ИСТОРИЯ ЭКОНОМИКИ. МАРКС И ЭНГЕЛЬС

 

 

РАЗРАБОТКА ЭКОНОМИЧЕСКИХ ОСНОВ ТЕОРИИ ПРОЛЕТАРСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ. Принципы коммунизма. Предыстория «Манифеста Коммунистической партии»

 

Европа всем ходом исторического развития на рубеже 40—50-х годов оказалась втянутой в водоворот бурных революционных событий, для которых характерно было причудливое переплетение антифеодальной, национально-освободительной и антикапиталистической борьбы. Главное значение при этом имел тот факт, что в ряды основных движущих сил революции отныне решительно становился вызванный капитализмом к жизни класс фабрично-заводского пролетариата. На очередь дня выдвигалась задача организации пролетарской партии и разработки ее научно обоснованной программы, с тем чтобы раз и навсегда отмежеваться от различного рода псевдокоммунистических течений, чуждых классовым интересам пролетариата, и вместе с тем дать ему четкую и ясную перспективу борьбы.
     
     
Предыстория «Манифеста Коммунистической партии».
     
      Первые наметки программы пролетарской партии содержались уже в «Эльберфельдских речах» Ф. Энгельса, с которыми он выступил на собрании немецких социалистов 8 и 15 февраля 1845 г. 1[См.: Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 2. С. 532—554] Ф. Энгельс сформулировал вывод о том, что коммунистическая революция диктуется экономической необходимостью. Следовательно, она будет направлена прежде всего на уничтожение конкуренции, анархии производства, антагонизма классов и других пороков капитализма во имя использования общественных производительных сил на благо всех людей. Коммунизм, как Энгельс уже тогда полагал, обеспечит строгий учет производства и потребления, рациональное использование трудовых и материальных ресурсов, регулирование производства соответственно потребностям. Управление в свою очередь перейдет в руки общин, и общество направит свои усилия на создание «для всех людей таких условий жизни, при которых каждый получит возможность свободно развивать свою человеческую природу, жить со своими ближними в человеческих отношениях и не бояться насильственного разрушения своего благосостояния» 2[Там же. С. 554].
     

 Совершенно очевидно, что при всей своей значимости выдвинутая Ф. Энгельсом программа отличалась еще известным несовершенством. Она во многих случаях апеллировала к «здравому смыслу», «человеческой природе», «разуму и сердцу» и в то же время практически обходила проблемы антифеодальной борьбы, сочетания ее с борьбой за коммунизм.

 

 

Да и сам коммунизм представлен был лишь в общем виде. Пути и формы перехода к нему не были определены. Тем не менее это была первая попытка не только дать обоснование объективной необходимости коммунистической революции, но и в общих чертах наметить ее цели и задачи, что, несомненно, сыграло положительную роль в распространении коммунистических идей как в Германии, так и за ее пределами.
     

 Некоторые шаги по созданию программы антикапиталистической борьбы рабочего класса в форме катехизиса, как известно, предпринимались еще «Союзом справедливых». Однако все они заканчивались безрезультатно. Дело в том, что в своей теоретической и практической деятельности союз руководствовался идеями творца особой разновидности утопического коммунизма В. Вейтлинга, что и поставило его в 40-е годы на грань идейного и организационного банкротства. Отказ руководства «Союза справедливых» от прежней программы и его согласие реорганизовать союз на принципах научного социализма сделали возможным участие в его работе К. Маркса и Ф. Энгельса, под влиянием которых 2—9 июня 1847 г. в Лондоне состоялся I конгресс Союза коммунистов. Он принял проекты нового устава и новой программы союза. Последний получил известность как «Проект коммунистического символа веры». Вслед за этим в округах и общинах союза началось обсуждение принятых конгрессом документов, в ходе которого выявились серьезные разногласия по основным вопросам программы пролетарской партии и принципов ее строительства. Для прекращения возникшей полемики в сентябре 1847 г. лондонский ЦК союза в лице К. Шаппера, Г. Бауэра и И. Молля разослал в первичные организации проект «Коммунистического катехизиса». Но последний, как выяснилось, менее всего мог рассчитывать на успех, ибо в ряде случаев возрождал старые утопические иллюзии В. Вейтлинга.
    

