АРХЕОЛОГИЯ. Рабовладельческие и феодальные государства

 

 

Кушанское царство. Хорезм. Самарканд и Бухара. Кыргызское государство в Сибири

 

Рабовладельческие и феодальные государства Средней Азии и Сибири

 

Средняя Азия имела большое значение в мировой истории, тем ответственнее задачи историков, изучающих эту область. Здесь существовали ещё в глубокой древности загадочные для нас, но высокоразвитые государства и города. Из всех завоеваний Александра Македонского, покорение Средней Азии было для него самым трудным делом. Там вслед за распадом державы Александра Македонского образовались и развились эллинистические государства, а затем после свержения греко-македонского ига возникли могучие державы.

 

В X - XII вв. Средняя Азия была культурнейшей областью мира. Оттуда выходили всемирно известные математики, астрономы, врачи, историки, философы. В XIV в. Самарканд стал столицей огромной державы Тимура.

 

Значение археологических работ в Средней Азии невозможно переоценить, однако они долго ограничивались разведками. Лишь в советское время здесь начались систематические раскопки.

 

Наибольшие успехи достигнуты в Хорезме, т. е. в низовьях Аму - Дарьи. Для этой территории уже составлен на основе синтеза археологических и письменных источников связный очерк политической и социально-экономической истории древних обществ, что ещё предстоит сделать для других областей Средней Азии. Впрочем, Хорезм всегда имел большое значение, и периодизация его истории может лечь в основу периодизации всей истории Средней Азии. Однако расположенные на Зеравшане Бухарский и Самаркандский оазисы, составлявшие в древности страну Согд, сыграли не меньшую историческую роль, а их археология, несмотря на отдельные успехи, изучена пока довольно отрывочно.

 

В Хорезме к VI - IV вв. до н. э. относятся "городища с жилыми стенами". Люди жили там в длинных, опоясывающих всё городище, узких сводчатых коридорообразных помещениях, скрытых в толще крепостных кирпичных стен.

 

 

Стены построены из квадратных сырцовых кирпичей, являвшихся типичным среднеазиатским строительным материалом до раннего средневековья включительно. Никаких других жилищ не было, и внутренние пространства городищ совершенно лишены культурного слоя. Такое пространство является загоном для скота, и вся планировка крепости подчинена главной задаче: охране скота.

 

Длина жилых стен достигает 3,5 км. Вещевых находок мало. Загоны общие, что говорит о живучести родовой организации. Городище с жилыми стенами - это поселение рода или группы родов.

 

Но уже росли ремёсла, керамика сделана на кругу, а о зарождении классового строя и рабовладельческого государства ещё убедительнее говорят большие оросительные каналы, выведенные здесь из Аму - Дарьи уже в VI в. до н. э., если не раньше. Распространение городищ с жилыми стенами связано с этими каналами. Основой хозяйства наравне со скотоводством было земледелие, а строительство каналов достигло размеров, несовместимых с первобытно - общинным строем.

 

Цветущие сады и поля Средней Азии вырастали, как правило, на землях, отвоёванных ирригаторами у пустыни. Вода выводится обычно из больших рек. Уклон долины здесь незначителен. Поэтому каналы или, как говорят в Средней Азии, арыки, приходится строить длинные.

 

Чтобы участок мог быть орошён, арык к нему должен начаться значительно выше, где высотная отметка уровня реки превышает высотную отметку орошаемого участка настолько, чтобы вода дошла до него самотёком. Итти она должна по чрезвычайно точно пронивелированному и имеющему необходимый уклон руслу магистрального арыка. Длина такого арыка от его начала до распределительной сети составляет несколько десятков километров (известны в Средней Азии магистральные арыки и в несколько сот километров).

 

Без государственной организации такие длинные каналы не могли ни возникнуть, ни поддерживаться. Строителями их в данных исторических условиях могли быть только рабы. При живучести родовой организации и мощности родовых укреплений никакое государство не могло заставить свободных общинников выполнять столь грандиозные земляные работы.

 

В Хорезме не позже VI в. до н. э. должно было возникнуть сильное рабовладельческое государство, хотя родовые институты продолжали существовать, что на заре рабовладельческого строя наблюдается часто.

 

В Согде ранний железный век археологически почти не изучен. Но античные авторы сообщают нам, что Мараканда (т. е. Самарканд), где зимовал Александр Македонский, имела внешние укрепления длиной в 10 км, и помимо них цитадель. Кирополь (ныне Ура-тюбе) тоже имел внешние стены и цитадель, а также рынок. Едва ли это были городища с жилыми стенами. Длина укреплений для этого чрезмерна, и цитадели в родовых крепостях немыслимы. Они воздвигаются всюду представителями господствующего класса не только против внешних врагов, но и против собственных сограждан. Вероятно, в Согде уже до Александра Македонского существовали настоящие города, которых в Хорезме тогда ещё, по-видимому, не было.

