ИСТОРИЯ ЭКОНОМИКИ. ЭКОНОМИЧЕСКОЕ УЧЕНИЕ МАРКСИЗМА

 

 

Диалектическое объяснение особых форм капитала и прибавочной стоимости. Формы прибавочной стоимости

 

Одним из самых лучших мест в I книге «Капитала» Маркс считал исследование прибавочной стоимости независимо от ее особых форм (прибыли, процента, земельной ренты). Классическая политическая экономия, как известно, постоянно смешивала эти особые формы с их всеобщей формой. В III книге «Капитала» было показано, как из промышленной прибыли возникают особые формы прибавочной стоимости: торговая прибыль, процент, предпринимательский доход, земельная рента.
   

   Маркс обосновал положение, что промышленный капитал определяет капиталистический характер производства и существование особых форм капитала (торгового и т. д.), так как представляет единственный способ существования капитала, функция которого состоит не только в присвоении прибавочной стоимости, но и в ее создании. Товарно-торговый капитал, хотя и участвует в выравнивании нормы прибыли, не является создателем прибавочной стоимости. Он представляет собой лишь превращенную форму той части товарного капитала, которая обособилась от промышленного капитала и функционирует исключительно в сфере обращения. Поэтому и торговая прибыль выступает как обособившаяся часть и превращенная форма прибыли промышленного капитала, которая присваивается купцом в сфере обращения. Тем самым критически преодолевалось характерное для классической школы смешение товарно-торгового и промышленного капитала.

 

Разделение прибыли на промышленную и торговую придало ей форму, в которой она выступает на практике. Маркс выделил также в особую форму денежно-торговый капитал, специально занятый выполнением для всего класса промышленных и торговых капиталистов технических операций, связанных с денежными расчетами (хранение денег, ведение текущих счетов, уплата денег и т. д.), четко отграничив его не только от промышленного и товарно-торгового, но и от денежного капитала, приносящего проценты. Значительная часть III книги сочинения Маркса посвящена имеющему большую ценность для понимания особенностей современного капитализма анализу капитала, приносящего проценты, и связанной с ним кредитной системы. Специфический характер этой формы капитала, как выяснил Маркс, определяется тем, что деньги, поскольку они могут быть превращены в самовозрастающую стоимость, обладают добавочной потребительной стоимостью, которая заключается в их способности «функционировать в качестве капитала и в качестве такового производить при средних условиях среднюю прибыль» 21[См. там же. С. 387]. Капитал в денежной форме превращается в своеобразный товар, который в отличие от обычных товаров отчуждается не путем продажи, а в форме ссуды и возвращается к исходному пункту возросшим по своей стоимости.

 



     В отличие от промышленного и торгового капитала возрастание стоимости и движение отчуждаемого в форме ссуды денежного капитала не опосредствуется для его собственника ни процессом производства, ни процессом обращения, а прирост его стоимости принимает форму процента, качественно и количественно отличную от прибыли. Для капитала, приносящего проценты, характерно удвоение формы. «Один и тот же капитал выступает в двояком определении: как ссудный капитал — в руках кредитора, как промышленный или торговый капитал — в руках функционирующего капиталиста. Но функционирует он лишь один раз и сам производит прибыль лишь один раз» 22[Там же. С. 399]. Разделение капиталистов на чисто денежных и предпринимателей (промышленников и торговцев) вызывает деление средней прибыли на две части, одна из которых превращается в процент, другая — в предпринимательский доход. Вопреки представлениям классической политической экономии Маркс показал, что не существует никакой «естественной» нормы процента. Его максимальный предел установлен средней нормой прибыли, но его минимальная граница не поддается точному определению, поскольку находится в зависимости от конкуренции, постоянно изменяющегося предложения ссудного капитала и спроса на него.

