ИСТОРИЯ ЭКОНОМИКИ. ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ИДЕИ РОССИЙСКИХ РЕВОЛЮЦИОННЫХ ДЕМОКРАТОВ

 

 

Углубляющийся кризис феодализма нашел и идеология революционных демократов Закавказья

 

Грузия

 

Важным периодом в развитии общественной мысли Грузии XIX в. были 50—60-е годы, когда в борьбу с феодальной рутиной и ограниченностью вступают «тер-гдалеулни» (группа «Пирвели-даси» во главе с И. Чавчавадзе). Грузинские просветители и революционные демократы И. Чавчавадзе, Г. Церетели, Н. Николадзе, объединившись вокруг журнала «Сакартвелос моамбе» («Грузинский вестник»), выступали за свержение самодержавия и крепостничества. Был издан ряд трактатов экономического характера с критикой крепостного права, в защиту демократических идей, вольнонаемного труда и свободного предпринимательства.

 

Они вели самоотверженную борьбу против крепостников, которые всеми средствами отстаивали экономические и моральные устои феодализма. Идеалом просветителей были «европеизация Грузии», отмена крепостного права, ликвидация пережитков крепостничества, утверждение системы наемного труда, распространение грамотности среди крестьянского населения, национальная консолидация, уничтожение самодержавной тирании, забота о благополучии всего народа. В Грузии находят отклик работы западноевропейских социалистов-утопистов, в частности Сен-Симона, и проекты мелкобуржуазного реформизма. Грузинская публицистика 60—70-х годов отражала идеи А. И. Герцена, Н. Г. Чернышевского и народников — М. А. Бакунина и П. Л. Лаврова.
  

    Еще в период подготовки в Грузии крестьянской реформы (1864—1871) Илья Чавчавадзе (1837—1907) смело заявляет, что «крестьянин признает свое право на землю» и что, если отрежут наделы, крестьяне восстанут; они, в частности, «ни в коем случае не позволят отрезать виноградники, ибо сады и виноградники полностью принадлежат крестьянам». Крестьянин «расстанется скорее с жизнью, чем с садом (и виноградником), в который он вложил все свое состояние, свое время, свой труд, свою последнюю копейку» 20[Цит. по: Гугушвили П. Сельское хозяйство и аграрные отношения. Т. 2. Тбилиси, 1950. С. 175, 186].
   

   В это же время в оригинальных и переводных статьях грузинских журналов и газет излагалась трудовая теория стоимости, печатались статьи по истории буржуазных революций, о сущности коммунистического общества. Критика феодальных отношений и вопросы улучшения экономического положения крестьянства были основным содержанием публицистической деятельности грузинских просветителей.

 

 

В 1863 г. Г. Церетели (1842—1900) заявил, что ни одна из форм общественной жизни не является вечной, а поэтому естественно, что феодальные отношения «изжили век свой, устарели», «жизнь народа тоже не будет вечно в одном и том же состоянии», «в нашем обществе пришел в движение жизнеутверждающий дух», «всякая прогрессивная сила обязана способствовать этому новому движению» 21[Сакартвелос моамбе. 1883. № 5. С. 59—61].
    

  Позднее Г. Церетели констатировал, что с отменой крепостного права пришел конец паразитической жизни дворянства. Теперь главная роль в истории должна принадлежать той части народа, которая «с давних пор была приучена к нужде и труду... Подлинными сыновьями этого народа... считает себя свободомыслящая трудовая молодежь, которая выдвигает на первый план счастье страны и благополучие всей нации». Г. Церетели верил, что будущее родины зависит от союза и дружбы между «трудовым народом и трудовой просвещенной молодежью» 22[Кребули. 1873. № И. С 227-231].
   

   Распространению в Грузии революционно-демократических и социалистических идей способствовали и зарубежные группы грузинских просветителей. Так, в уставе общества «Угели» (1878, Цюрих) говорилось, что оно считает своей задачей перевод и издание на грузинском языке литературы, посвященной вопросам национально-освободительного и революционного движения. О том, какие вопросы интересовали членов «Угели» и вообще проживающую в то время за рубежом грузинскую молодежь, довольно четко свидетельствуют письма (1873— 1874) известного публициста С. Месхи (1845—1883). В одном из них он рекомендовал изучать «Основания политической экономии» Дж. С. Милля с примечаниями Чернышевского 23[См.: Месхи С. Письма. Сухуми, 1950. С. 61— 62], обратить внимание на идеи Н. Г. Чернышевского. В 1874 г. состоялся Женевский конгресс грузинской молодежи, в котором принимали участие представители русской политической эмиграции. Этот конгресс прошел под лозунгом «свободной федерации всех кавказских народов, организованных на основе экономического равенства всех граждан» 24[См.: Драша. Париж, 1873. №2]. Много внимания было уделено вопросам эмансипации женщин, но главным направлением была критика крепостнических отношений и их пережитков с точки зрения крестьянских интересов 25[Мнатоби. 1869. №2. С. 2-3; Дроэба. 1871. №4. С. 32-39; Кребули. 1873. №5; Гугушвили П. Грузинская книга. 1629-1929. Тбилиси, 1929. С. 228, 250].
    

