ИСТОРИЯ ЭКОНОМИКИ. ЭКОНОМИЧЕСКОЕ УЧЕНИЕ МАРКСИЗМА

 

 

Экономический закон движения буржуазного общества. Кризисы перепроизводства. Конфликт между развитием производительных сил и возрастанием стоимости капитала

 

Рукопись III книги «Капитала», завершающая построение теоретической системы, является в то же время заключительной ступенью раскрытия и обоснования экономического закона движения буржуазного общества, в чем Маркс видел конечную цель своего сочинения. Изложенная в трех книгах «Капитала» экономическая теория, отражая в форме системы специфически исторических категорий внутреннюю объективную диалектику становления и развития капитала, процессов производства и обращения капитала, вместе с тем служит научным доказательством закона движения, характеризующего исторически преходящую природу капиталистического способа производства. Было бы поэтому в корне ошибочно, по примеру некоторых критиков «Капитала», рассматривать теоретическую систему Маркса как следствие субъективной цели автора, соответственно которой он выбирал из действительности то, что ему было нужно для обоснования замены капитализма социализмом.
    

  «Самоотрицание» буржуазных производственных отношений Маркс последовательно доказывал с помощью анализа внутренних противоречий и законов капиталистического производства и обращения. Теоретическая система «Капитала» в ее целостности является поэтому одновременно критикой капиталистического способа производства и буржуазной политической экономии, которая рассматривала капиталистический строй как абсолютную форму общественного производства. «Подобно тому, как система буржуазной экономики развертывается перед нами лишь шаг за шагом,— писал Маркс еще в экономической рукописи 1857—1858 гг.,— так же обстоит дело и с ее самоотрицанием, которое является ее конечным результатом» 28[Там же. Т. 46. Ч. II. С. 222]. Уже в товаре — простейшей экономической форме — был выявлен специфически общественный характер буржуазного производства. Исходя из товара и двойственности заключенного в нем труда, Маркс на основе исследования процесса производства капитала обнаружил самые глубокие экономические противоречия буржуазного общества, антагонизм между процессом возрастания стоимости и процессом производства потребительных стоимостей, между трудом и капиталом. Благодаря открытию прибавочной стоимости как специфически капиталистической формы прибавочного труда и абсолютной цели процесса производства и воспроизводства капитала была определена та внутренняя движущая сила капиталистического производства, которая необходимо ведет его к развитию и разложению.
  

    Законы производства прибавочной стоимости, будучи законами повышения эксплуатации рабочих, обусловливают вместе с тем технические перевороты, рост накопления, концентрации и централизации капиталов, расширение масштабов производства, а тем самым — изменения в системе отношений капиталистического производства и обращения.

 

 

Поскольку технический базис постоянно революционизируется, с течением времени неизбежно нарастает конфликт между развитием производительных сил, расширением производства, с одной стороны, самовозрастанием капитала, производством прибавочной стоимости — с другой. Развитие производительных сил общественного труда в его капиталистической форме проявляется, как показал Маркс, в росте органического строения капитала, которое ведет к дальнейшему углублению противоречий и вызывает последствия, угрожающие самому существованию капиталистического способа производства. Сделанный в результате исследования процесса производства и накопления капитала в I книге сочинения Маркса революционный вывод о несовместимости «капиталистической оболочки» с производительными силами, которые выросли в результате применения капитала в производстве, получил дальнейшее развитие и обоснование во II и III книгах «Капитала».
  

    Анализируя процесс обращения, Маркс раскрыл противоречия, присущие движению промышленного капитала. По мере того как промышленный капитал «овладевает общественным производством, совершается переворот в технике и в общественной организации процесса труда, а вместе с тем и в экономико-историческом типе общества» 29[Там же. Т. 24. С. 65]. Уже исследование простого товарного обращения в I книге привело Маркса к выводу о формальной возможности кризисов перепроизводства товаров. Противоречия, свойственные простой товарной метаморфозе, развиваются и углубляются в процессе кругооборота и оборота индивидуального и всего общественного капитала. В результате расширяются реальные возможности для возникновения периодических кризисов перепроизводства, которые в свою очередь обостряют противоречия между основными классами буржуазного общества.
    