Качественно процент, как доказал Маркс, есть прибавочная стоимость, которую приносит собственность на капитал, обособленно от реального процесса вопроизводства. Напротив, предпринимательский доход представляет функционирующий капитал, который действительно приносит прибыль. Деление прибыли на процент и предпринимательский доход придает капиталу форму, в которой он обособлен от отношений между наемными рабочими и капиталистами, поскольку непосредственно характеризует отношение между двумя категориями капиталистов. В то же время предпринимательский доход внешне противостоит не наемному труду, а лишь проценту и представляется независимым от собственности на капитал, результатом лишь функций капиталиста как управляющего процессом производства, выступая формально в виде платы за труд по управлению и надзору.
   

   С развитием акционерных обществ, кредитной системы, института наемных управляющих, отделением управления от собственности на капитал произошло, как показал Маркс, существенное изменение роли капиталиста в реальном процессе производства и обращения. Когда «лицо, являющееся только управляющим, не владеющее капиталом ни под каким титулом... исполняет все реальные функции, выпадающие на долю функционирующего капиталиста как такового,— тогда остается лишь служащий, а капиталист как лицо излишнее исчезает из процесса производства» 23[Там же. С. 427]. С развитием кредита, анализу которого в «Капитале» уделяется большое внимание, свободные денежные капиталы и доходы все больше концентрируются в банках и ссужаются ими, а не их собственниками. В этой форме капитал все более принимает общественный характер, выступает как концентрированный капитал всего класса капиталистов. В проценте, поскольку он есть отношение между разными категориями капиталистов, классовый антагонизм между трудом и капиталом, по выражению Маркса, совершенно погашен, выступает лишь как отношение вещи (денег) к самой себе. Но капитал, приносящий проценты, хотя и обособлен внешне от процесса производства, по своему внутреннему существу остается превращенной формой промышленного капитала, а процент — особой формой прибавочной стоимости.
   

   Определив на основе закона прибавочной стоимости внутреннюю природу процента и показав, что он выражает существование самих средств производства как капитала в их противоположности к наемным рабочим, Маркс раскрыл ту особенность капиталистической формы эксплуатации труда, которая с развитием капитализма приобретала всевозрастающее значение. Столь же важное значение имело научное объяснение сущности фиктивного капитала, который в виде различных ценных бумаг (акций, облигаций), будучи «дубликатом действительного капитала», совершает обособленное от обращения последнего, самостоятельное движение и приносит прибавочную стоимость в форме дивиденда или процента. Эта форма капитала придает эксплуатации труда еще более скрытый характер.
   

   В рукописи III книги «Капитала» принципиально по-новому была решена проблема объяснения на основе законов стоимости и прибавочной стоимости земельной ренты. В 1859 г. в «Первом выпуске» своего сочинения Маркс писал, что в теории стоимости Рикардо имелось «самое разительное» противоречие, давшее возможность развернуть полемику против закона определения стоимости рабочим временем. Суть связанной с этим противоречием проблемы заключалась в следующем: если стоимость определяется содержащимся в товаре рабочим временем, то «каким образом могут товары, вовсе не содержащие в себе труда, обладать меновой стоимостью или, другими словами, откуда берется меновая стоимость того, что создано исключительно силами природы?» 24[Там же. Т. 13. С. 48]. Эта проблема должна была, согласно первоначальному плану Маркса, получить разрешение «в учении о земельной ренте», которое предполагалось изложить в специальной книге, посвященной земельной собственности.
    

  В процессе работы над рукописью 1861 —1863 гг. все более вырисовывалась необходимость объяснения земельной ренты на основе законов стоимости и прибавочной стоимости уже в сочинении о капитале. Тогда Маркс хотел рассмотреть земельную ренту в связи с анализом образования средней прибыли, как «иллюстрацию» к теории цены производства. Позднее в рукописи III книги изложение этого вопроса переросло в обширный отдел, получивший название «Превращение добавочной прибыли в земельную ренту». Исследование земельной собственности ограничивалось тем самым определенными рамками. «Анализ земельной собственности в ее различных исторических формах лежит за рамками этой работы. Мы занимаемся ею лишь постольку, поскольку часть прибавочной стоимости, произведенной капиталом, достается земельному собственнику» 25[Там же. Т. 25. Ч. II. С. 163].
    

