ИСТОРИЯ ЭКОНОМИКИ. Эпоха домонополистического капитализма

 

 

Историческая роль Адама Смита в науке. О производительном и непроизводительном труде и доходах государства

 

Проблема, которую поставил Смит своей трактовкой производительного и непроизводительного труда, породила огромную литературу и сохраняет свое научное значение до наших дней. Делая это различие, Смит имел в виду определить, какие виды труда способствуют росту «богатства нации», а какие нет.
    

  Производительным трудом Смит считал труд, создающий стоимость. Но в применении к капиталистическому хозяйству этого было мало, требовалось нечто большее, ибо «труд рабочего мануфактуры обычно увеличивает стоимость материалов, которые он перерабатывает, а именно увеличивает ее на стоимость своего содержания и прибыли его хозяина» 13 [Смит А. Указ. соч. С. 244.]. Иначе говоря, у Смита производителен тот труд, на покупку которого (точнее, на покупку рабочей силы) затрачивается капитал. Напротив, труд, который оплачивается из дохода, является непроизводительным.
   

   Для наглядности Смит противопоставлял найму производительного рабочего наем непроизводительного домашнего слуги, считая, что труд последнего не создает ни стоимости, ни добавочной стоимости. На содержание слуги затрачивается в конечном счете стоимость, созданная чьим-то производительным трудом. Ясно, что это рассуждение имело определенную практическую цель: капиталистов призывали вкладывать больше капитала в производство и меньше тратить на содержание дома, прислуги и т. п. Осуждался паразитизм дворянства.
 

     Однако это различие казалось Смиту недостаточно четким, и он тут же выдвинул второй принцип отделения производительного труда от непроизводительного. Указывалось, что первый воплощается в продукте, имеющем какой-то, более или менее длительный, срок жизни, или службы, второй же не закрепляется ни в каком продукте, представляя собой услугу, оказание которой совпадает с ее потреблением. В качестве примера опять-таки приводился труд домашнего слуги. Благодаря такому подбору примеров первый принцип различия представлялся Смиту вполне идентичным второму. На самом деле воплощение труда в материальном продукте не является обязательным условием производительного характера труда. Прежде всего можно указать на такие виды труда, которые представляют собой продолжение производства в сфере обращения (транспортировка товаров, их расфасовка в торговле). В этой сфере труд тоже создает стоимость и прибавочную стоимость, хотя и не воплощается в продукте. В рамках капиталистических отношений такой труд следует признать производительным.
    

  Трактовка вопроса о производительном труде позволила Смиту сделать одно из самых смелых заявлений в его книге, что «труд некоторых самых уважаемых сословий общества, подобно труду домашних слуг, не производит никакой стоимости и не закрепляется и не реализуется ни в каком длительно существующем предмете или товаре, могущем быть проданным, который продолжал бы существовать и по прекращении труда и за который можно было бы получить потом равное количество труда. Например, государь со всеми своими судебными чиновниками и офицерами, вся армия и флот представляют собой непроизводительных работников... К одному и тому же классу должны быть отнесены как некоторые из самых серьезных и важных, так и некоторые из самых легкомысленных профессий — священники, юристы, врачи, писатели всякого рода, актеры, паяцы, музыканты, оперные певцы, танцовщицы и пр.» 14 [Там же. С. 244-245.]. Неумолимая логика ведет Смита к тезису, что, чем меньше в обществе доля непроизводительных работников и тех, «кто совсем не работает», тем быстрее может расти его богатство, поскольку все эти люди в общем-то содержатся за счет труда производительных работников.
    

  Функции, испокон веков пользовавшиеся почетом и выполнявшиеся в значительной мере представителями привилегированных классов (в сфере государственного управления, военного дела, религии и т. д.), Смит приписал сомнительной с экономической и моральной точек зрения категории непроизводительных работников, объединив их к тому же с шутами и паяцами. Это была позиция прогрессивной буржуазии, явно оппозиционной к государственной бюрократии и дворянству. В конкретных условиях XVIII в. такая точка зрения отражала интересы не только буржуазии, но и широких слоев трудящихся. Поэтому В. И. Ленин характеризовал Смита как «великого идеолога передовой буржуазии» 15 [См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 2. С. 521.].
    

  Вопросы государственных финансов — бюджет государства и государственный долг — Смит трактовал в последней, пятой книге своего сочинения. И в этой области экономисты следующего столетия шли по стопам Смита, включая финансовые вопросы в предмет изучения политической экономии. Так поступил уже Д. Рикардо, который ввел налоговое обложение даже в заглавие своей книги.
   

   Историческая роль Адама Смита в науке состоит в том, что он определил границы политической экономии и привел в систему накопленную к тому времени сумму экономических знаний. Его труды представляют собой одну из вершин общественной мысли XVIII в. Адам Смит по праву считается отцом политической экономии.
     

 

К содержанию: Буржуазная политэкономия. От Смита и Рикарда до Маркса и Энгельса

  

 Смотрите также:

 

Теоретические системы политической экономии 

 

 История государства и права    Римское право. Законы 12 таблиц   Правовые системы современности