ИСТОРИЯ ЭКОНОМИКИ. ЭКОНОМИЧЕСКОЕ УЧЕНИЕ МАРКСИЗМА

 

 

Проблема средней прибыли и цены производства. Процесс превращения прибавочной стоимости в прибыль

 

Исследованием капиталистического производства как единства процесса производства и обращения были созданы предпосылки для перехода в III книге «Капитала» к анализу тех конкретных экономических форм, которые возникают в результате действительного движения общественного капитала. «Видоизменения капитала, как мы их развиваем в этой книге,— отмечал К. Маркс,— шаг за шагом приближаются... к той форме, в которой они выступают на поверхность общества, в воздействии разных капиталов друг на друга, в конкуренции и в обыденном сознании самих агентов производства» 14[Там же. Т. 25. Ч. I. С. 29]. Это относится прежде всего к характеристике процесса превращения прибавочной стоимости в прибыль и стоимости в цену производства. В работе «К критике политической экономии» Маркс отмечал, что одна из главных проблем, оставшихся нерешенными в учении об определении стоимости рабочим временем после Рикардо, заключается в том, каким образом «на основе меновой стоимости развивается отличная от нее рыночная цена,— или, вернее, каким образом закон меновой стоимости осуществляется только в своей собственной противоположности» 15[Там же. Т. 13. С. 48]. Тогда решение этой проблемы предполагалось дать «в учении о конкуренции». Поскольку, согласно методу Маркса, научный анализ конкуренции возможен лишь после того, как познана внутренняя природа капитала, то ни в первой, ни во второй книгах своего сочинения он еще не объяснял образования отличной от стоимости «рыночной цены».
 

     В I книге «Капитала» было лишь обращено внимание на то, что для подтверждения противоречащего «всему опыту, основанному на внешней видимости явлений», закона прямой пропорциональности массы стоимости и прибавочной стоимости величинам переменных составных частей капитала «требуется еще много промежуточных звеньев». Впервые только в рукописи III книги «Капитала» проблема средней нормы прибыли и цены производства получила развернутое решение, приведенное во внутреннюю связь со всей теоретической системой. Хотя и здесь не был исчерпан круг вопросов, относящихся к специальному учению о конкуренции, Маркс все же раскрыл роль конкуренции в формировании общей нормы прибыли и цен производства.
  

    Этот новый этап в развитии теоретической системы Маркса был связан с расширением и углублением анализа процесса обращения, в котором действительная норма прибавочной стоимости превращается через посредство годовой нормы прибавочной стоимости — в отношение прибавочной стоимости ко всей первоначальной величине авансированного капитала, т. е. в норму прибыли, выражаемую формулой р' =m /
      c + v. «Превращение прибавочной стоимости в прибыль,— отмечал Маркс,— следует выводить из превращения нормы прибавочной стоимости в норму прибыли,— а не наоборот» 16[Там же. Т. 25. Ч. I. С. 50]. Норма прибыли всегда меньше нормы прибавочной стоимости (действительной и годовой) и является годовой нормой, поскольку выражает отношение прибавочной стоимости, произведенной в течение года, ко всему авансированному капиталу.

 

 

Если прибыль отличается от прибавочной стоимости сначала лишь формально, то отличие нормы прибыли от нормы прибавочной стоимости сразу же является реальным.
   

   Норма прибыли оказывается в зависимости от продолжительности оборота авансированного капитала и относительных величин его постоянной и переменной частей. Поэтому законы движения нормы прибыли, как показал Маркс, не совпадают с законами изменения нормы прибавочной стоимости. Классическая школа не видела этого различия. Ее внимание было поглощено количественной стороной анализа, выяснением соотношения между величинами стоимости, заработной платы, прибыли. Напротив, в «Капитале» определяющее значение имеют отражение процесса качественного превращения экономических форм, их развитие, переход количественных изменений в качественные. Марксом впервые в истории политической экономии было показано, что норма прибыли как количественное отношение прибавочной стоимости ко всему капиталу придает прибавочной стоимости качественно новую, превращенную форму прибыли, которая количественно равняется разнице между стоимостью годового продукта и издержками его производства (стоимостью потребленного постоянного и переменного капитала). При этом в виде издержек производства не только обособляется соответствующая часть товарной стоимости, но и исчезает различие между переменным и постоянным капиталом. Прибыль выступает, как показал Маркс, приростом не только к потребленной в процессе производства капитальной стоимости, но и вообще ко всему авансированному капиталу. Представленная, таким образом, как порождение всего авансированного капитала прибавочная стоимость превращается в форму прибыли, в которой ее происхождение оказывается замаскированным.
   

   Раскрыв процесс превращения прибавочной стоимости в прибыль, Маркс преодолел противоречия классической школы, вытекавшие из смешения прибыли с прибавочной стоимостью и затруднявшие объяснение прибыли на основе закона стоимости.
   