  На основе законов стоимости и прибавочной стоимости Маркс объяснил превращение добавочной прибыли в дифференциальную земельную ренту, определив ее как специфически капиталистическую форму экономической реализации частной земельной собственности, отделенной от труда и капитала. Исходя из различий стоимостей и цен производства и характерного для сельского хозяйства более низкого органического строения капитала по сравнению со средним строением капитала в промышленности, К. Маркс пришел к неизвестному Рикардо определению абсолютной земельной ренты как превращенной формы той части прибавочной стоимости, которая представляет собой разницу между стоимостью и ценой производства продуктов земледелия. Благодаря этому на основе закона прибавочной стоимости был раскрыт эксплуататорский характер доходов земельных собственников, выяснены особенности формирования стоимости продуктов земледелия («даров природы»), что имело важное значение для доказательства истинности трудовой теории стоимости.
 

     Исторически земельная собственность, торговый и ростовщический капитал, приносящий проценты, предшествовали промышленному капиталу. Но в теоретической системе Маркса имеет место обратная последовательность, которая обусловлена тем фактом, что в исторически сформировавшемся буржуазном обществе именно промышленный капитал является первичной формой и определяет новый характер торгового капитала, капитала, приносящего проценты, и земельной ренты. В то же время раскрытие сущности производных от промышленного форм капитала и капиталистической земельной ренты служит в теории Маркса предпосылкой рассмотрения их исторического генезиса, которому посвящены в отделе 4 глава «Из истории купеческого капитала», в отделе 5 глава «Докапиталистические отношения» и в отделе 6 глава «Генезис капиталистической земельной ренты» (подробнее см. гл. 29 настоящей работы).
   

   Исследование особых форм прибавочной стоимости завершается в третьей книге обобщенной характеристикой доходов и их источников, в виде которых на поверхности явлений обнаруживаются действительные внутренние связи отношений капиталистического процесса производства как конкретного целого. К сожалению, данная часть рукописи осталась незавершенной. Но о ее содержании можно составить более полное представление, если принять во внимание обширное изложение вопроса о доходе и его источниках в рукописи «Теории прибавочной стоимости», в которой данный вопрос рассматривается в связи с критикой вульгарной политической экономии 26[См. там же. Т. 26. Ч. III. С. 471—568].
  

    Этим исследованием Маркс показал, что создаваемая в процессе производства стоимость внешне обособляется на три самостоятельных формы дохода (прибыль, или процент, земельную ренту, заработную плату), каждая из которых внешне связана соответственно с особым источником (средствами производства, землей, трудом как таковым). Вследствие этого внутренняя природа капитала и специфически исторический характер капиталистического способа производства полностью затуманиваются. Характерные для него производственные отношения овеществляются, принимая вид фетишистского отношения людей к вещам. «Форма дохода и источники дохода выражают отношения капиталистического производства в наиболее фетишистской форме. Это — их бытие в том виде, в каком оно проявляется на поверхности, оторванное от скрытой под ней связи и посредствующих промежуточных звеньев» 27[Там же. С. 471]. Открытие тайны этой формы служит вместе с тем завершающей ступенью доказательства данных в I книге «Капитала» определений стоимости, прибавочной стоимости и законов, регулирующих их величину. В результате анализа реальных отношений и процесса капиталистического производства было показано, что распадение вновь созданной стоимости на заработную плату, прибыль (процент) и ренту не изменяет границ самой стоимости, а лишь придает ей такие формы проявления, в которых она выступает на поверхности общества — в конкуренции и в обыденном сознании участников капиталистического процесса производства и обращения.

 

 

К содержанию: Буржуазная политэкономия. От Смита и Рикардо до Маркса и Энгельса

  

 Смотрите также:

 

Теоретические системы политической экономии 

 

 История государства и права    Римское право   Правовые системы современности