 г., а до того обращались серебряные слитки. На монетах неизменно помещалась София, олицетворение Новгорода. София (что по-гречески означает мудрость) является образным понятием из позднеантичной, неоплатонической философии, заимствованным христианской церковью.

 

В Новгороде София изображалась своеобразно: на иконах это ангел с яркокрасным (огненным) лицом и яркокрасными крыльями, в зубчатом венце. Государственная казна Новгорода называлась софийской казной. София на монетах сидит в своём зубчатом венце, перед ней стоит денежный мастер, в руке его изображена монета. На обороте надпись "Великого Новгорода".

 

Из новгородских монументальных надписей можно отметить две. Одна из них найдена, впрочем, не в Новгороде, а в верховьях Волги, при впадении её в озеро Стерж, через которое она протекает. Надпись выбита на кресте и гласит: "В лето 6641 (т. е. 1133) месяця июля 14 день почях (т. е. начал) рыти реку сю (т. е. эту) яз Иванко Павловиць и крест сь поставх". Иванко Павлович, по летописи, "муж храбр зело", стал через год после этого новгородским посадником. В 1133 г. он предпринял грандиозные для того времени земляные работы, вероятно, в целях улучшения водного пути и увековечил это надписью. Другая известная надпись находится в самом Новгороде, на кресте, поставленном в 1359 г. жителями новгородской Людогощей улицы, что напоминает о новгородском уличном самоуправлении. В надписи говорится между прочим: "И рабом божиим помози поставившим крест Людгощичам и мне написавшему"; дальше следует какой-то шифр.

 

Неоднократно упоминаемая в документах роскошная именная посуда новгородских посадников до нас не дошла, кроме одного серебряного ковша XV в. с надписью: "А се ковш посадника новгородского Григорья Кюриловича". Он похож своими плавными, ладьевидными очертаниями на деревянные ковши, находимые часто при новгородских раскопках.

 

Государственной эмблемой и гербом Новгорода было в конце вечевого периода следующее изображение, символизировавшее республиканский строй: вечевая степень, т. е. ступенчатое здание, являвшееся трибуной веча, а поперёк степени посадницкий жезл. Ещё в XVI в. таков был по традиции герб Новгорода. Но затем его изменили, что преследовало явно политические цели. Степень заменили троном, а жезл скипетром. Герб получил, таким образом, прямо противоположный смысл и в новом виде сохранился до XX в.

 

Деревня и в Новгородской земле известна только по курганам. Все вышеперечисленные признаки крестьянских курганов прослежены и здесь. В женских погребениях обычны характерные для этого племени ромбощитковые височные кольца, о которых уже была речь. У мужчин встречаются топоры и копья. Новгородской особенностью является обычай обкладывать курганы вокруг основания камнями - валунами.

 

Земледелие, судя по письменным источникам, было основой хозяйства новгородской деревни. Оно было основано на трёхполье. Найденные в Новгороде железные сошники принадлежат русской двузубой сохе. Железные серпы, встречаемые в новгородских курганах (как и всюду) в женских погребениях, имеют особый тип кривизны, характерный лишь для Новгородской земли.

 

Городища, оставшиеся от укреплённых феодальных усадеб, разбросаны по территории всех пяти новгородских пятин. Те из них, которые подвергнуты раскопкам, оказались испорчены поздними кладбищами, но вообще перспективы изучения феодального хозяйства на таких городищах имеются.

 

Эти крепости принадлежали новгородским боярам. Союз боярских родов управлял аристократической республикой, и вече, несмотря на свой демократический состав, вынуждено было избирать посадников из числа представителей этих родов.

 

Новгородских бояр прежние ученые неосновательно считали торговцами. Это были феодалы, жившие эксплуатацией своих многочисленных земель, профессиональные полководцы, командовавшие новгородскими войсками. Писцовые книги XV в. позволяют точно связать определённые городища с определёнными боярами. Эти городища были некогда феодальными замками Селезнёвых, Овиновых, Борецких и других посадницких династий.

 

* * *

 

Особого краткого очерка заслуживает археология Пскова. Псков в летописях назван "младшим братом" Новгорода. Археология обнаружила, что этот "младший брат" Новгорода гораздо старше своего "старшего брата". Высокая скала при слиянии рек Великой и Псковы, ставшая Псковским Кремлём, была, судя по раскопкам, непрерывно заселена в течение двух тысячелетий.

 

Здесь около нашей эры возникло поселение дьяковского облика. Не позже VIII в. этот посёлок приобрёл ярко выраженный ремесленный характер и в значительной части был занят сыродутными и кузнечными горнами. Судя по обилию горнов, псковичи снабжали тогда железными изделиями значительную область. Псков уже тогда был ремесленно-торговым городом. Укрепления его в эту эпоху деревянные.

 

В городе найдено много славянских языческих жертвенников, составлявших целые аллеи. Форма жертвенников овальная, они сложены из чистого речного песка и обрамлены каменными плитами. Возле них лежали целые скелеты лошадей, принесённых в жертву. Жертвенники занимали значительную часть города, являвшегося, очевидно, крупным религиозным центром. Псков VIII в. уже выходил за черту кремлёвских укреплений. Керамика в это время ещё изготовлена от руки. Не позже X в. её и здесь стали изготовлять на кругу. Вслед за кузнецами появились гончары. Деревянные мостовые во Пскове, как и в Новгороде, возникли к X в.

 

Не позже XIII в. деревянные укрепления Кремля (древнее местное его название - Кром) были заменены каменными. Для крепостного и церковного строительства в Пскове всегда шёл местный плитчатый серый известняк. На скалах этого камня стоит город. До XIII в. церкви в Пскове (подобно ранним церквам Киева и Новгорода) сооружались из чередующихся ярусов камня и кирпича, позднее только из камня. В XIV в. в Пскове стали строить каменные крепостные стены и вне Кремля. Псковское вече собиралось в Кремле, в южной его части, где и теперь хорошо сохранились очертания вечевой площади.

 

В середине XIV в. Псков добился самостоятельности. XV век был временем расцвета Псковской феодальной республики. От этого века до нас дошли лучшие псковские церкви. Архитектурная орнаментика, как и в Новгороде, состояла из треугольных впадинок, применявшихся здесь ещё чаще. В Пскове часто находятся художественные изразцы этого времени, покрытые тёмнозелёной поливой. Изразцовое производство было тогда на Руси только в Пскове.

 

Псковские монеты чеканились с 1424 г. На них обычно изображена рысь, она же изображалась на республиканских государственных печатях Пскова. Эта рысь и впоследствии была псковским гербом.

 

 

К содержанию: Арциховский. Основы археологии

 

Смотрите также:

 

РУСЬ И ВАРЯГИ. Шахматов, варяжский вопрос РУСЬ В ЭПОХУ СРЕДНЕВЕКОВЬЯ. Киевская Русь

 

Территориальная общность древнерусской народности.  Племя русь – викинги из Скандинавии. Вертинская летопись...

 

Древняя Русь - Россия. Русская история, древнерусская литература.   Русь. Варяги о скандинавском происхождении...