 

О жизни и быте древнейших согдийцев мы пока почти ничего не знаем. Но можно установить, что характерный для Средней Азии головной убор, тюбетейка, существует не менее двух с половиной тысяч лет. В Иране, на гробнице знаменитого царя Дария I, имеются рельефные изображения представителей всех подвластных Дарию народов. Среди них согдиец в маленькой полусферической вышитой шапочке, т. е. в тюбетейке.

 

О степных кочевниках Средней Азии Геродот говорит: "По одежде и образу жизни массагеты похожи на скифов". Одна случайная находка является хорошим подтверждением этого известия. Недалеко от впадения Кафирнигана в Аму-Дарью, в Таджикистане, найден клад (так называемый Аму - Дарьинский клад).

 

В нём прежде всего надо отметить золотую бляху с изображением человека, похожего одеждой и всем обликом на кульобских скифов. У пояса его висит скифский меч. Золотые ножны меча из того же клада украшены сценой охоты: всадники скифского облика охотятся на тигров. Золотые фигурки лошадей, антилоп и других животных, найденных там же, напоминают по манере изображения подобные фигурки из тагарских курганов Сибири, в свою очередь близких по инвентарю к скифским курганам.

 

В огромную область распространения скифских стрел, особенно классических трёхгранных и трёхлопастных, надо включить и Среднюю Азию, где они попадаются повсеместно.

 

Возникшее после завоеваний Александра Бактрийское царство археологически почти не изучено. Оно возникло на местной основе и подверглось эллинскому влиянию, в результате получился один из вариантов эллинизма, но чрезвычайно своеобразный. Это кусок эллинистического мира, о котором сами греки знали мало, потому что вскоре между Средиземноморьем и Бактрией образовалась парфянская держава. Тем не менее Бактрия долго сохраняла эллинский облик. Но ни у нас, ни в Афганистане греко-бактрийские древности должным образом не выяснены.

 

Монеты греко-бактрийских царей показательны. Облик их эллинский, но и в самой Греции настолько художественные монеты редки. В портретах царей художники особенно старались передать энергию и силу, что типично для портретов эллинистических царей, потомков полководцев Александра. Надпись на монете греческая и содержит имя и звание царя. На обороте изображение какого-либо греческого бога, смена которых на монетах поддаётся объяснению.

 

Бактрия, входившая сначала в большое восточное царство Селевкидов (основанное Селевком, полководцем Александра), отделилась в 245 г. до н. э. Последний селевкидский правитель Бактрии Диодот стал первым её царём. Он и наследовавший ему сын Диодот II помещали на монетах изображение Зевса, потому что слово "диодот" - по-гречески означает "3eвсом данный".

 

В 225 г. до н. э. Евтидем, греческий авантюрист из малоазиатского города Магнесии, низверг Диодота II. Он помещал на монетах изображение Геракла, покровителя Магнесии. Наследовавший ему сын Деметрий - тоже помещал изображение Геракла. В 167 г. Евкратид, сын одной из селевкидских царевен, низверг Деметрия. На его монетах - Диоскуры (эллинские божественные близнецы Кастор и Полидевк), считавшиеся покровителями династии Селевкидов.

 

К современному Самарканду с севера вплотную примыкает огромное городище древнего Самарканда. Ныне оно называется Афрасиаб по имени одного из героев иранского эпоса - среднеазиатского царя. Здесь был Самарканд с античных времён до XIII в. н. э.

 

Археологическими разведками во всех основных частях Афрасиаба прослежены слои, датируемые до нашей эры и относимые к тем временам, когда здесь был один из центров греко - бактрийской державы. Керамика, в основе местного облика (особенно характерны белые бокаловидные сосуды), вся сделана на кругу. Попадается и керамика греческого характера, но её мало, что свидетельствует о местных основах культуры.

 

Среди часто встречаемых в Афрасиабе глиняных статуэток и рельефов имеются изображения трёх граций, Аполлона с лирой, Медузы, Геракла, убивающего Лернейскую гидру, и т. д. Но в основной своей массе афрасиабские статуэтки и рельефы носят местный характер и связаны с местными культами. Обычны изображения богини Анахит с плодом граната в руке. Многие статуэтки изображают мужчину в колпаке и с гривной на шее. Это, вероятно, бог Митра. Намечается возможность изучения в Афрасиабе и доэллинистических слоёв. Раскопкам античные слои Афрасиаба ещё не подвергнуты и известны только по глиняным изделиям.

 

Древнейшие города в Хорезме относятся к IV - I вв. до н. э. В отличие от городищ с жилыми стенами они застроены сплошь. Сельские поселения имели тогда облик отдельно стоящих укреплённых массивов. Укреплённый характер крестьянских жилищ свидетельствует, что крестьянство оставалось не закрепощённым и классовое общество было рабовладельческим, о чём говорит и грандиозное развитие ирригации, достигающей ещё до нашей эры максимальных пределов.