  Предпринятая вслед за этим попытка «истинного социалиста» М. Гесса усовершенствовать данный проект не избавила, да и не могла избавить его от присущих ему пороков ни по форме, ни по существу. Поэтому, когда на заседании парижского окружного комитета Союза коммунистов 22 октября началась дискуссия по проекту М. Гесса, Ф. Энгельс подверг его обстоятельной и резкой критике. В результате проект М. Гесса был отвергнут, а Ф. Энгельсу в свою очередь поручалось подготовить новый вариант катехизиса, который он вскоре и представил. Им оказались знаменитые «Принципы коммунизма» (конец октября — начало ноября 1847 г.), ставшие выдающимся документом марксизма.
  

    «Принципы коммунизма» были написаны в форме ответов на 25 вопросов, касавшихся важнейших теоретических и практических задач борьбы пролетарской партии за коммунизм. При этом в отличие от программы, изложенной в «Эльберфельдских речах», коммунизм определялся уже как «учение об условиях освобождения пролетариата», т. е. трудящегося класса XIX в., добывающего «средства к жизни исключительно путем продажи своего труда» 3[См. там же. Т. 4. С. 322].
  

    Анализируя условия возникновения пролетариата, Ф. Энгельс устанавливает принципиальное отличие его от раба, крепостного, ремесленника и мануфактурного рабочего, которое определяется исторически обусловленными изменениями в материальном производстве. Капитализм характеризуется высокой степенью концентрации собственности в руках буржуазии и нищенским состоянием трудящихся масс. Промышленная революция доводит это состояние до крайнего антагонизма, чем создает объективные и субъективные предпосылки для социальной революции, которую призван осуществить пролетариат. Уничтожив конкуренцию, частную собственность и все классовые различия, он тем самым освободит самого себя.
   

   Новая программа теперь уже более определенно проектировала будущее коммунистическое общество. Она осуждала заговоры как средство достижения революционных целей пролетариата, предусматривала установление демократического строя в качестве предварительной ступени на пути к коммунизму. Вместе с тем здесь впервые была изложена конкретная система мер экономического характера, к осуществлению которой пролетариат должен будет приступить на следующий же день после революции. В нее включались: ограничение частной собственности и постепенная ее экспроприация; конфискация имущества всех эмигрантов и бунтовщиков, восставших против большинства народа; организация труда в национальных имениях, на фабриках, в мастерских; одинаковая обязательность труда для всех членов общества; образование промышленной армии; централизация кредитной системы и торговли деньгами; закрытие частных банков; увеличение числа национальных фабрик; обработка всех земель и ее улучшение; воспитание всех детей за государственный счет с обязательным объединением воспитания с фабричным трудом; сооружение больших дворцов в качестве жилищ для работников отдельных коммун и разрушение всех нездоровых и плохо построенных жилищ, кварталов в городах; одинаковое право наследования для брачных и внебрачных детей; концентрация всего транспортного дела в руках нации.
     

 Исходя из непреложного факта интернационализации производства и обмена в условиях капитализма, Ф. Энгельс полагал, что коммунистическая революция произойдет одновременно в мировом масштабе или по крайней мере в таких наиболее развитых странах, как Англия, Америка, Франция, Германия.
     

 Таким образом, в целом программа, изложенная в «Принципах коммунизма», выгодно отличалась от своей предшественницы зрелостью постановки и разрешения целого ряда проблем коммунистического движения. Тем не менее сам Ф. Энгельс рассматривал ее лишь в качестве предварительного наброска. В этой связи он писал К. Марксу 23—24 ноября: «Подумай над «Символом веры». Я считаю, что лучше всего было бы отбросить форму катехизиса и назвать эту вещь «Коммунистическим манифестом»» 4[Там же. Т. 27. С. 102].
    

  Это предложение было встречено К. Марксом с полным пониманием. Состоявшийся 29 ноября — 8 декабря 1847 г. II конгресс Союза коммунистов согласился с мнением К. Маркса и Ф. Энгельса относительно программы пролетарской партии и поручил им подготовить таковую. В декабре 1847 — январе 1848 г. ими был создан «Манифест Коммунистической партии», а уже в феврале началось его триумфальное шествие по странам и континентам. Набатом прозвучал на весь мир призыв авторов бессмертного «Манифеста» — «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!».
   

   Так в преддверии грозовых событий революции 1848— 1849 гг. международный рабочий класс впервые получил в свое распоряжение научно обоснованную программу борьбы за ликвидацию любых форм наемного рабства, за социальное освобождение всех трудящихся и угнетенных.

 

 

К содержанию: Буржуазная политэкономия. От Смита и Рикардо до Маркса и Энгельса

  

 Смотрите также:

 

Теоретические системы политической экономии 

 

 История государства и права    Римское право   Правовые системы современности