  Грузинские революционеры-демократы 1860—1870-х годов решали аграрный вопрос, в частности судьбу общинного землевладения, всецело следуя за русскими революционными демократами. Укрепление общины и расширение крестьянского землевладения, образование товариществ, ассоциаций в сельскохозяйственном производстве Д. Бак-радзе, С. Месхи, А. Пурцеладзе, В. Петриашвили и др. считали наиболее желательным процессом дальнейшего социально-экономического развития 26[См.: Гугушвили П. К.Маркс в грузинской публицистике и общественности. Тбилиси, 1963. С. 198-267].
    

  С начала 70-х годов революционно-демократическое движение в Грузии все более принимало народническую окраску. Значительная часть революционных демократов в 80-е годы постепенно переходила на позиции либерализма.
      В заключение следует отметить, что грузинские революционные демократы проявили преданность и глубокое уважение к русским революционерам и русскому народу. Касаясь вопроса будущего социалистического общества в Западной Европе и России, Н. Николадзе (1843—1928) заявлял (1865), что «идеал лучшего государственного и общественного устройства... скорее всего и раньше всего достижим для России... По этим соображениям мы находим, что, связав свою судьбу даже с современной Россией, Грузия скорее доберется до возможно лучшего устройства своего положения, чем находясь в союзе или под покровительством какой бы то ни было европейской нации» 27[Николадзе Н. Соч. Т. I. Тбилиси, 1962 С. 226]. Это предсказание явилось пророческим.
      Социально-экономические идеи революционных демократов оказали большое воздействие на развитие грузинской общественной мысли, представляя самое влиятельное и прогрессивное направление в ней до распространения марксизма.
 

     Армения

 

Борьба против крепостничества получила распространение и в Армении, о чем свидетельствует деятельность армянских революционеров во главе с Микаэлом Налбандяном — соратником и единомышленником Герцена, Огарева и Чернышевского. М. Налбандян (1829— 1866) сразу же выступил как революционер и остался таковым до конца. В своем основном экономическом произведении «Земледелие как верный путь» он беспощадно разоблачал крепостничество. Налбандян считал крепостных лишь разновидностью рабов. Он писал: «Кровавыми рубцами покрыты наши спины, жестокое варварство угнетало нас... детей наших господа обменивали на собак. Нет, немыслимо оставаться в прежнем положении» 28[Налбандян М. Соч. Т. II. Ереван, 1970. С. 67] .
      Критика крепостничества характерна и для М. Маму-ряна, который от имени армянского крестьянина-труженика жаловался: «Вековое ярмо рабства и нищеты давит меня, не имею ни хлеба, ни света, ни сердца. Церковники истощают мой ум и кошелек, князь сгибает мою шею, и я стал рабом вдвойне» 29[Мамурян М. Соч. Ереван, 1966. С. 525].
    

 Примечательно, что революционные демократы связывали национальный вопрос с решением социальной проблемы и решительно отмежевывались от реакционных националистов, которые прикрывали защиту интересов господствующих классов проповедями о любви к армянской нации.
    

  Микаэл Налбандян решение национального вопроса связывал с социалистической революцией. Он писал, что именно «забитый, жалкий, нищий, голый и голодный армянин, угнетенный не только чужеземцами и варварами, но и своими собственными богачами, своим духовенством и полуграмотными людьми... привлекает наше внимание и ему именно, не колеблясь ни минуты, посвятили мы все наши силы» 30[Налбандян М. Указ. соч. Т. II. С. 24].
    

  Налбандян считал главными условиями хозяйствования труд и средства производства; без последних как своей основы труд «не имеет той общественной ценности», какую он обретает, когда ему «сопутствуют материальные средства» 31[Налбандян М. Полн. собр. соч. Т. III. Ереван, 1949. С. 62]. Эту же мысль встречаем и у Мамуряна, который подчеркивал, что «поскольку человек имеет потребности, то для их удовлетворения он должен трудиться. Следовательно, труд — обязанность, потому что человек хочет жить» 32[Мамурян М. Домашнее хозяйство. Константинополь, 1890. С. 94]. Однако при капитализме, по мнению М. Налбан-дяна, нет социальной справедливости, поскольку рабочие и средства производства отделены друг от друга, трудится «наемный рабочий», а продуктом труда пользуется его хозяин.
    

  Признавая главной революционной силой крестьянство, революционные демократы Армении были озабочены его объединением и сплочением. Основой их экономической программы была борьба за свободное от эксплуатации земледелие, которое они называли главной отраслью экономики. Условием создания рационального земледелия М. Налбандян считал ликвидацию частной собственности на землю. Последнюю он называл воровством, величайшей несправедливостью независимо от того, была ли эта собственность феодальной или капиталистической.
     

