ИСТОРИЯ ЭКОНОМИКИ. ЭКОНОМИЧЕСКОЕ УЧЕНИЕ МАРКСИЗМА

 

 

Завершение разработки теории товара и денег

 

В первых главах «Капитала» получила дальнейшее диалектическое развитие ранее изложенная Марксом в работе «К критике политической экономии» теория товара и денег. К этой части теоретической системы К. Маркс первоначально вообще не намеревался возвращаться. Планом 1862 г. предусматривалось лишь краткое изложение указанной теории в форме «Введения» к отделу «Процесс производства капитала». В ходе подготовки к печати рукописи I книги «Капитала» было, однако, решено резюмировать содержание «Первого выпуска» в форме особой, первой главы «Товар и деньги» (во втором издании «Капитала» эта глава превратилась в отдел первый, включающий главу 1 «Товар», главу 2 «Процесс обмена» и главу 3 «Деньги, или обращение товаров»). «Я счел это необходимым не только в интересах цельности изложения,— писал К. Маркс 13 октября 1866 г.,— но и потому, что даже хорошие головы не совсем верно понимают предмет.

 

Очевидно, первоначальное изложение было недостаточно ясным, в особенности анализ товара. Лассаль, например, в своем «Капитале и труде», где он якобы дает «квинтэссенцию идеи» моего исследования, совершает крупные ошибки» 3[Там же. Т. 31. С. 448]. В результате в первой главе «Капитала» по сравнению с «Первым выпуском», как свидетельствовал Маркс, во-первых, получили развитие многие пункты, которые в последнем были «едва намечены», во-вторых, некоторые из обстоятельно рассмотренных в работе «К критике политической экономии» положений изложены «лишь вкратце». Были совсем опущены разделы, которые касались истории развития теории стоимости и денег, но приведены некоторые новые литературные источники из данной области политической экономии.
 

     Под влиянием книги Лассаля «Капитал и труд» (1864), в которой давалась неправильная интерпретация определений труда, создающего стоимость, а также других «существенных недоразумений», связанных с выходом в свет «Первого выпуска», К. Маркс уделил особое внимание тому, чтобы изложение вопроса о субстанции и величине стоимости в «Капитале» сделать «популярным, насколько это возможно», и более обстоятельно, чем в работе «К критике политической экономии», рассмотреть вопросы о двойственном характере труда, заключенного в товаре, о форме стоимости и товарном фетишизме. Лассалем давались такие определения абстрактного труда, которые совершенно не соответствовали теории Маркса и по существу относились к особенностям конкретного труда в условиях буржуазного общества с характерным для него разделением труда на качественно различные полезные виды.

 

 

В «Капитале» Маркс более подробно и популярно, чем в «Первом выпуске», определял абстрактный труд как лишенный различий человеческий труд, как затрату человеческой рабочей силы безотносительно к конкретной форме этих затрат.
  

    В работе «К критике политической экономии» имелась лишь самая общая и краткая характеристика конкретного труда. Теперь Маркс счел необходимым несколько подробнее рассмотреть потребительную стоимость товара и особенность представленного в ней труда. Было, в частности, отмечено, что для производства товара требуется «произвести не просто потребительную стоимость, но потребительную стоимость для других, общественную потребительную стоимость» 4[Там же. Т. 23. С. 49]. У Лассаля труд, направленный на производство общественной потребительной стоимости, как раз и изображался в качестве труда, образующего стоимость. В «Капитале» развернутый показ различий между конкретным и абстрактным трудом сопровождался более ясным определением их единства как двух сторон одного и того же реального труда. Здесь отчетливее выступает диалектический момент двойственности труда, заключенного в товаре, характеристика его как единства противоположностей.
   

   К. Маркс мог теперь с полным правом заявить, что «двойственная природа содержащегося в товаре труда впервые критически доказана мною» 5[Там же. С. 50]. Это доказательство Маркс считал отправным пунктом, от которого зависит понимание политической экономии, поэтому его более обстоятельному освещению уделялось большое внимание. В результате была создана зрелая теоретическая предпосылка для анализа формы стоимости.
    

  В «Капитале» впервые было проведено отсутствовавшее в работе «К критике политической экономии» четкое терминологическое и содержательное различие между стоимостью и меновой стоимостью как формой ее выражения. Хотя в «Первом выпуске» совсем не употреблялся термин «форма стоимости», по существу там были сделаны первые шаги к раскрытию специфики выражения стоимости, поскольку показывалось, что меновая стоимость может получить выражение лишь в потребительных стоимостях других товаров. В «Капитале» это определение получило развернутое обоснование. Этому способствовали результаты критического разбора буржуазных теорий стоимости и прибавочной стоимости в рукописи 1861 —1863 гг., особенно полемики вульгарного экономиста Бейли против теории стоимости Рикардо.
    

 Вопросу о форме стоимости К. Маркс придавал исключительное научное значение. В первом немецком издании «Капитала» этот вопрос был изложен дважды: в тексте первой главы и в особом приложении, которое Маркс написал уже в процессе корректуры своего сочинения. К такому двойному изложению побудил Маркса его друг Л. Кугельман (немецкий врач, революционер, член I Интернационала), который обратил внимание на то, что для большинства читателей необходимо дополнительное, более популярное рассмотрение формы стоимости. Во втором издании «Капитала» раздел о форме стоимости был полностью переработан.
    