 

В городах всюду существовали ремёсла, найден ряд гончарных горнов. Города делятся пополам широкими улицами. В одном городе прослежено, что каждая половина имела своё клеймо, которым метились кирпичи. Это двойное деление возможно отражает деление рода на две фратрии, этнографически прослеживаемое во всех частях света. Здесь были только пережитки родового строя. Огромные городские дома имели от 150 до 200 комнат.

 

Главными зданиями городов являлись храмы огня, где горел неугасимый священный огонь и происходили общие собрания граждан. Крепостные стены имели множество бойниц. Каждая из бойниц позволяла обстреливать только узкое пространство. Оборона требовала поэтому большого количества лучников. В ней должны были участвовать все граждане.

 

Города входили в состав единого Хорезмского царства, известного по письменным источникам. Дата его возникновения пока не установлена. Древнейшие хорезмские монеты относятся к I в. до н. э. На них сделана надпись искажёнными греческими буквами, явно подражающая надписр1 вышеупомянутых монет Евкратида.

 

Около нашей эры большая часть Средней Азии вошла в так называемое Индо - Парфянское, иначе Кушанское, царство, основные центры которого были в Северной Индии. Из древностей этого царства наиболее замечателен каменный рельеф I в. до н. э., найденный советскими пограничниками в водах Аму- Дарьи у Айртама, возле Термеза. На нём изображены фигуры музыкантов, мужчин и женщин, на фоне сада. Пропорции и движения ещё напоминают греческую скульптуру, но в отделке много индийских элементов. Точно изображены лютни, арфы, флейты, кимвалы, барабаны, а также бусы, серьги, браслеты.

 

В I - II вв. н. э. в состав Кушанского царства входил и Хорезм, где обнаружены выстроенные в это время крепости, не являвшиеся ни укреплёнными городами, ни укреплёнными усадьбами. Там помещались кушанские гарнизоны, наблюдавшие за северными границами царства. К началу III в. Хорезм освободился от кушанского ига, и местные цари стали чеканить свои монеты. На них впервые появились хорезмийские надписи.

 

 

В науке давно было известно, что в Средней Азии довольно часто встречаются монеты, считавшиеся загадочными. На них надписи из непонятных до последнего времени букв и портреты царей, а на обороте изображение всадника. Оказалось, что эти монеты встречаются преимущественно в Хорезме и только там преобладают над другими монетами. Они дали ключ к прочтению букв древнехорезмийского алфавита, самое существование которого было до того неизвестно. Раскопки обнаружили в Хорезме во дворце Топрак - Кала архив, где свыше ста документов хозяйственной отчётности III в. н. э., написанных именно этим алфавитом, который лишь монеты позволили связать с Хорезмом. Это яркий пример раскопочного подтверждения кабинетных выводов.

 

Топрак - Кала вообще является замечательнейшим из городов Хорезма. Там раскопан царский дворец III - IV вв. н. э. Вокруг раскинулись жилые дома города, обнесённого мощными стенами с многочисленными квадратными башнями. Самый дворец в свою очередь был укреплён и господствовал над городом: высота трёх его башен ныне по 25 м, в древности, - не менее 30 м. В большом зале найдены в обломках глиняные статуи царей в коронах. Один имел корону в виде орла; такой венец, судя по монетам, носил в Хорезме лишь царь III в. Вазамар. Здесь при Вазамаре и его ближайших наследниках была царская резиденция и столица Хорезма.

 

Теперь дворец занесён песками, ведь с разрушением ирригации плодородные земли превратились в пустыни. Раскопки в основном сводятся к удалению песка. Найдено много семян пшеницы, ячменя, проса, косточек абрикосов, персиков, винограда. Оружие представлено железными копьями и стрелами (стрелы трёхлопастные, сарматского типа). Обнаружена мастерская по производству луков, где найдены самые луки, готовые и недоделанные. Дерево в Хорезме вообще сохраняется. Есть и древки стрел, они раскрашены.

 

Стены дворца были расписаны, найдено много обломков стенной живописи. Сохранились некоторые большие куски. Фигура сидящей арфистки близко напоминает скульптурные фигуры из Айртама не только по сюжету, но и по округлости очертаний, по пропорциям и т. д.; другие фигуры напоминают сирийскую и египетскую живопись римского времени. Богатством красок выделяется изображение женщины, собирающей фрукты, в её переднике виноград и персики.

 

В местности Варахша, близ Бухары, открыт дворец VII в. н. э., принадлежавший бухар - худатам (так назывались доисламские правители Бухары). Во дворце оказались фрески, где охотники верхом на слонах поражают копьями и стрелами чудовищ, и рельефы, изображающие водоёмы с волнами, водорослями, рыбами и лягушками. Своеобразное и высокое искусство античной Средней Азии стало известно только недавно благодаря раскопкам в Топрак-Кале, Варахше и других местах. Из вещей в Варахше часто встречаются стрелы сарматского типа, т. е. железные трёхлопастные. По китайским известиям, у бухар - худатов был золотой трон в виде верблюда.

