ИСТОРИЯ ЭКОНОМИКИ. ЭКОНОМИЧЕСКОЕ УЧЕНИЕ МАРКСИЗМА

 

 

Экономическая теория Карла Маркса. Процесс превращения денег в капитал и производство прибавочной стоимости

 

Для отражения процесса превращения денег в капитал и производства прибавочной стоимости имелся уже систематически изложенный материал в части рукописи 1861 —1863 гг. Подготовка к печати этой рукописи сопровождалась совершенствованием внутренней структуры теоретической системы, обогащением ее содержания. В отличие от рукописи 1861 —1863 гг. в «Капитале» рассмотрению указанных процессов предшествовал анализ товара и денег. Поэтому в нем яснее выражен внутренне необходимый характер перехода от денег как последнего продукта товарного обращения к деньгам как первой форме проявления капитала.
   

   Опираясь на ранее, созданные теоретические предпосылки, К. Маркс продолжил в первой книге анализ внутренних противоречий всеобщей формулы капитала Д—Т— Д', показав, что единственной формой их разрешения может служить лишь купля-продажа своеобразного товара рабочая сила. Более обстоятельное и выраженное в точно определенных экономических категориях и терминах раскрытие особенностей товара рабочая сила создало зрелую теоретическую предпосылку для последующего отражения двойственного характера процесса производства как процесса потребления рабочей силы, который есть в то же время процесс производства товара и прибавочной стоимости. По сравнению с рукописью 1861 —1863 гг. более четко выделялись простые моменты процесса труда и особенности этого процесса, проистекающие из его формального подчинения капиталу (деятельность рабочего под контролем капиталиста; превращение материального результата процесса труда — продукта — в собственность капиталиста). Здесь Маркс более конкретно раскрыл «капиталистическую форму товарного производства», уточнив ранее выясненное диалектическое соотношение между производством товара (стоимости) и производством прибавочной стоимости.
    

  Если процесс производства стоимости продолжается лишь до тех пор, пока не будет возмещена оплаченная капиталистом стоимость рабочей силы, то это будет, по определению Маркса, простой «процесс образования стоимости», характеризующий товарное производство. Поскольку же процесс образования стоимости продолжается дальше этого пункта, он становится процессом увеличения стоимости и в единстве с процессом создания возросшего количества потребительных стоимостей составляет капиталистическую форму товарного производства 8[См. там же. С. 208].

 



  В ходе исследования особенностей капиталистического процесса производства в «Капитале» было развито понятие диалектического единства конкретного и абстрактного труда. Как писал Маркс, рабочий «не работает вдвойне», а благодаря двойственному характеру труда создает новую стоимость и сохраняет стоимость потребленных средств производства в одно и то же рабочее время. На этой основе были уточнены определения постоянного и переменного капитала. Постоянный капитал есть та часть капитала, которая превращается в средства производства и в процессе производства не изменяет величины своей стоимости. В противоположность этому часть капитала, превращаемая в рабочую силу, в реальном производственном процессе изменяет величину своей стоимости, т. е. воспроизводит свой собственный эквивалент и сверх того создает прибавочную стоимость, образует переменный капитал. Вместе с тем была всесторонне обоснована норма прибавочной стоимости, или степень эксплуатации рабочей силы капиталом как отношения прибавочной стоимости к переменному капиталу.
 

     Неспособность классической школы объяснить происхождение прибавочной стоимости была связана так же с тем, что капиталистическое производство по существу рассматривалось ею как процесс труда безотносительно к его специфически исторической форме. В противоположность буржуазным классикам К. Маркс доказал, что процесс производства капитала заключается не в производстве продукта вообще и не в производстве просто товара, а в возрастании первоначальной стоимости, в производстве товара, содержащего в себе прибавочную стоимость, созданную трудом наемного рабочего.
  

    Благодаря гению Маркса впервые была раскрыта социальная природа капитала как специфически общественного производственного отношения, существующего только при исторически определенных и преходящих социальных условиях. Ни средства производства, ни жизненные средства, потребляемые рабочими, сами по себе не являются капиталом. «Капитал,— доказывал Маркс,— возникает лишь там, где владелец средств производства и жизненных средств находит на рынке свободного рабочего в качестве продавца своей рабочей силы, и уже одно это историческое условие заключает в себе целую мировую историю. Поэтому капитал с самого своего возникновения возвещает наступление особой эпохи общественного процесса производства» 9[Там же. С. 181]. Только при таких исторических условиях в процессе производства возникают те отношения между капиталистом и рабочим, которые придают средствам производства характер капитала, превращают их в средства эксплуатации наемного труда и производства прибавочной стоимости. Кроме наличия свободного от средств производства и жизненных средств рабочего необходимым историческим условием капитала, как показал Маркс, является развитое товарное производство и обращение.
    