  В наиболее конкретной форме противоречия и классовые антагонизмы, определяющие исторически преходящую природу капиталистического способа производства, отражены в III книге «Капитала». На основе анализа процесса образования средней нормы прибыли было раскрыто, что капиталисты, несмотря на конкуренцию друг с другом, составляют «поистине масонское братство в борьбе с рабочим классом как целым» 30[Там же. Т. 25. Ч. I. С. 217]. Вместе с тем процесс образования общей нормы прибыли и цены производства показывает, что рабочий класс не может освободиться от эксплуатации, не устранив экономическое господство всего класса капиталистов. Особо важное значение для определения исторического места капиталистического способа производства имели открытие закона тенденции нормы прибыли к понижению и объяснение развития внутренних противоречий этого закона, прежде всего конфликта между расширением производства и увеличением стоимости, между избытком капитала и избытком населения.
     

 Явление падения нормы прибыли было замечено классиками буржуазной политической экономии. Смит, как известно, пытался связать этот процесс просто с действием конкуренции, Рикардо — с ростом заработной платы, обусловливаемым увеличением земельной ренты вследствие перехода от лучших к худшим землям. В III книге «Капитала» Маркс вывел закон падения нормы прибыли из роста органического строения капитала и объяснил, что он реализуется как тенденция, поскольку абсолютному его осуществлению противодействует ряд факторов (повышение степени эксплуатации труда, удешевление элементов постоянного капитала и т.д.). В то же время повышение степени эксплуатации рабочих вследствие технического прогресса и роста производительности труда вызывает дальнейшее уменьшение доли переменного капитала, что в свою очередь ведет к понижению нормы прибыли. «Норма прибыли понижается не потому, что труд становится менее производительным, а потому, что он становится более производительным. То и другое, повышение нормы прибавочной стоимости и понижение нормы прибыли, суть лишь особые формы, в которых получает свое капиталистическое выражение возрастающая производительность труда» 31[Там же. С. 263]. В этом заключается глубокий антагонизм закона тенденции нормы прибыли к понижению.
    

  Скрытую основу закона тенденции нормы прибыли к понижению составляют методы производства относительной прибавочной стоимости, которые, увеличивая степень эксплуатации рабочих, в то же время не допускают, чтобы капитал той же самой величины применял столько же труда, как и прежде. Отсюда повышение нормы прибавочной стоимости сопровождается уменьшением массы прибыли, производимой капиталом данной величины, а поэтому — тенденцией средней нормы прибыли к понижению. До известных пределов падение нормы прибыли, как установил К. Маркс, может компенсироваться увеличением ее массы и замедляться вследствие противодействующих причин. Но развитие производительной силы труда достигает такого уровня, на котором не только ускоряется обесценение наличного производительного капитала, но происходит перенакопление и образование избыточног капитала, не находящего для себя реального применения.
    

  Одновременно с ростом органического капитала и тенденцией нормы прибыли к понижению относительно уменьшается потребность в рабочей силе. Наряду с избытком капитала образуется избыток населения. Вместе с тем углубляется противоречие между условиями производства прибавочной стоимости и условиями ее реализации, превращения в денежную форму прибыли, поскольку падает доля переменного капитала, а спрос на товары со стороны рабочих ограничивается узкими рамками стоимости рабочей силы и существованием относительного перенаселения. Углубление всех свойственных капиталистическому процессу расширенного воспроизводства противоречий назодит свое проявление в разрушительных периодических кризисах перепроизводства.
     

Кризисы перепроизводства лишь временно разрешают эти противоречия. Дальнейшее возрастание капитальной стоимости снова предполагает развитие производительных сил, которое сопровождается ростом органического строения капитала и углублением антагонизмов, присущих капиталистическому производству. Таким образом, Марксом было доказано, что капиталистическое производство является средством для удовлетворения жизненных потребностей производителей. Оно подчинено капиталу, который ставит развитию производства исторический предел, экономически обусловленный законами образования прибыли и тенденцией общей нормы прибыли к понижению.
   

   Антагонистический характер капиталистического способа производства, по определению Маркса, состоит в том, что «средство – безграничное развитие общественных производительных сил – вступает в постоянный конфликт с ограниченной целью – увеличением стоимости существующего капитала» 32[Там же. С. 274]. Развивая производительные силы, капитал вместе с тем вопреки воле капиталистов создает материальные условия для новой, более высокой исторической формы общественного производства. Одновременно усиливается обособление материальных условий производства от действительных производителей, углубляется противоречие между трудом и капиталом.
     

