ИСТОРИЯ ЭКОНОМИКИ. ЭКОНОМИЧЕСКОЕ УЧЕНИЕ МАРКСИЗМА

 

 

Стоимость, прибавочная стоимость и прибыль. Критика теорий прибавочной стоимости

 

Одна из примечательных черт рукописи 1861—1863 гг. состоит в том, что от анализа процесса производства капитала (тетрадь V) К. Маркс перешел к исследованию центральной проблемы истории политической экономии. В итоге в течение марта-ноября 1862 г. была) написана рукопись «Теории прибавочной стоимости», общий объем которой превышал всю остальную, собственно теоретическую часть рукописи. В дальнейшем эта часть рукописи будет рассмотрена особо. Здесь же необходимо обратить преимущественное внимание на те моменты, которые характеризуют ее с точки зрения формирования и развития теоретической системы и метода Маркса. К изучению и критическому анализу предшествовавшей политической экономии великий мыслитель обращался неоднократно. Но теперь «историко-литературный» ретроспективный экскурс базировался на более зрелых теоретических предпосылках, созданных Марксом благодаря «Первому выпуску» и прогрессу, достигнутому в исследовании процесса производства капитала в той части рукописи 1861 — 1863 гг., которая предшествовала «Теориям прибавочной стоимости».
    

  Критика буржуазной политической экономии не была для Маркса самоцелью. Она служила прежде всего средством дальнейшего прогресса науки. Критический анализ истории теорий прибавочной стоимости сопровождался развитием ряда принципиальных положений и ранее данных определений важнейших экономических категорий, включая стоимость, поскольку понимание прибавочной стоимости зависело от выяснения того, что такое стоимость. Положение, что величина стоимости определяется количеством труда, в теории Рикардо не конкретизировалось с точки зрения характера труда как созидателя стоимости. «Рикардо поэтому не понимает связи этого труда с деньгами, т. е. не понимает того, что этот труд непременно должен получить свое выражение в виде денег»5[Там же. Т. 26. Ч. II. С. 176]. Бейли, напротив, ухватившись за поверхностные проявления стоимости в процессе обмена, утверждал, что только благодаря деньгам товары через меновые отношения приобретают стоимость.
  

    К. Маркс, критикуя эти взгляды, показал, что стоимость представляет собой «отношение людей в их производственной деятельности», а ее «абсолютная», внутренне присущая товару величина выражает отношение к количеству труда, рабочему времени, затраченному на производство товара. Что же касается «относительной» стоимости, пропорции, в которой обмениваются товары и деньги (цена), то она действительно предполагает обмен.

 

 

 Именно товарное обращение с необходимостью подводит к образованию денег, а тем самым и к выражению стоимости в виде цены. Эти положения и доказательства Маркса существенно дополнили и развили то, что уже имелось в работе «К критике политической экономии», особенно с точки зрения отношения к понятию стоимости процесса производства и процесса обмена. Было ясно показано, что (в процессе производства трудом создается стоимость определенной величины, а в процессе обмена стоимость приобретает лишь денежную форму. Выступая против Ганиля, который, подобно меркантилистам, утверждал, будто обмен дает товарам стоимость, К. Маркс писал: «В действительности продукты посредством обмена получают лишь форму стоимости, или форму товара» 6[Там же. Ч. I. С. 191].
    

  Анализируя историю теорий прибавочной стоимости, Маркс подчеркивал, что насколько важно было свести стоимость к труду, настолько же важно было прибавочную стоимость, которая представлена в прибавочном продукте, свести к прибавочному труду. К решению этой задачи буржуазная политическая экономия шла долгими противоречивыми путями. Классическая политическая экономия так и не смогла разрешить две коренные проблемы. Объяснить, во-первых, происхождение прибавочной стоимости на основе закона стоимости в обмене между капиталом и трудом и, во-вторых, образование, исходя из этого закона, общей (средней) прибыли. Эти два пункта, как показал Маркс, явились главным предметом нападок на трудовую теорию стоимости со стороны ее противников и предопределили разложение рикардианской школы.
     

 В процессе критического разбора взглядов буржуазных экономистов, в особенности Смита и Рикардо, на такие категории, как стоимость, прибавочная стоимость и прибыль, Маркс впервые развернуто и предметно показал ограниченность односторонне аналитического метода классической школы. Для этой школы был совершенно чужд диалектический подход к исследованию экономики. Все экономические формы (товар, деньги, капитал, прибыль, заработная плата, земельная рента и т. д.) для нее были заранее данными, эмпирически известными. Классики не рассматривали их как результат тех или иных объективных экономических процессов и отношений. Хотя Смит и Рикардо путем анализа разграничивали внутренние и внешние связи и соответственно этому абстрактные (глубинные) и поверхностные явления, они оказались не в состоянии на подлинно научной основе совместить одно с другим.
    

  У Смита, как известно, внутренние связи располагались рядом с внешними (явлениями конкуренции) или перепутывались друг с другом. Рикардо сделал шаг вперед, абстрагируясь от видимости, создаваемой конкуренцией. Однако закон определения стоимости рабочим временем он прямо поставил на одну доску с более конкретными формами (средняя норма прибыли, «цена издержек» и т. д.), которые не выводились из закона стоимости, а заранее предполагались как существующие. Он пытался подвести эти конкретные формы под абстрактные, перепрыгивая, по выражению Маркса, через необходимые посредствующие звенья.
    

  Сведя многообразие экономических явлений к абстрактному единству, к стоимости, классическая школа оказалась не в силах путем синтеза, исследования посредствующих процессов развития выяснить, каким образом стоимость и прибавочная стоимость обнаруживаются на поверхности явлений. Маркс обращал внимание на односторонне аналитический характер метода классической школы 7[См. там же. Ч. III. С. 526]. В ходе критического разбора буржуазных теорий стоимости и прибавочной стоимости Маркс четко установил диалектическое соотношение между анализом, сводящим многообразие явлений к простому, абстрактному единству, и синтезом, генетическим выведением (проходящим через ряд необходимо связанных промежуточных звеньев) из абстрактного конкретных, превращенных экономических форм. Достигнутый таким образом прогресс в методе экономического исследования в свою очередь благоприятствовал дальнейшей углубленной разработке всей теоретической системы Карла Маркса.
   

 

 

К содержанию: Буржуазная политэкономия. От Смита и Рикардо до Маркса и Энгельса

  

 Смотрите также:

 

Теоретические системы политической экономии 

 

 История государства и права    Римское право   Правовые системы современности