 

На Зеравшане, выше Самарканда, расположен древний город Пянджикент. Раскопками там открыты храмы и жилые дома знати. Стены этих зданий покрыты красочной росписью. Относится она в основном к VII в. Главные изображения являются иллюстрациями к мифу о Сиявуше, наиболее популярном герое Средней Азии в древности. В одной сцене изображено, как он убегает от мачехи, пытавшейся его соблазнить. В другой сцене он изображён лежащим в гробу, а перед ним группы мужчин и женщин всячески выражают своими жестами скорбь.

 

На других росписях мы видим владетелей Согда. В ряде сцен они сидят на коврах, вытканных розетками. В их руках чаши, на одеждах вышиты цветы. Тонкие талии перехвачены золотыми поясами, к которым привешены длинные и узкие мечи. Вне черты укреплений Пянджикента раскопаны мастерская, где делали стеклянную посуду, и винодельня.

 

С IV в. в Хорезме начинают строиться многочисленные укреплённые усадьбы. Шли, по-видимому, непрерывные войны. Центральная власть ослабела, ирригация в связи с этим резко сократилась. Характерен упадок городов и ремесла, в частности огрубение керамики. Её перед тем в Хорезме в течение тысячи лет делали почти всю на кругу, теперь стало преобладать производство от руки, т. е. не ремесленное. Ремёсла, впрочем, не исчезли, и круг продолжал применяться.

 

Хорезм и вообще Средняя Азия переживали в IV - VI вв. н. э. упадок хозяйства, связанный, по-видимому, как и в Европе этого времени, с распадом рабовладельческих отношений. Происходил переход к феодализму, что являлось необходимым условием дальнейшего прогрессивного развития. Были и восстания рабов; о таких восстаниях в Согде сообщают письменные источники. Завоевания сопровождали процесс феодализации и здесь; письменные источники говорят о вторжении северных кочевников. Новые производственные отношения сложились в Средней Азии к VI в.

 

* * *

 

История Средней Азии в средние века известна по обильным письменным источникам. Археологические источники лишь дополняют их.

 

В VIII в. вся Средняя Азия подпала под арабское иго, и стал распространяться ислам. К VIII в. относятся монеты, где рядом с хорезмийскими надписями (это последние такие надписи) помещены арабские, дальше на всех монетах помещались только арабские надписи.

 

Феодальные города, вырастающие в Средней Азии в начале средневековья, резко отличаются от античных городов этой области. Исчезает регулярная планировка. Кварталы нарастают в беспорядке, группируясь вокруг центра. Ремесленники в начале этой эпохи были зачастую слугами или рабами феодальной аристократии. Но вскоре стали расти специальные кварталы предместий, заселённые самостоятельными ремесленниками той или иной специальности.

 

В центре среднеазиатского города находится, как правило, арк, т. е. цитадель, кремль, с дворцом правителя и правительственными учреждениями. К нему примыкает шахристан, собственно город. Там были жилища аристократии, базары и т. д., вокруг шли укрепления.

 

Но с развитием городской жизни шахристан становился, как правило, недостаточен, и его со всех сторон окружал рабад, состоящий из ремесленно-торговых предместий. В конце концов строилась крепостная стена и вокруг рабада. Крепостные стены всегда глинобитные.

 

Это тройное деление может быть прослежено во многих городах, особенно в Согде, в том числе очень чётко в Бухаре, находящейся с доарабского времени и поныне на одном и том же месте. В Хорезме известны также города, состоящие только из арка и рабада, или, наоборот, только из шахристана. Во всех них к IX в., судя по керамике (вся она опять изготовлена на кругу и высокого качества), наступил новый расцвет ремёсел.

 

Афрасиаб, т. е. домонгольский Самарканд, о котором уже шла речь, делится внутренними укреплениями на арк, три зоны постепенно нараставшего шахристана и рабад.

 

Керамики здесь добыто множество. Обнаружено два квартала гончаров в разных концах города. Вся посуда сделана на кругу. Изобилуют хумы (нечто вроде античных пифосов), кувшины и фляги для воды, которые носили при себе путники. Одна сторона такой фляги выпуклая, с рельефными узорами - наружная, другая плоская, гладкая - внутренняя. Найдено множество посуды поливной, т. е. покрытой стекловидной цветной массой, поливой, или, иначе говоря, глазурью. Установлены различия между эпохами по сортам и узорам поливы. Можно отметить, что для X в., для эпохи Саманидов (а это была эпоха культурного расцвета), для Афрасиаба и для всей Средней Азии типична керамика с коричневыми узорами по белому полю.