 Дальнейшим исследованием в III книге «Капитала» Марксом были выявлены противоречия внутри класса капиталистов (между промышленниками, торговцами, банкирами), а также между капиталистами и земельными собственниками. Развитие системы кредита сопровождается образованием акционерных обществ, внутри которых происходит «упразднение капитала как частной собственности в рамках самого капиталистического способа производства» 33[Там же. С. 479]. Вместе с тем усиливается отделение управления производством от содственности на капитал, формируется класс чисто денежных капиталистов. Капиталист перестает быть лицом, экономически необходимым для осуществления процесса воспроизводства. Одновременно с накоплением капитала, углублением конфликта между развитием проихводительных сил и капиталистическими производственными отношениями происходит, как установил Маркс, обострение экономических противоречий между буржуазией и пролетариатом, нарастает классовая борьба.
   

   Впервые в трех книгах «Капитала» было дано, таким образом, резвернутое политико-экономическое обоснование исторической миссии пролетариата, которая была провозглашена основоположниками марксизма в «Манифесте Коммунистической партии» (1848). В предшествующей политической экономии рабочие изображались только как страдающий или просто производящий продукты и прибыль класс буржуазного общества. Классическая буржуазная политэкономия, особенно в лице Риккардо, указывала на противоположность интересов классов буржуазного общества и тем самым, как отмечал Маркс, вскрыла корни исторической борьбы и исторического развития. Но она оказалась не в состоянии подойти к мысли о капитализме как последней антагонистической форме производства и о возможности преобразования буржуазного общества в результате классовой борьбы. «Если пролетарий в глазах классовой политической экономии, - писал Маркс, - представляет собой лишь машину для производства прибавочной стоимости, то и капиталист в ее глазах есть лишь машина для превращения этой прбавочной стоимости в добавочный капитал» 34[Там же. С. 479]. Таково, можно сказать, определение исторической роли рабочего класса и буржуазии, данное классической школой. Социалисты – рикардианцы и прудонисты, как известно, непосредственно из закона трудовой стоимости и факта поляризации богатства и нищеты делали выводы о несправедливости частной собственности и строили утопические планы переустройства общества. В противоположность этому выводы, к которым пришел Маркс, основывались не на благих намерениях, отвлеченных идеалах и моральных принципах, а на подлинно научном исследовании капиталистического способа производства, порождающего конфликт между развитием производительных сил и буржуазными производственными отношениями и создающего в то же время в лице рабочего класса общественную силу, которая осуществляет революционное преобразование общества.
    

  Вместе с углублением конфликта между безграничным развитием производительных сил и возрастанием стоимости капитала, между общественным характером процесса производства и частной собственностью капиталистов повышается степень эксплуатации рабочих, растет относительно избыточное рабочее население, ухудшается материальное положение всего рабочего класса, которое сопровождается ростом богатства и его концентрацией в руках немногих магнатов капитала. Наряду с ростом возмущения рабочего класса и усилением его сопротивления господству капитала возрастают организованность пролетариата, его способность осуществить «экспроприацию экспроприаторов» путем классовой борьбы.
   

   В заключительном отделе III книги «Капитала» после исследования доходов и их источников предполагалось охарактеризовать три основных класса буржуазного общества (капиталисты, наемные рабочие, земельные собственники). Итог всего сочинения Маркса должен был составить анализ классовой борьбы как формы разрешения противоречий капиталистического способа производства. К сожалению, этот план Маркса не был реализован. По свидетельству Энгельса, итоговые обобщения Маркс обычно откладывал до окончательной редакции. Но содержание этого завершающего раздела III книги «Капитала» вырисовывается из всего предшествующего изложения теоретической системы, а также из других произведений Маркса, связанных с борьбой классов в условиях буржуазного общества.
   

   Великий ученый, совершивший революцию в истории политической экономии, не мог не быть диалектиком по отношению к самому себе, собственным экономическим исследованиям на различных их этапах. Он не был порабощен не только теоретическими и методологическими положениями великих экономистов и философов, но и какими-нибудь своими заранее предпосланными схемами, жесткими, неподвижными определениями. Поэтому и конечные теоретические результаты экономического исследования Маркса, и вытекающие из них практические выводы не становятся абсолютными истинами. Напротив, они создают диалектические предпосылки для дальнейшего прогресса политической экономии, всей экономической науки.

 

 

К содержанию: Буржуазная политэкономия. От Смита и Рикардо до Маркса и Энгельса

  

 Смотрите также:

 

Теоретические системы политической экономии 

 

 История государства и права    Римское право   Правовые системы современности