ИСТОРИЯ ЭКОНОМИКИ. МАРКС И ЭНГЕЛЬС

 

 

Манифест Коммунистической партии. Обоснование предпосылок пролетарской революции. Диалектический материализм

 

      Распространив диалектический материализм на область общественной жизни, К. Маркс и Ф. Энгельс в «Манифесте Коммунистической партии» закономерно пришли к выводу, равному по своему значению величайшему, перевороту в науке, что «история всех до сих пор существующих обществ была историей борьбы классов». С момента возникновения классово антагонистического общества «угнетающий и угнетаемый находились в вечном антагонизме друг к другу, вели непрерывную, то скрытую, то явную борьбу, всегда кончавшуюся революционным переустройством всего общественного здания или общей гибелью борющихся классов» 5[Там же. Т. 4. С. 424]. Наиболее характерной особенностью буржуазного общества, пришедшего на смену феодализму, как раз и является его все более углубляющийся раскол «на два большие враждебные лагеря... стоящие друг против друга, класса — буржуазию и пролетариат» 6[Там же. С. 425].
     

 Буржуазия и пролетариат явились порождением тех радикальных изменений, которые произошли в материальных условиях производства.
     

 Крупная промышленность создает всемирный рынок, и начинается их взаимное воздействие друг на друга. Развивается сама буржуазия, растет ее экономическая и политическая власть. Феодальные формы промышленности окончательно вытесняются, а вместе с ними отходят на второй план и все классы, унаследованные от средневековья. Победа в этой гигантской экономической битве целиком и полностью достается буржуазии. Сообразно своему положению в хозяйственной сфере она подчиняет себе и государственную машину. И ничего удивительного нет в том, что государство в капиталистическом обществе постепенно превращается в комитет, управляющий от имени буржуазии и в ее интересах.
  

    Гонимая жаждой наживы, буржуазия стремится всюду поспеть, всюду внедриться и путем эксплуатации всемирного рынка делает производство и потребление всех стран космополитическим. Дешевизной своих товаров буржуазия разрушает все «китайские стены» и под страхом гибели принуждает другие нации принять капиталистический способ производства. Ликвидировав раздробленность средств производства, населения и подчинив деревню городу, Восток Западу, буржуазия вызвала к жизни политическую централизацию и тем самым завершила в основном преобразование мира по своему образу и подобию.

 

 

В результате менее чем за 100 лет своего господства, отмечали К. Маркс и Ф. Энгельс, буржуазией были созданы более многочисленные и более грандиозные производительные силы, чем всеми предшествующими поколениями, вместе взятыми.
  

    В своем развитии производительные силы капиталистического общества все чаще начинают наталкиваться на узость буржуазных отношений собственности, что находит свое выражение в постоянно повторяющихся торговых кризисах и кризисах перепроизводства. В поисках выхода из создавшегося положения буржуазия, с одной стороны, вынуждена жертвовать известной массой производительных сил, с другой — стремиться к завоеванию новых рынков, к усилению эксплуатации старых. Иначе говоря, она хотела бы избавиться от всех потрясений теми же средствами, которые неизбежно подготовляют еще более разрушительные кризисы и уменьшают возможности противодействия им.
   

   Разрешить конфликт между производительными силами и производственными отношениями отныне становится, возможным лишь путем устранения буржуазной частной собственности на средства производства. Буржуазия, следовательно, сама выковывала оружие, несущее ей смерть, а вместе с тем породила и людей, которые используют это оружие против нее, т. е. современных рабочих, пролетариев. И в этом состоит величайший парадокс буржуазного способа производства, от которого последний не в состоянии избавиться иначе, как заплатив своим существованием. Самим механизмом капиталистического производства рабочий класс концентрируется в большие массы в крупных городах, и к нему постепенно приходит сознание собственной силы. В свою очередь конкуренция между буржуазией и машинизация производства практически стирают какие бы то ни было различия в заработной плате отдельных категорий рабочих, доводя ее повсеместно до одинаково низкого уровня.
 

     В этих условиях борьба между отдельным рабочим и отдельным буржуа не может не возвыситься до уровня борьбы между двумя основными классами капиталистического общества — буржуазией и пролетариатом. Рабочие начинают теперь с того, что организуют профессиональные союзы в целях защиты своих общих интересов, ведут борьбу сообща, которая нередко переходит в открытые столкновения. И, несмотря на то что победы рабочих носят пока в основном временный характер, «действительным результатом их борьбы,— подчеркивали К. Маркс и Ф. Энгельс,— является не непосредственный успех, а все шире распространяющееся объединение рабочих». Ведь «всякая классовая борьба,— по мнению авторов «Манифеста»,— есть борьба политическая» 7[См. там же. С. 432—433].
   

