ИСТОРИЯ ЭКОНОМИКИ. ЭКОНОМИЧЕСКОЕ УЧЕНИЕ МАРКСИЗМА

 

 

Капитал в марксизме. Анализ капитала вообще

 

К. Маркс подошел к исследованию денег и простого товарного обращения как явлений поверхностной сферы буржуазного общества 5[См. там же. Т. 29. С. 258]. Благодаря такому методу оказался возможным основанный на объективной связи явлений буржуазной экономики переход от «денег как денег» к анализу их превращения в капитал. В противоположность классической школе само развитие капитала, его генезис Маркс связал с понятием стоимости и ее денежной формы. Из имевшихся тогда в литературе трактовок он считал наиболее подходящей для первого, простейшего определения характеристику капитала как стоимости, приносящей прибыль. Принципиальное значение имело раскрытие диалектической природы капитала, постоянно находящегося в движении, обращении. «Капитал — это вовсе не простое отношение, а процесс, в различных моментах которого он ... остается капиталом. Этот процесс поэтому и подлежит анализу» 6[Там же. Т. 46. Ч. I. С. 207]. Именно с этой точки зрения К. Маркс сформулировал свое определение капитала как меновой стоимости, которая в денежной форме проистекает из обращения, сохраняет себя посредством обращения.
    

  Другая сторона капитала, по определению Маркса, заключается в том, что меновая стоимость в указанном процессе должна быть «потреблена трудом» и только благодаря этому она может возрасти по своей величине. Но это происходит при наличии «особого экономического отношения», а именно отношения между капиталистом и наемным рабочим. Сообразно этому понятие капитала связывалось с отношением между овеществленным (в деньгах, товарах) и живым трудом, субъектами которого являются наемные рабочие. «Единственной потребительной стоимостью, могущей образовать противоположность капиталу,— отмечал Маркс,— является труд, и притом труд, создающий стоимости» 7[Там же. С. 222]. Эта потребительная стоимость характеризуется Марксом в качестве отношения, включающего в себя два процесса: во-первых, «простой обмен», в результате которого капиталист получает «распоряжение чужим трудом», а рабочий — денежный эквивалент; во-вторых, использование капиталистом купленной производительной силы, которая способна не только сохранять, но и умножать капитал.
   

   К. Марксу еще не удалось до конца преодолеть здесь противоречие, оставленное классической школой, не проводившей различия между рабочей силой и трудом. В рукописи речь шла преимущественно о купле-продаже «труда» или «создающей стоимость деятельности». Но здесь были сделаны уже первые шаги к четкому пониманию указанного различия и к открытию особого товара рабочая сила. Потребительная стоимость, предоставляемая рабочим капиталисту, трактовалась не только как «труд, создающий «стоимость», но и как «способность, возможность» его организма.

 

 

Что касается стоимости, которую получает рабочий при обмене, то она сводилась к «овеществленному труду», необходимому для физического сохранения рабочего. При этом Маркс не видел еще специфики заработной платы как превращенной формы цены своеобразного товара. Важно, однако, то, что отношения между трудом и капиталом не ограничивались обменом, хотя по традиции в некоторых местах текста эти отношения в сфере производства также подводились под термин «обмен» или назывались «второй стороной» процесса обмена. Но если акт купли-продажи «труда» относился к «простому обмену», то «вторая сторона» в конечном счете характеризовалась как процесс, качественно отличный от обмена, как «существенно иная категория» производственного характера.
  

    В рукописи содержатся положения и категории, отражающие процесс капиталистического производства. Маркс провел здесь неизвестное буржуазным классикам различие между двумя сторонами этого процесса. В результате «включения труда в капитал» осуществляется процесс производства, который, с одной стороны, не отличается от материального процесса производства вообще. С другой же стороны, капиталистический процесс производства есть процесс увеличения стоимости, ее «самовозрастания».
    