  Один из главных пунктов полемики против данного Давидом Рикардо наиболее последовательного в классической политической экономии определения стоимости количеством труда сводился, как об этом писал Маркс в работе «К критике политической экономии», «к проблеме: каким образом производство на базе меновой стоимости, определяемой исключительно рабочим временем, приводит к тому результату, что меновая стоимость труда меньше, чем меновая стоимость его продукта? Эту проблему,— утверждал тогда Маркс,— мы разрешаем в исследовании капитала» 10[Там же. Т. 13. С. 48] . Созданные в экономической рукописи 1857— 1858 гг. основы теории прибавочной стоимости были развиты в рукописи 1861 —1863 гг., приняв затем наиболее совершенную форму в первой книге «Капитала». В результате была научно решена непосильная для классической школы проблема, имевшая первостепенное значение для объяснения отношений между трудом и капиталом и доказательства истинности закона определения стоимости рабочим временем.
     

 В первой книге «Капитала» по сравнению с рукописью 1861 —1863 гг. более обстоятельно и в строго систематической форме показаны различие и связь между производством абсолютной и относительной прибавочной стоимости. В связи с этим отпала необходимость в подробном рассмотрении вопросов о формальном и реальном подчинении труда капиталу, а также о производительном и непроизводительном труде, каждому из которых в рукописи 1861—1863 гг. отводился особый раздел. Это объяснялось тем, что понятие производительного труда является лишь «сокращенным выражением» (Маркс) отношения между капиталом и рабочим непосредственно в процессе производства, а формальное и реальное подчинение труда характеризует два различных, но взаимосвязанных способа производства прибавочной стоимости. Поэтому в «Капитале» краткие определения производительного труда приводятся при изложении вопроса о постоянном и переменном капитале в форме вывода из предшествующего анализа двойственного характера процесса производства капитала, а также в отделе, завершающем анализ производства прибавочной стоимости, в котором вместе с тем было в самой общей форме отмечено соотношение между формальным и реальным подчинением труда капиталу.
    

  В отличие от предшествующего этапа исследования в первой книге «Капитала» в связи с исследованием абсолютной прибавочной стоимости детальному анализу подвергся рабочий день. В рукописи 1857—1858 гг. содержалось лишь краткое описание рабочего дня как времени, в течение которого ежедневно может функционировать рабочая сила. Проводилось различие между «прибавочным временем» и «необходимым рабочим временем». Но рассмотрение вопросов о насильственном удлинении рабочего дня, применении для производства прибавочной стоимости труда женщин и детей К. Маркс относил тогда к главе «О наемном труде», выходившей за пределы теории капитала. Более четкое определение рабочего дня как суммы необходимого и прибавочного рабочего времени было дано в рукописи 1861—1863 гг.
 

     «Капитал» явился существенным шагом вперед в исследовании рабочего дня. Это нашло выражение прежде всего в выяснении физических и моральных границ рабочего дня в условиях буржуазного общества. Вместе с тем К. Маркс показал, что действующий на рынке труда закон товарного обмена сам по себе не регулирует фактическую продолжительность труда, что дает капиталисту возможность для чрезмерного удлинения рабочего дня. Полной реализации этой тенденции капитала препятствуют не только естественные границы использования рабочей силы, но и растущее сопротивление рабочего класса. Присущее здесь отношениям купли-продажи товара рабочая сила противоречие не может получить разрешения путем установления «нормального» рабочего дня просто в силу действия экономического закона товарообмена. «В истории капиталистического производства нормирование рабочего дня выступает как борьба за пределы рабочего дня,— борьба между совокупным капиталистом, т. е. классом капиталистов, и совокупным рабочим, т. е. рабочим классом» 11[Там же. Т. 23. С. 246] . Этот исторический процесс впервые получил основанное на изучении огромного фактического материала отражение лишь в «Капитале». К. Маркс рассмотрел историю рабочего дня в Англии начиная с XIV столетия, и особенно подробно — борьбу за нормальный рабочий день и законодательное ограничение рабочего дня в период с 1833 по 1864 г., а также влияние этого английского законодательства на другие страны.
    

  В научном объяснении рабочего дня и закономерностей его изменения состоит один из существенных моментов, характеризующий тот революционный переворот в политической экономии, который связан с именем Маркса. Это исследование дает ключ также к анализу эволюции продолжительности и форм рабочего времени, происшедшей в странах капитала за последние десятилетия. Блестящий исторический очерк в «Капитале» о рабочем дне — образец диалектического рассмотрения истории отношений между трудом и капиталом, иллюстрирующий вместе с тем истинность теории прибавочной стоимости. Глубокое, подлинно научное исследование и отражение истории рабочего дня базировалось на теоретическом объяснении стоимости и самого рабочего дня как суммы времени необходимого и прибавочного труда. «Без понимания природы стоимости,— писал К. Маркс в ноябре 1867 г.,— изложение вопроса о рабочем дне и т. д.,— словом, о фабричном законодательстве — не имеет под собой основы» 12[Там же. Т. 31. С. 480].
   