 

Много найдено в Афрасиабе глиняных водопроводных труб. Часто встречаются крицы, свидетельствующие об обилии кузниц. Найден ряд железных топоров, они длинные и узкие. Существовало стеклянное производство: найдена мастерская стеклянных бус.

 

Самарканд был в средние века важнейшим в мире центром производства бумаги. Бумага изобретена в Китае во II в. н. э., но рецепт её изготовления долго был китайским государственным секретом. В середине VIII в. арабы, разбив китайцев в Средней Азии, привезли пленных бумажных мастеров в Самарканд, и те наладили производство бумаги.

 

Бумага вскоре вытеснила пергамент во всех мусульманских странах (в Европу она проникла гораздо позже). Производилась она во многих городах, но самаркандская была наилучшей. В X в. араб Макдиси, описав весь мусульманский мир, говорит: "Ты не увидишь подобного бумаге Самарканда". Даже в XVI в. Бабур, завоеватель Индии, писал: "Лучшая бумага в мире выходит из Самарканда". Делалась она обычно из льняных или хлопчатых тканей. Произведения великих среднеазиатских учёных написаны на бумаге. Непревзойдённая в средние века библиотека Саманидов в Бухаре состояла в X в. из бумажных книг.

 

Монеты мусульманских стран, в том числе средневековые монеты Средней Азии, лишены изображений и сплошь покрыты арабскими надписями, выполненными чётко и изящно. Наиболее важны монеты X в. династии Саманидов, чеканившиеся преимущественно в Бухаре и Самарканде, широко употреблявшиеся и в Восточной Европе, особенно на Руси, в том же X в.

 

Серебряных монет было больше, чем золотых и медных. Диргем (название серебряной монеты) чеканился в огромных количествах. Диргемы Саманидов довольно точно копируют диргемы Аббасидов, тогдашних багдадских халифов. На лицевой стороне в центре помещено изречение: "Нет бога, кроме бога единого, и нет сотоварища ему", по кругу надпись с названием города и обозначением года по мусульманскому летосчислению. На обороте помещена цитата из Корана и два имени: халифа Аббасида (он являлся номинальным сюзереном) и эмира Саманида. (Саманиды ликвидировали по существу последние пережитки арабского владычества.)

 

В Афрасиабе найдена литейная форма саманидских монет X в. Сохранились обе половинки формы, в которой отливались сразу семь монет. В гипсе штампом вбиты кружки и на них все надписи: изречения, даты, название Самарканда, имя халифа, имя эмира. Всё это в отливке получалось очень рельефно. К каждому из семи кружков в форме вырезаны каналы для протока расплавленного серебра.

 

Бытовые древности мусульманских народов и стены зданий своей художественной отделкой постоянно напоминают о странных судьбах искусства этих народов. Ислам запрещал изображать людей и животных. Собственно в Коране такого запрета нет. Но он имеется в канонических преданиях. Например, в одном из них говорится, что сподвижник Мохаммеда сказал художнику: "Кто сделает изображение, того Аллах будет наказывать, пока он не вдунет в него духа, и не вдунет он в него духа вовек. О, несчастный, если ты не можешь отказаться от искусства, то изображай вот это дерево и всякую вещь, не имеющую души".

 

Запрет часто нарушался, тем не менее он оказал на искусство огромное влияние. Художники, стеснённые в своём творчестве, поневоле обратились к орнаментике и достигли в этом деле совершенства. Лучшие во всех мусульманских странах орнаменты созданы в Средней Азии и особенно на стенах зданий Самарканда и Бухары. Многие здания сохранились со своей архитектурной декорацией, и кроме того обломки такой декорации постоянно встречаются при раскопках.

 

Средневековые монументальные постройки воздвигались в Средней Азии уже не из сырцовых кирпичей (в отличие от всех построек Средней Азии античного времени), а из жжёных кирпичей. Впрочем, сырцовый кирпич остался материалом массовых построек.

 

В конце IX в. в Бухаре воздвигнут мавзолей Саманидов, ставший фамильной усыпальницей этой могущественной династии. Он прекрасно сохранился. Стены его состоят из мелких квадратных жжёных кирпичей, группы которых расположены то вертикально, то горизонтально, то наклонно, и это даёт в целом впечатление плетёной сетки, в которую заключено всё здание. Стены и порталы окаймлены розетками, составленными тоже из кирпичей.

 

На зданиях XII в. достигает полного развития среднеазиатский геометрический орнамент, герих. Расцвет этого орнамента длится несколько веков. Его образуют бесконечно разнообразные комбинации пересекающихся многоугольников, составлявшие сложный и стройный звёздчатый узор. В нём бывает заключено множество звёзд разных размеров и форм, и расположение их подчиняется разным ритмам. Столь же ритмично расположены в герихе и другие всевозможные геометрические фигуры. Подобные узоры характерны для всех мусульманских стран, но в Средней Азии они достигли совершенства. В Бухаре архитектурные орнаменты в домонгольское время делались из фигурных кирпичей (судя по сохранившимся зданиям), в Самарканде из обожжённой лепной глины (судя по находкам в Афрасиабе).

