ИСТОРИЯ ЭКОНОМИКИ. МАРКС И ЭНГЕЛЬС

 

 

Совместная работа Маркса и Энгельса. «Святое семейство» и «Немецкая идеология»

 

В августе 1844 г. в Париже произошла историческая встреча К. Маркса и Ф. Энгельса, которая положила начало их плодотворному творческому сотрудничеству, продолжавшемуся всю последующую жизнь. Первой совместной работой стала книга «Святое семейство, или Критика критической критики», написанная в конце 1844 г. и изданная в 1845 г. Эта книга была направлена против младогегельянцев — братьев Бруно и Эдгара Бауэров и их сторонников, группировавшихся вокруг «Всеобщей литературной газеты». Такая критика стала необходимой в связи с усилением реакционного характера этого течения, рассматривавшего пролетариат как «некритическую массу», неспособную к самостоятельной классовой борьбе против буржуазии. В противоположность младогегельянцам Маркс и Энгельс доказывают, что пролетариат не только освободит себя сам, но и что его освобождение станет предпосылкой освобождения всего общества.
    

  Наибольший интерес с точки зрения истории политической экономии имеет написанный К. Марксом раздел, характеризующий значение книги П. Ж. Прудона «Что такое собственность? или Исследование о принципе права и власти», вышедшей в 1840 г. Поводом для ее оценки послужила статья Э. Бауэра «Прудон», опубликованная в V выпуске «Всеобщей литературной газеты» в апреле 1844 г. Работа Прудона произвела на Маркса и Энгельса большое впечатление не только «дерзкой манерой» изложения, но и прежде всего критикой частной собственности. «Все рассуждения политической экономии,— писал К. Маркс, характеризуя буржуазную экономическую науку,— имеют своей предпосылкой частную собственность. Эта основная предпосылка принимается ею в качестве непреложного факта, не подвергаемого ею никакому дальнейшему исследованию... Прудон же подвергает основу политической экономии, частную собственность, критическому исследованию, и притом — первому решительному, беспощадному и в то же время научному исследованию. В этом и заключается большой научный прогресс, совершенный им,— прогресс, который революционизирует политическую экономию и впервые делает возможной действительную науку политической экономии» 20[См. там же. Т. 2. С. 34; Т. 42. С. 97].
 

     Что же привлекало К. Маркса в этой концепции Прудона? В отличие от буржуазных экономистов, принимавших отношения частной собственности за человеческие и разумные, Прудон показывает, что результатом частной собственности является «бесчеловечная действительность». Буржуазные экономисты нападали на какие-либо отдельные формы частной собственности, тем не менее они оправдывали ее в целом.

 

 

В отличие от них главным фактором, «фальсифицирующим экономические отношения», Прудон считает не тот или иной вид частной собственности, а частную собственность как таковую, «в ее всеобщности» 21[См. там же. Т. 2. С. 35—36]. Такой подход импонировал молодому Марксу, потому что он и сам стремился преодолеть ограниченность буржуазной политэкономии. На это обращает внимание В. И. Ленин, конспектируя «Святое семейство»: «Маркс,— пишет В. И. Ленин,— защищает Прудона от критиков «Литературной Газеты», противопоставляя спекуляции свои явно социалистические идеи.
   

   Тон Маркса по отношению к Прудону очень хвалебный (хотя есть небольшие оговорки...).

      Маркс подходит здесь от гегелевой философии к социализму: переход наблюдается явственно — видно, чем уже овладел Маркс и как он переходит к новому кругу идей » 22[Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 29. С. 8].
  

    Действительно, работа «Святое семейство» носит переходный характер. Однако уже в этот период К. Маркс понимает ограниченность подхода Прудона, не сумевшего критически переработать буржуазную экономическую науку. «...Произведение Прудона «Что такое собственность?»,— пишет К. Маркс,— представляет собой критику политической экономии с точки зрения политической экономии» 23[Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 2. С. 33]. Много лет спустя, в 1865 г., К. Маркс еще более критично оценит значение этого произведения. «В строго научной истории политической экономии,— напишет он в письме к И. Б. Швейцеру,— книга эта едва ли заслуживала бы упоминания» 24[Там же. Т. 16. С. 25].
  