   Превращение прибавочной стоимости в прибыль есть лишь первая посредствующая ступень превращения стоимости в цену производства. Следующее звено этого процесса составляет, согласно Марксу, формирование в результате внутриотраслевой конкуренции рыночной стоимости, величина которой может регулироваться не только средними, но и лучшими или худшими условиями производства товарной массы каждой отрасли. Если бы товары продавались по рыночной стоимости, то реализовы-валась бы прибыль, равная избытку стоимости над издержками производства и совпадающая по своей величине с прибавочной стоимостью. Но существует возможность получения прибыли и при продаже товара ниже его стоимости, пока продажная цена не сравняется с издержками производства. Этим объективно определяется повседневное колебание цен в результате конкуренции капиталов. На разнице между стоимостью товара и издержками его производства и вытекающей из нее возможности продавать товары с прибылью по ценам ниже их стоимости держится, как показал Маркс, «основной закон капиталистической конкуренции, непонятый до сих пор политической экономией, закон, регулирующий общую норму прибыли и определяемые ею так называемые цены производства»17[Там же. С. 45].
   

   Реализация товаров по рыночным ценам, выражающим их рыночную стоимость, при неодинаковом органическом строении капиталов в различных отраслях ведет к образованию неравных норм прибыли. Однако воздействие друг на друга капиталов, применяемых в различных отраслях, посредством межотраслевой конкуренции, которая вызывает приливы капиталов в отрасли с более высокой нормой прибыли и их отливы из низкоприбыльных отраслей, выравнивает первоначально различные нормы прибыли в общую для всех среднюю норму прибыли. Прибыль оказывается, таким образом, независимой от различий в органическом строении капиталов, ее масса становится пропорциональной величине всего авансированного капитала. В результате процесса превращения прибавочной стоимости в прибыль и уравнения различных норм прибыли в среднюю (общую) норму прибыли рыночные стоимости превращаются в качественно и количественно отличные от них цены производства.
    

  Согласно определению Маркса, цены производства суть «цены, возникающие таким образом, что из различных норм прибыли в различных сферах производства выводится средняя и эта средняя присоединяется к издержкам производства в различных сферах производства» 18[Там же. С. 171]. Но это несовпадение цен производства и стоимостей не оказывает модифицирующего действия на величину стоимости и ее определение количеством рабочего времени. Оно вызывает лишь иное распределение части стоимости, именно совокупной прибавочной стоимости, между капиталами, занятыми в различных отраслях, не затрагивая совокупной величины стоимости годового товарного продукта всего общественного капитала.
  

    Маркс, следовательно, доказал, что общая прибыль и цена производства являются теми конкретными превращенными формами, в которых стоимость и прибавочная стоимость выступают на поверхности — в движении общественного капитала, в конкуренции. Стоимость не только логически, но и исторически предшествует цене производства. Тем самым было разрешено основное противоречие школы Рикардо, которое привело ее к разложению.
   

  Критики «Капитала», как в прошлом, так и в настоящем, стремясь опровергнуть учение Маркса с позиций грубого эмпиризма, пытаются доказать несоответствие трудовой теории стоимости фактическому положению (цене производства). Такого рода критика покоится на полнейшем игнорировании метода Маркса. Эквивалентный обмен, о котором идет речь в начале «Капитала», не является фактом буржуазного общества. В его условиях обмен эквивалентов, как показал Маркс еще в рукописи 1857— 1858 гг., есть «только поверхностный слой такого производства, которое покоится на присвоении чужого труда без обмена, но под видимостью обмена. Эта система обмена зиждется на капитале как на своей основе, и если ее рассматривать отдельно от него, т. е. так, как она выступает на поверхности, как самостоятельную систему, то это только видимость, но неизбежная видимость» 19[Там же. Т. 46. Ч. I. С. 501]. Критики «Капитала» этой видимости и противопоставляют действительность, объясненную в III книге сочинения Маркса.
     

 Теоретическое содержание «Капитала» отнюдь не является простым собранием и упорядочением экономических и исторических фактов. Поэтому нет и не может быть, особенно на начальных ступенях «Капитала», непосредственного совпадения теоретического и эмпирического. «В таком общем исследовании,— отмечал Маркс,— вообще всегда предполагается, что действительные отношения соответствуют своему понятию или, что то же самое, что действительные отношения изображаются лишь постольку, поскольку они выражают свой собственный общий тип» 20[Там же. Т. 25. Ч. I. С. 155]. Указанная особенность диалектического метода исследования непременно должна приниматься во внимание при выяснении соотношения между «идеально средним» типом капитализма, изображенным в «Капитале», и фактическим состоянием капитализма в той или иной стране в различные периоды истории.
     

 

 

К содержанию: Буржуазная политэкономия. От Смита и Рикардо до Маркса и Энгельса

  

 Смотрите также:

 

Теоретические системы политической экономии 

 

 История государства и права    Римское право   Правовые системы современности