 

С герихом соперничал растительный орнамент ислими, дающий сложную стилизацию цветов и веток среднеазиатской флоры. Растительный орнамент применялся в мусульманских странах тоже повсеместно.

 

Характерен для этих стран, в том числе для Средней Азии, ещё орнамент эпиграфический, т. е. состоящий из надписей, что не встречается больше нигде. Здесь помогли особенности арабского шрифта, его плавность и гибкость.

 

В XII в. в Средней Азии для архитектурной декорации стали применять в дополнение к простым кирпичам натурального жёлтого цвета кирпичи поливные. В это время их мало, полива только голубая и служит лишь дополнением к узорам.

 

В XII в. могущественнейшей державой Средней Азии стал Хорезм. Стены хорезмских феодальных замков того времени тонки, декоративны и не имеют серьёзного оборонительного значения. Политическая централизация сделала укрепления ненужными. Замки окружены многочисленными крестьянскими домиками. В Ургенче, тогдашней столице Хорезма, воздвигнуты были грандиозные здания, в отделке которых простые кирпичи сочетались с поливными голубыми.

 

В начале XIII в. Средняя Азия была завоёвана монголами. Монгольское разорение было для неё таким же бедствием, как и для Руси. Все города были разрушены, большинство жителей погибло. Самаркандцы даже не стали потом восстанавливать свой город на том месте, где он стоял свыше полутора тысяч лет. Он вырос рядом, там, где Самарканд стоит теперь, а прежний город запустел и стал называться Афрасиабом. Монголы разрушили большую часть среднеазиатских оросительных систем. Пустыня поглотила поэтому большую часть созданных человеком оазисов.

 

Советская археология вообще доказала путём изучения среднеазиатских каналов всех эпох, что причиной сокращения их сети на протяжении веков неизменно являлись вражеские нашествия. После них орошение в той или иной мере восстанавливалось, пока не наступала новая катастрофа. Монгольское завоевание было величайшей катастрофой, хотя и не последней. Домыслы буржуазных учёных о природных причинах, якобы вызвавших высыхание Средней Азии, опровергнуты советской наукой. Большая часть этой области в любую эпоху могла стать и становилась в зависимости от усилий человека плодородной землёй или пустыней. В советское время наступление на пустыню ведётся с небывалыми успехами, и помощь ирригаторам оказывают археологи, изучающие древние оросительные системы.

 

Монгольское разорение в Средней Азии, как и на Руси, прекратило надолго всякое строительство. Поэтому от XIII в. зданий почти не дошло. В XIV в., как и на Руси, искусство возродилось, но в новых формах (ни о каком монгольском влиянии при этом не может быть и речи). Типичны стали сплошные узоры из изразцов, т. е. из покрытых поливой плиток и кирпичей. Они развились на местной основе, из поливных узоров, применявшихся ещё в XII в. в качестве подсобной декорации.

 

Хорезм хозяйственно возродился раньше, чем другие части Средней Азии, и Ургенч скоро вырос из развалин. Он был в XIV в. юго-восточным центром Золотой Орды (дальше Хорезма в этом направлении она не простиралась). Его здания покрыты изразцовой цветной мозаикой.

 

В конце XIV в. Хорезм был разорён Тимуром, приказавшим на месте разрушенного Ургенча посеять ячмень. Каналы Хорезма были снова разрушены, и почти вся эти страна надолго стала пустыней.

 

Но Согд пережил при Тимуре и его наследниках новый хозяйственный подъём. После грабительских походов Тимура сюда были свезены неисчислимые военные трофеи из всех ограбленных стран. Самарканд стал столицей гигантской эфемерной империи. Тимур провёл по этому городу радиальные улицы, широкие и прямые, что для Средней Азии было совершенно ново. Было устроено много садов и воздвигнуты грандиозные здания, покрытые изразцовой мозаикой. В 1405 г. в Самарканде построена усыпальница Тимура - Гур-Эмир, что значит "могила эмира". Надгробие Тимура сделано из чёрного нефрита, на нём длинная надпись, содержащая родословную, притом фальшивую. Внутри здание щедро отделано прозрачным зеленоватым ониксом и белым мрамором.

 

В узорах тимуровских построек преобладают сочетания синих и голубых изразцов, т. е. сплетаются тёмные и светлые оттенки одного и того же цвета. Глиняные сосуды XV в. (эпоха Тимуридов) тоже покрывались сине-голубой поливой. На зданиях изразцовыми узорами выведены всевозможные герихи и декоративные надписи, преимущественно религиозные тексты, например: "царство принадлежит аллаху", "царь - тень аллаха на земле" и т. д.