    Характерно, что уже в 40-е годы, последовательно анализируя буржуазную политэкономию с позиции рабочего класса, К. Маркс идет дальше Прудона. Критику частной собственности он подкрепляет своей теорией отчуждения. К. Маркс вслед за Прудоном не только показывает, что противоположность бедности и богатства является результатом движения частной собственности, но и исследует, как ведут себя стороны этого антагонизма в процессе самого отчуждения. Если класс капиталистов, «имущий... класс чувствует себя в этом самоотчуждении удовлетворенным и утвержденным», то рабочий класс «чувствует себя в этом отчуждении уничтоженным». Поэтому если буржуазия представляет собой «консервативную сторону» этого антагонизма и заинтересована в его сохранении, то пролетариат — «разрушительную», от него исходит действие, «направленное на его уничтожение». К. Маркс обосновывает в «Святом семействе» всемирно-историческую роль пролетариата как класса, призванного уничтожить частную собственность. «Одержав победу,— пишет К. Маркс,— пролетариат никоим образом не становится абсолютной стороной общества, ибо он одерживает победу, только упраздняя самого себя и свою противоположность. С победой пролетариата исчезает как сам пролетариат, так и обусловливающая его противоположность — частная собственность» 25[Там же. Т. 2. С. 39]. Однако большинство мелкобуржуазных социалистов не понимало всемирно-исторической роли пролетариата. Более того, некоторые из них открыто выступали против революционной борьбы пролетариата. В их числе были так называемые истинные социалисты (И. Вейдемейер, К. Грюн, Г. Кульман, О. Люнинг и др.), противопоставлявшие себя «необразованному» английскому и французскому утопическому социализму. Они полагали, что путь к социализму откроют не пролетарии, а аристократы-интеллигенты, способные создать общество согласно человеческой природе, представления о которой они почерпнули из произведений Л. Фейербаха. Критический разбор послегегелевской философии и «истинного социализма» стал поэтому предметом исследования в новой совместной работе К. Маркса и Ф. Энгельса. Они назвали ее «Немецкая идеология. Критика новейшей немецкой философии в лице ее представителей Фейербаха, Б. Бауэра и Штирнера и немецкого социализма в лице его различных пророков». Эта книга, состоящая из двух томов, была написана в 1845—1846 гг., однако опубликовать ее Марксу и Энгельсу в те годы не удалось. Она увидела свет лишь в 1932 г. в СССР.
    

  Задача, которую поставили перед собой авторы книги, состояла в том, чтобы показать связь современной им немецкой философии и «истинного социализма» с реальной немецкой действительностью и раскрыть их мелкобуржуазный характер 26[См.: Маркс К., Энгельс Ф. Избр. соч.: В 9 т. Т. 2. С. 14, 421]. В этом произведении К. Маркс и Ф. Энгельс, полностью преодолев антропологический и идеалистический характер философии Л. Фейербаха, дают развернутое изложение материалистического понимания истории.
   

   К. Маркс и Ф. Энгельс исходят из того, что реальной предпосылкой человеческой истории является существование индивидов, занятых производством необходимых средств жизни. Поэтому они рассматривают в качестве «первичных исторических отношений» производство жизненных средств, порождение новых потребностей, производство людей, размножение. «Производство жизни,— пишут К. Маркс и Ф. Энгельс,— как собственной, посредством труда, так и чужой, посредством деторождения — выступает сразу же в качестве двоякого отношения: с одной стороны, в качестве естественного, а с другой — в качестве общественного отношения...» 27[Там же. С. 26].
     

 В основе развития человеческого общества лежит определенный способ производства. Правда, в этот период понятие способа производства трактуется К. Марксом и Ф. Энгельсом еще достаточно широко: как промышленная ступень, как образ жизни и т. д.28[См. там же. С. 15, 26]. Тем не менее основой исторического развития и конечной причиной социальных революций Маркс и Энгельс считают противоречие между производительными силами и формой общения 29[См. там же. С. 66, 68 и др.]. По существу это означало признание основой исторического развития человечества диалектики производительных сил и производственных отношений. В «Немецкой идеологии» встречается уже и термин «производственные отношения»30[См. там же. С. 19, 173, 177, 337], однако чаще понятие «производственные отношения» скрывается за более широкими терминами, такими, как «гражданское общество», «отношения собственности», «отношения общения», «способ общения», «форма общения» и др. «Форма общения,— пишут К. Маркс и Ф. Энгельс,— на всех существовавших до сих пор исторических ступенях обусловливаемая производительными силами и в свою очередь их обусловливающая, есть гражданское общество...»31[Там же. С. 33].
   