  При чтении первых тетрадей «Главы о капитале» может сложиться представление о том, что К. Маркс еще не отличает четко прибавочную стоимость от прибыли. Но в дальнейшем такое впечатление исчезает. Марксу удалось установить различие между необходимым и прибавочным трудом. Это позволило в написанном несколько позже тексте развить ранее данные определения прибавочной стоимости, более четко отличающие ее от прибыли. «Прибыль представляет собой,— говорится в VI тетради рукописи,— лишь вторичную, производную и трансформированную форму прибавочной стоимости, буржуазную форму, в которой стерлись следы ее происхождения»8[Там же. Ч. II. С. 92] . Этот вывод характеризовал одно из фундаментальных отличий Маркса от Рикардо, который не знал указанного различия. Было установлено, что величина прибавочной стоимости зависит от отношения целого рабочего дня к той его части, которая необходима для поддержания жизни рабочего. Вместе с тем было показано, что капитал стремится увеличить прибавочный труд, во-первых, путем насильственного удлинения рабочего дня, во-вторых, путем уменьшения необходимого труда в результате роста производительной силы живого труда. Тем самым была создана прочная основа для дальнейшего развития учения об абсолютной и относительной прибавочной стоимости.
     

 Рикардо, как отмечал Маркс, не рассматривал отношение овеществленного труда к живому «в его живом движении», т. е. в действительном процессе производства, в котором живой труд подразделяется на необходимый и прибавочный, а овеществленный труд выполняет качественно иную роль, чем в процессе обмена. Маркс, установив принципиальное различие между постоянным и переменным капиталом, сделал вывод о том, что с ростом производительной силы «постоянная часть капитала (состоящая из материала и машин) возрастает по отношению к его переменной части, т. е. по отношению к той части капитала, которая обменивается на живой труд, образует фонд заработной платы» 9[Там же. Ч. I. С. 358—359].
   

   В рукописи 1857—1858 гг. Маркс развил понятие «капитал вообще». «Капитал, поскольку мы рассматриваем его здесь,— писал он,— как такое отношение, которое надлежит отличать от стоимости и денег, есть капитал вообще, т. е. совокупность тех определений, которые отличают стоимость как капитал от нее же как простой стоимости или денег. Стоимость, деньги, обращение и т. д., цены и т. д. предполагаются данными, равно как и труд и т. д. Но мы не имеем еще здесь дела ни с какой-нибудь особой формой капитала, ни с отдельным капиталом, отличающимся от других отдельных капиталов» 10[Там же. С. 263—264].
    

  «Капитал вообще» следует отличать от особенных форм реальных капиталов, от всех других форм богатства, определяя его через отношение к наемному труду, т. е. как отношение каждого отдельного капиталиста к «своим» рабочим. В первой части «Главы о капитале» Маркс отмечал, что в общее понятие капитала не включаются определения процесса обращения, взаимодействия многих капиталов, конкуренции.
    

  В рукописи были сформулированы наиболее общие теоретические положения, касающиеся образования общей, равной нормы прибыли (специальное рассмотрение этой проблемы Маркс относил тогда к разделу о конкуренции, выходившему за пределы «капитала вообще»). Общая, одинаковая норма прибыли, как считал Маркс, возможна потому, что совокупная прибавочная стоимость благодаря отклонению цен от стоимости вследствие конкуренции распределяется пропорционально абсолютной величине капиталов независимо от прибавочной стоимости, созданной в каждой отдельной отрасли производства.
     

 Таким образом, уже на этой ступени исследования К. Маркс выделил существенные моменты, характеризующие специфически историческую природу капитала как отношения между капиталистом и рабочим. По сравнению с предшественниками это был качественно новый этап в теоретическом понимании капитала. Было также впервые показано, что, возникнув, капитал в дальнейшем увековечивает себя сам. «Производство капиталистов и наемных рабочих является... основным результатом процесса увеличения стоимости капитала. Обычная политическая экономия, обращающая внимание только на произведенные вещи, совершенно упускает это из виду» 11[Там же. С. 505.].
 

 

 

К содержанию: Буржуазная политэкономия. От Смита и Рикардо до Маркса и Энгельса

  

 Смотрите также:

 

Теоретические системы политической экономии 

 

 История государства и права    Римское право   Правовые системы современности