 

Ещё больших успехов декоративное искусство достигло в царствование внука Тимура, Улугбека, великого астронома. Наиболее замечательно медресе (высшая духовная школа) Улугбека 1420 г. в Самарканде. Надпись на нём гласит: "Это здание совершеннейшее из построек по искусству в работе... живут в нём учёные". Оно, действительно, совершенно как по архитектуре, так и по узорам, где в сложнейшие комбинации бесчисленных многолучевых звёзд вписаны многолепестковые цветы. Мозаичные изразцовые розетки чередуются с мраморными плитами. Красочные сочетания стали изысканными и мягкими. Синие и голубые изразцы по-прежнему преобладают, но они гармонично дополняются изразцами жёлтыми, оранжевыми, зелёными и т. п.

 

Изразцовые мозаики изготовлялись с XIV в. в специальных мастерских. Приготовлялись глиняные тонкие доски, покрывались цветной поливой и обжигались. Мастер имел в качестве заготовок несколько таких досок разного цвета и выпиливал из них пилкой нужные ему очертания. Так собирались элементы геометрических фигур, звёзд, розеток, цветов, бутонов, веток, букв и т. д.

 

Мусульманским погребальным обрядом является вытянутое трупоположение без вещей, лицом к Мекке.

 

В эпоху Тимура грозную славу приобрела личная его эмблема, состоящая из трёх кружков. Она помещалась на монетах Тимура и его потомков, знамёнах, надписях и т. д. Эти три кольца до XX в. остались гербом Самарканда.

 

Внук Тимура, могущественный хан XV в. Улугбек был, как известно, выдающимся астрономом, произведения которого имели большое влияние на астрономию Европы. Располагая огромными средствами, он построил себе в окрестностях Самарканда обсерваторию, по размерам и по техническому совершенству превзошедшую все древние и средневековые обсерватории. Это сооружение раскопано. Открыт гигантский секстант, служивший для наблюдений. Это вертикальная шестая часть окружности. Он находится под землёй в специально вырытой шахте и хорошо сохранился.

 

Дуга секстанта отграничена двумя барьерами, облицованными мрамором. Математическая точность кривизны мраморных плит поразительна. Секстант точно ориентирован по меридиану. На каждом градусе круга по мрамору вырезаны деления и цифры. Каждому градусу соответствует интервал в 70 см. Вдоль барьеров под землю ведут кирпичные лестницы. Обсерватория свидетельствует о достижениях эпохи последнего расцвета среднеазиатской средневековой науки. Нигде в мире археологам ещё не удавалось раскапывать столь совершенные научные сооружения.

 

* * *

 

В I тысячелетии и. э. на Енисее складывается государство кыргызов. Окончательно сложилось оно в VI в. Некоторые данные о политической истории этой державы имеются у китайских историков, но сверх того до нас дошли местные письменные источники, надписи кыргызской знати, написанные на местном тюркском языке орхонскими письменами (название от реки Орхон в Монголии, где таких письмен ещё больше).

 

В виде примера можно привести надпись, найденную у деревни Иудино, близ Минусинска, посвящённую убитому на войне начальнику. Речь о нём идёт то в первом лице, то во втором: "У моего на земле живущего рода тигра, у моих превосходством одарённых, я не нахожусь. Вы были витязь, который лошадей съедал. Вы были могучий, который быков и баранов съедал. Хотя младшего брата волк бежал, но так не отделяется тигр от своих. Это наше имя есть Умай-бег, это мы" и т. д. Подобные высокопарные надписи часты, некоторые из них являются целыми историческими рассказами.

 

Земледелие стало плужным, до нас дошли железные плужные лемехи. Некоторые из них привезены из Китая и имеют клейма китайских мастеров. На одном из них - китайская надпись "человек сделал", датируемая по форме иероглифов V в. н. э. Имеются и лемехи, изготовленные местными кузнецами, по форме они отличаются от китайских. Много найдено железных серпов. Зернотёрки сменились круглыми вращаемыми жерновами. Орошение оставалось основой хозяйства, оно стало ещё разветвлённее, чем в тагарскую эпоху.

 

В поселениях того времени обнаружены следы юрт. Кочевое скотоводство имело, может быть, не меньшее значение, чем земледелие. Об этом говорят и надписи на могилах знати, важным богатством которой были стада. В одной надписи от лица покойника сказано, что он "не мог остаться" среди "моих шести тысяч коней". В другой надписи говорится, что принадлежавшие покойнику "на земле снабжённые тамгой (т. е. собственные) табуны лошадей были бесчисленны... в сумах находившееся имущество было бесчисленно, как чёрные волосы".

 

Кузнецы жили в специальных посёлках, где жители занимались только обработкой железа. Таких посёлков известен целый ряд вдоль Енисея и его главных притоков. Там в изобилии встречаются шлаки, угли, крицы. По-видимому, кричники, получавшие железо в сыродутных горнах, являлись часто и кузнецами. Обычно было также соединение в одном лице кузнеца и медного литейщика, судя по находкам в мастерских.