   История рассматривается К. Марксом и Ф. Энгельсом как последовательная смена поколений, каждое из которых «застает в наличии определенный материальный результат, определенную сумму производительных сил, исторически создавшееся отношение людей к природе и друг к другу... которые, хотя, с одной стороны, и видоизменяются новым поколением, но, с другой стороны, предписывают ему его собственные условия жизни и придают ему определенное развитие, особый характер» 32[Там же. С. 37]. Созданная К. Марксом и Ф. Энгельсом концепция объясняла объективный закономерный характер исторического процесса. В то же время она была далека от фатализма, характеризовала историю как результат деятельности людей. Такой диалектико-материалистический подход к развитию человечества наглядно показывал несостоятельность попыток выведения коммунизма из абстрактно понимаемой, восходящей к Л. Фейербаху, антропологической сущности человека. Сущность эта в действительности оказывалась результатом исторически изменяющихся обстоятельств, всей совокупности общественных отношений. Новый, исторический подход характеризовал коммунизм как закономерный результат развития человечества. Поэтому в первой главе «Немецкой идеологии» К. Маркс и Ф. Энгельс показывают необходимость превращения истории во всемирную историю, ибо такое превращение выступает как материальная предпосылка реального освобождения индивидов.
  

    Выделяя основные ступени развития человеческого общества, К. Маркс и Ф. Энгельс решающее значение придают уровню развития разделения труда, считая, что этот уровень непосредственно отражается в форме собственности. «Различные ступени в развитии разделения труда,— пишут они,— являются вместе с тем и различными формами собственности, т. е. каждая ступень разделения труда определяет также и отношения индивидов друг к другу соответственно их отношению к материалу, орудиям и продуктам труда» 33[Там же. С. 16]. К. Маркс и Ф. Энгельс показывают, что разделение труда сыграло важную роль в развитии племенной, античной и феодальной форм собственности, в генезисе мануфактурного и машинного производства (подробнее см. гл. 29).
    

  В «Немецкой идеологии» понятие «отчуждение» теряет-то универсальное содержание и антропологическую форму, которые оно имело в «Экономическо-философских рукописях 1844 года». Происходит конкретизация понятия «отчуждение» применительно к антагонистическим ступеням развития общественного разделения труда. В качестве предпосылок уничтожения отчуждения Маркс и Энгельс называют, во-первых, превращение большинства человечества в лишенных собственности людей и, во-вторых, такое развитие производительных сил, при котором общение людей приобретает не узкоместный, а универсальный характер. Отсюда, по мысли К. Маркса и Ф. Энгельса, вытекает всемирно-исторический масштаб рождающегося коммунизма. «Коммунизм эмпирически возможен только как действие господствующих народов, произведенное «сразу», одновременно, что предполагает универсальное развитие производительных сил и связанного с ними мирового общения» 34[Там же. С. 32—33]. Этот вывод получит дальнейшее развитие в «Принципах коммунизма» (1847) Ф. Энгельса.
    

  Понимая под коммунизмом «действительное движение, которое уничтожает теперешнее состояние» 35[Там же. С. 33], К. Маркс и Ф. Энгельс выдвигают в качестве задачи коммунистов необходимость коренного изменения существующего мира, практические меры, направленные на это изменение.
   

   В «Немецкой идеологии» содержится характеристика коммунизма как коллективистского строя, в котором производители установят подлинный контроль над условиями своего существования. «Только в коллективе,— писали К. Маркс и Ф. Энгельс,— существуют для каждого индивида средства, дающие ему возможность всестороннего развития своих задатков... В условиях действительной коллективности индивиды в своей ассоциации и посредством нее обретают вместе с тем и свободу» 36[Там же. С. 61]. Гениальный эскиз коммунистического общества, содержащийся в «Немецкой идеологии», получит свое дальнейшее развитие и обоснование в последующих работах К. Маркса и Ф. Энгельса (подробнее см. гл. 30).

 

 

К содержанию: Буржуазная политэкономия. От Смита и Рикардо до Маркса и Энгельса

  

 Смотрите также:

 

Теоретические системы политической экономии 

 

 История государства и права    Римское право   Правовые системы современности