  В работе «К критике политической экономии» выражение стоимости анализировалось на уровне денежной формы, при определении функции денег как меры стоимостей. Однако там еще не проводилось четкое содержательное и терминологическое различие между относительной формой стоимости товара и эквивалентной формой товара. В «Капитале» особенно обстоятельно и подробно исследуется элементарное стоимостное отношение между двумя товарами, отражением которого служит простая форма стоимости (X товара А = У товара В), а затем раскрывается необходимость развития этой простой формы — через посредство развернутой и всеобщей — в денежную форму стоимости. Исходя из внутренних противоречий, присущих двойственной природе товара и заключенному в нем труду, Маркс проследил развитие формы стоимости, выяснил происхождение денежной формы стоимости.
    

  В итоге анализа товара в «Капитале» были доказаны принципиально новые положения. Во-первых, поскольку стоимость как овеществленный результат абстрактного труда имеет «чисто общественный характер», то и форму своего проявления она может приобрести лишь в общественном, меновом отношении товаров. Во-вторых, товар должен выразить стоимость и величину стоимости лишь в вещной, предметной форме, так как стоимостью является не живой труд (расходование рабочей силы в процессе трудовой деятельности), а его застывший, овеществленный результат. В-третьих, только выражение в форме стоимости эквивалентности различных товаров обнаруживает специфически общественный характер труда, создающего стоимость, ибо лишь через приравнивание товаров друг к другу достигается сведение разнородных видов труда к качественно одинаковому труду вообще. В-четвертых, в той же самой мере, в какой осуществляется превращение продуктов труда в товары, осуществляется и превращение одного из товаров в деньги. Товар и деньги — полюсы одного и того же отношения.
    

  Поскольку в форме стоимости качественное равенство различных видов труда приобрело «вещную форму одинаковой стоимостной предметности» (приравнивание стоимостей различных товаров одной и той же вещи, выполняющей роль всеобщего эквивалента), а измерение затрат труда рабочим временем приняло форму величины стоимости, измеряемой определенным количеством вещи, служащей всеобщим эквивалентом, то и общественные отношения между производителями товаров фетишизируются, т. е. получают форму общественных, меновых отношений продуктов труда как вещей. «Капитал» по сравнению с предшествующей стадией исследования знаменовал качественно новую ступень в раскрытии товарного фетишизма и его тайн. В работе «К критике политической экономии» лишь кратко говорилось о том, что все общественные формы труда, создающего меновую стоимость, представляются как «специфические свойства вещей», особенно разительно выступающие в деньгах, в которых буржуазное богатство кристаллизуется «как фетиш» в форме единичной вещи, золота и серебра.
   

   В «Капитале» вопрос о товарном фетишизме рассматривается в особом разделе и более обстоятельно, чем раньше. К. Маркс подробно изложил данный вопрос в виде вывода из анализа формы стоимости, показав, что фетишистский характер товарного мира порождается своеобразным общественным характером труда, производящего товары. Классики буржуазной политической экономии были не в состоянии раскрыть сущность товарного фетишизма, что непосредственно было связано с тем, что они не выяснили внутренне необходимую связь между денежной формой стоимости и товаром.
   

   Между тем форма стоимости, как доказал К. Маркс, является специфически исторической категорией. «Форма стоимости продукта труда,— писал он,— есть самая абстрактная и в то же время наиболее общая форма буржуазного способа производства, который именно ею характеризуется как особенный тип общественного производства, а вместе с тем характеризуется исторически. Если же рассматривать буржуазный способ производства как вечную естественную форму общественного производства, то неизбежно останутся незамеченными и специфические особенности... формы товара, а в дальнейшем развитии — формы денег, формы капитала... и т. д.» 6[Там же. С. 91].
    

  Для буржуазных классиков деньги, так же как и товар, были непосредственно данные, эмпирически существующие явления. Отношение между товаром и деньгами также представлялось просто как непреложный факт действительности. Их интересовало лишь количественное соотношение стоимостей товара и денег, а также законы, регулирующие это соотношение. Напротив, К. Маркс, сосредоточив внимание на качественной стороне стоимостных отношений между товаром и деньгами, анализировал вместе с тем сами деньги диалектически, в процессе их становления.
    

  Уже в «Первом выпуске» товар и деньги рассматривались в процессе их становления, которое связывалось с раскрытием роли обмена в сведении частного труда к абстрактному общественному труду и с образованием денег как всеобщего эквивалента. В первом издании «Капитала» вопросу становления денег в процессе обмена был отведен особый раздел, который во втором издании стал главой 2 «Процесс обмена». Здесь Маркс доказал принципиальные положения, характеризующие процесс обмена как фактор образования денежной формы стоимости. «Денежный кристалл,— писал Маркс,— есть необходимый продукт процесса обмена, в котором разнородные продукты труда фактически приравниваются друг к другу и тем самым фактически превращаются в товары» 7[Там же. С. 96—97]. К. Маркс выяснил, каким образом в процессе простого .товарного обращения развиваются деньги в качестве меры стоимости, масштаба цен, средства обращения, сокровища, средства платежа и как мировые деньги. Отображение этого процесса во всех его основных моментах имелось уже в «Первом выпуске», но в «Капитале» этой части теории денег была придана более совершенная форма изложения и углублено ее содержание.
     

 

 

К содержанию: Буржуазная политэкономия. От Смита и Рикардо до Маркса и Энгельса

  

 Смотрите также:

 

Теоретические системы политической экономии 

 

 История государства и права    Римское право   Правовые системы современности