 

Но специализация ремёсел уже не ограничивалась металлургией. Появились гончары. С VI в. значительная часть кыргызской керамики сделана на гончарном кругу. Сюда относятся так называемые кыргызские вазы, высокие и стройные. Но наряду с ними у кыргызов всегда применялась и керамика, сделанная от руки.

 

Кыргызы I и начала II тысячелетия н. э. погребены обычно в курганах, сложенных из камней. В них преобладают трупосожжения. Различия между курганами в размерах и инвентаре очень значительны и отражают классовые различия. В малых курганах встречаются только мелкие украшения и керамика. Группы больших курганов называются чаатас, что значит "камень войны". Они изобиловали в своё время золотом и поэтому все ограблены. Сожжённые покойники сопровождаются скелетами людей, не удостоенных сожжения. Это, по-видимому, рабы, тем более, что вещи при их скелетах отсутствуют, а в основных погребениях были обильны.

 

Раскопан чаатас у села Копёны, на Енисее, состоящий из самых крупных каменных курганов Минусинской котловины. Все погребения были ограблены, но о богатстве покойников дают представление находки в тайниках - особых ямах около могил, не замеченных грабителями. В них оказалось четыре золотых кувшина на серебряном блюде, золотая тарелка и множество разных украшений, золотых, серебряных и бронзовых. Два золотых кувшина покрыты рельефным узором из ветвей и цветов, между которыми видны хищные фантастические птицы, терзающие рыб. Другие два золотых кувшина гладки, но зато на днищах у них орхонские надписи: на одном - "золото... дар Ача" (Ач - одно из кыргызских племён), на другом - "бегское серебро мы дали". (Такая надпись на золотом сосуде объясняется, вероятно, тем, что слово "серебро" имело значение ценности вообще, какое оно имеет в ряде языков. Здесь речь идёт о дани, принесённой бегу ; бег - титул.) На золотой тарелке изображены птицы и цветы.

 

Особый интерес представляют бронзовые фигурки, составлявшие некогда сцену охоты. Скачущие всадники, обернувшись, пускают стрелы в нападающих на них тигров. От всадников убегают барсы, зайцы, лани, кабаны. До этих находок сибирское искусство считалось только декоративным, но копёнские раскопки открыли новые стороны этого искусства. Энергичный поворот всадника, прыжок разъярённого тигра, страх убегающего кабана - всё это передано жизненно и динамично. Копёнские курганы принадлежат высшим слоям кыргызской знати. Дата их - VII в. Кыргызская эпоха изучена и на Алтае. Курганы там тоже сложены из камней, но в отличие от Енисея преобладают трупоположения.

 

Раскопан ряд курганов в Курайской степи на Алтае. Основная их масса принадлежала рядовым скотоводам и земледельцам. В одном женском погребении найдены ручные вращаемые жернова. Один курган был большой. В нём оказалось богатое погребение. Там тоже были орхонские надписи. Одна надпись помещена на днище серебряного кувшина: "спутник мужественного шада" (шад - титул), другая - на поясной бляхе: "кушак господина Ак-Кюна". У головы воина были золотые серьги. На поясе висел берестяной колчан с железными стрелами, так называемыми свистящими.

 

Такие стрелы, с отверстиями для свиста в трёх железных широких лопастях (они много больше, чем сарматские трёхлопастные, что придаёт им совсем иной контур), чрезвычайно распространены по всей Сибири среднего и позднего, железного века, в том числе в енисейских чаатасах.

 

Хозяйственное развитие на Алтае отставало от енисейского. Характерно, например, что алтайская кыргызская керамика вся сделана от руки. Гончарного ремесла здесь, таким образом, не было, ремёсла были только металлургические.

 

В XIII в. кыргызское государство в Сибири с его письменностью и ремёслами было уничтожено. Уничтожили его монголы. Чингисхан завоевал кыргызскую державу и разорил её земли. Монгольское завоевание было бедствием для всех стран. Но государства, более крепкие и более удалённые от монголов, всё же потом поднялись, в том числе Китай, Иран, Средняя Азия и Русь. Кыргызам это не удалось. Оросительные системы на Енисее были повсеместно заброшены, ремёсла почти исчезли, надписей новых нет. Русские землепроходцы застали в XVII в. на Енисее несколько мелких кыргызских княжеств со скотоводческим населением. Даже земледелия почти не было.

 

 

К содержанию: Арциховский. Основы археологии

 

Смотрите также:

 

Феодальное государство  Рабовладельческие государства в Древней Греции и Риме

 

Афинское рабовладельческое государство. Расцвет Афин.  Рабовладельческая знать и жречество

 

Рабовладельческое государство и право. История государства...