   Строго научный анализ процесса возникновения и развития буржуазного способа производства дал возможность К. Марксу и Ф. Энгельсу сделать вывод о том, что «из всех классов, которые противостоят теперь буржуазии, только пролетариат представляет собой действительно революционный класс. Все прочие классы приходят в упадок и уничтожаются с развитием крупной промышленности, пролетариат же есть ее собственный продукт» 8[Там же. С. 434]. Поэтому в отличие от всех промежуточных слоев буржуазного общества пролетариату не грозит гибель как классу. Поскольку капитал не может существовать без эксплуатации труда, постольку он должен одновременно воспроизводить и пролетариат. Однако пауперизм растет быстрее, чем население и богатство. Буржуазия оказывается не в состоянии обеспечить своему наемному рабу даже рабских условий жизни, тогда как прогресс капиталистической промышленности, рычаги управления которой находятся в руках буржуазии, неумолимо ведет рабочих от состояния разобщенности к состоянию объединения в ассоциации. Таким образом, заключают авторы «Манифеста», буржуазия «производит прежде всего своих собственных могильщиков. Ее гибель и победа пролетариата одинаково неизбежны» 9[Там же. С. 436].
    

  Вместе с тем одного только объективного фактора для победы пролетариата, указывали К. Маркс и Ф. Энгельс, недостаточно. Необходимо еще, чтобы он до конца осознал себя как класс, превратился из класса в себе в класс для себя. Помочь пролетариату подняться до этого уровня — такова задача коммунистов, у которых нет и не может быть никаких интересов, отдельных от интересов пролетариата. Именно коммунисты представляют собой самую последовательную, самую решительную силу рабочих партий мира. Кроме того, у коммунистов есть еще одно очень важное преимущество — понимание условий, хода и общих результатов борьбы рабочего класса. Исходя из этого в «Манифесте» ближайшая цель коммунистов определена следующим образом: «Формирование пролетариата в класс, ниспровержение господства буржуазии, завоевание пролетариатом политической власти».
   

   К. Маркс и Ф. Энгельс писали, что «отличительной чертой коммунизма является не отмена собственности вообще, а отмена буржуазной собственности»10[Там же. С. 438]. И в этом нет ничего такого, что бы противоречило действительному ходу общественного развития. Наемный труд, труд пролетария, как известно, не создает ему собственности. Он создает лишь капитал, выступающий в своем движении не как личная собственность, а как общественная сила. В таком случае превращение капитала в коллективную, принадлежащую всем членам общества, собственность будет означать уничтожение частной собственности.
   

   Что же касается предстоящих изменений в положении рабочего, то нельзя забывать, что в условиях буржуазного способа производства он получает за свой труд в виде заработной платы минимум самых необходимых жизненных средств, иными словами, только то, что требуется для сохранения жизни рабочего как рабочего. Из этого следует, что если в буржуазном обществе живой труд выступает лишь в качестве средства увеличения уже накопленного труда, то в коммунистическом, напротив, накопленный труд становится средством расширения, обогащения и облегчения жизненного процесса рабочих. Как отмечали К. Маркс и Ф. Энгельс, «в буржуазном обществе прошлое господствует над настоящим, в коммунистическом обществе— настоящее над прошлым» 11[Там же. С. 439].
    

  Уничтожение буржуазных порядков, при которых капитал обладает всеми правами гражданства, а рабочий лишен самостоятельности даже в ее элементарной форме и обезличен, вовсе не означает вопреки вымыслам буржуазных критиков марксизма упразднения личности и свободы. Не менее нелепыми оказывались и все другие обвинения, выдвинутые в адрес коммунистов.
     

 Опровергая их шаг за шагом, Маркс и Энгельс убедительно показали, что коммунистическое общество вовсе не уничтожает ни производительного творческого труда, ни системы образования, ни семейных и тому подобных отношений. Оно лишь преобразует их на новой основе, очищая от тех пороков, которые порождены были господством частной собственности. Первым шагом в коммунистической революции Маркс и Энгельс считали превращение пролетариата в господствующий класс, завоевание демократии для большинства народа. Затем он должен незамедлительно использовать свое политическое господство для того, «чтобы вырвать у буржуазии шаг за шагом весь капитал, централизовать все орудия производства в руках государства, т. е. пролетариата, организованного как господствующий класс, и возможно более быстро увеличить сумму производительных сил» 12[Там же. С. 446]. Только выполнение этой важнейшей задачи может обеспечить окончательный переворот во всем способе производства 13[См. там же. С. 446—447].
  

    В «Манифесте» К. Маркс и Ф. Энгельс еще не употребляют термин «диктатура пролетариата», но фактически в вышеизложенной программе речь идет именно о ней. Более того, уже здесь они высказывали гениальную идею об отмирании государства. «Когда в ходе развития исчезнут классовые различия и все производство сосредоточится в руках ассоциации индивидов,— говорится в «Манифесте»,— тогда публичная власть потеряет свой политический характер» 14[Там же. С. 447]. Таким образом, в результате победоносной пролетарской революции на место старого буржуазного общества с его классами и классовыми противоположностями приходит ассоциация, в которой свободное развитие каждого является условием свободного развития всех.
     

 

 

К содержанию: Буржуазная политэкономия. От Смита и Рикардо до Маркса и Энгельса

  

 Смотрите также:

 

Теоретические системы политической экономии 

 

 История государства и права    Римское право   Правовые системы современности