   Специфический характер рабочего дня в капиталистическом процессе производства вытекает, как доказал Маркс, из того, что рабочая сила является товаром. До такого его понимания не могла возвыситься классическая школа, поскольку оперировала абстрактной категорией «труд». Даже Рикардо не удалось выйти за пределы поверхностного представления о рабочем дне. Он не видел внутреннего различия между необходимым и прибавочным рабочим временем и не замечал того, что прибавочная стоимость возможна лишь на определенной ступени развития производительной силы труда. Поскольку к тому же продолжительность рабочего дня в его теории оставалась неизменной величиной, это делало невозможным определение абсолютной прибавочной стоимости. Напротив, в теоретической системе «Капитала» рабочий день рассматривался как переменная величина, в пределах которой изменяется также соотношение между временем необходимого и прибавочного труда. Поэтому вопрос о рабочем дне не может быть понят в отрыве от методов производства относительной прибавочной стоимости, анализу которых в «Капитале» отведено большое место.
  

    В отличие от Рикардо производство относительной прибавочной стоимости органически связывалось Марксом с сокращением необходимой части рабочего дня и снижением стоимости товара рабочая сила в результате повышения производительности труда. Благодаря этому сами законы роста производительности труда получили специфически капиталистическую характеристику. В ходе исследования простой кооперации, мануфактуры, крупной машинной промышленности было всесторонне показано, что производительные силы труда выступают в процессе производства как производительные силы капитала. В результате были получены принципиально новые положения соответствующей части политической экономии.
      К. Маркс первым определил кооперацию труда наемных рабочих в качестве исторически и логически исходного пункта и специфической формы капиталистического производства. Соединенные в одном процессе труда рабочие становятся «особым способом существования капитала», а создаваемая кооперацией новая производительная сила служит средством производства относительной прибавочной стоимости. В условиях кооперации труда рабочий день каждого отдельного рабочего существует только как часть совокупного рабочего времени, в пределах которого индивидуальные различия в затратах труда погашаются и произведенный товар выступает как результат труда «среднего общественного качества», как проявление средней рабочей силы. Поэтому кооперация труда в наибольшей мере соответствует производству прибавочной стоимости на основе закона стоимости.
    

  Как форма капиталистического процесса производства кооперация составляет предпосылку разделения труда и его организации. Разделение труда в мануфактуре, а позднее на фабрике превращает каждого отдельного рабочего в орган совокупной рабочей силы, создает организацию труда, подчиненную цели возрастания капитала. Одну из непреходящих заслуг Маркса составляет всесторонний экономический анализ фабрики, крупного машинного производства и его истории. Крупная промышленность превратила кооперативный характер труда в техническую необходимость и окончательно низвела рабочего до положения придатка машинной системы. По сравнению с рукописью 1861 —1863 гг. в «Капитале» даны более глубокие и развернутые определения капиталистического характера применения машин. Как противостоящая рабочим, отчужденная от них социальная сила, машина есть капитал, средство производства прибавочной стоимости. Наряду с увеличением производства относительной прибавочной стоимости путем роста производительности труда машина открыла широкий простор для возрастания капитала в результате интенсификации труда. В истории капиталистического производства этот путь повышения эксплуатации рабочих стал иметь решающее значение после того, как были установлены законодательные ограничения рабочего дня.
  

    Капиталистическое применение машин, как показано в «Капитале», сопровождалось обесцениванием рабочей силы вследствие использования женского и детского труда, а также образованием избыточного рабочего населения, ухудшением условий труда, а на начальных этапах промышленной революции — и удлинением рабочего дня. Крупная промышленность довершила отделение средств производства и продуктов производства как капитала от труда.
      Изложенное в первой книге «Капитала» учение о прибавочной стоимости образует, по выражению В. И. Ленина, краеугольный камень экономической теории Маркса. Как внутренняя цель и движущая сила капиталистического производства, прибавочная стоимость характеризует его скрытую, самую существенную историческую черту и в качестве такозой составляет основу всех процессов производства и обращения капитала.

 

 

К содержанию: Буржуазная политэкономия. От Смита и Рикардо до Маркса и Энгельса

  

 Смотрите также:

 

Теоретические системы политической экономии 

 

 История государства и права    Римское право   Правовые системы современности