 В обществе будущего сельское хозяйство должно основываться на общинном землевладении, которое Налбандян объявлял «святым и справедливым принципом», так как оно обеспечивает каждому человеку равное право обрабатывать землю. Он выступал за запрет торговли землей, поскольку продажа земли «будет означать признание принципа нищеты и бедствий»33[Налбандян М. Соч. Т. II. С. 58]. Пропагандируя свободное земледелие, Налбандян в своем труде «Земледелие как верный путь» писал также о необходимости развития промышленности и торговли.
      М. Налбандян вместе со своими единомышленниками считал освободительную борьбу русского народа против царизма составной частью общей освободительной борьбы, связывал освобождение армянского народа со свержением царизма.
   

   Азербайджан.

 

Формирование революционной оппозиции феодализму в XIX в. происходило в условиях дальнейшего роста производительных сил Азербайджана. Сформировалась демократическая интеллигенция Азербайджана, разночинцы — выходцы из разных сословий. В 60—70-х годах азербайджанская молодежь устремилась в высшие учебные заведения России и зарубежных стран, чтобы получить знания по различным отраслям науки, в том числе и экономической. Видными представителями революционной демократии этого периода были М. Ф. Ахундов, Г. Зардаби (Меликов), Н. Везиров и др. С их именами связан этап в развитии социально-экономической мысли в Азербайджане.
    

  Заслуга М. Ф. Ахундова (1812—1878) состояла в том, что он развенчал культ религии ислама, отбросил догматы магометанского фатализма. Он доказывал, что история общества есть естественный процесс, совершающийся на основе определенных законов. Ахундов отстаивал идею общественно-исторического прогресса, который понимал как процесс постепенного развития от низшего к высшему, от простого к сложному. Но он не сумел распространить материализм на изучение общественной жизни. Исходным он считал не материальное производство, а человека с его естественными потребностями. Однако в статье «О человеческих потребностях» Ахундов подчеркивал, что главная роль в развитии общества принадлежит экономическому фактору. В этой статье он указывает, что в жизни человечества имеются троякого рода потребности: физическая, умственная и духовная. Из всех потребностей Ахундов выделяет первую, т. е. материальную потребность, которой он придает решающее значение в жизни людей. «Средства, нужные для удовлетворения первой, то есть физической, потребности...— пишет он,— являются первостепенной, важной жизненной необходимостью» 34[Ахундов М. Ф. Избр. филос. произв. Баку, 1982. С. 203].
   

   Выразитель интересов трудящихся масс, М. Ф. Ахундов имел ясное представление о том, что удовлетворение физической, умственной и духовной потребностей народа при данном общественном строе невозможно. Именно поэтому он подверг критике современное ему общество и пришел к выводу о необходимости насильственного свержения существующего феодального строя и создания новых общественных отношений.
    

  Много внимания уделял Ахундов поискам средств достижения этой цели. Опираясь на прогрессивные идеи мыслителей России и Западной Европы, М. Ф. Ахундов сформулировал положения о революции как о главном средстве обновления общественных отношений. Теоретической основой для такого вывода послужило понимание Ахундовым того, что современное ему общество состоит из представителей «различных классов, начиная от знати, купцов и кончая ремесленниками», причем «вся тягость подати лежит исключительно на бедном классе народа» 35[См. там же. С. 72, 69]. В результате этого «бедный класс» обрекается на нищету и голод. Он верил, что народ проснется и «найдет свою дорогу», тогда «деспотической монархии придет конец» 36[Ахундов М. Ф. Соч. Т. 3. Баку, 1962. С. 241, 359]. Однако «нужно единомыслие и единодушие, чтобы совершить революцию, освободить себя от рабства». Только революция в состоянии «всецело и в корне изменить самую суть вещей» 37[Там же. Т. 2. С. 40, 254]. Поскольку основу населения Азербайджана составляло крестьянство, эта революция мыслилась как крестьянская.
   

   М. Ф. Ахундов наметил общие контуры преобразования общественных отношений на новой основе. В повести «Обманутые звезды» и особенно в «Письмах Кемал-уд-Довле» он предлагал ряд мер для создания общественного строя, отвечающего принципам свободы, равенства и справедливости. Новое общество, возникшее в результате обновления социальных отношений, могло быть основано на личной, юридической свободе людей и частной собственности на средства производства. Расширились бы просторы для развития производительных сил. Такая программа носила прогрессивный буржуазно-демократический характер.
   

   Новым шагом вперед в развитии экономической мысли в Азербайджане явились экономические идеи Г. Зардаби (1842—1907). Анализируя социальные противоречия и методы их разрешения, Г. Зардаби отчетливо видел пропасть, которая образовалась между богатыми и бедными. Он писал, что «богатый стремится не допускать бедных к светочу знаний, к грамоте», думая только о том, как грабить их. Зардаби называет богатых паразитами, которые «сосут кровь народа, обрекая его на гибель» 38[Зардаби Г. Б. Избр. произв. Баку, 1960. С. 89, 146, 112]. Он внес большой вклад в формирование национальной освободительной мысли.
   

   Отвергая расистскую идею об извечной отсталости восточных народов, Зардаби доказывал, что в прошлом восточные народы не только не отставали от европейских, а, наоборот, во многом показывали им пример. И если со временем между Востоком и Западом образовалась пропасть, то это объясняется не расовыми причинами, а историческими условиями, поскольку султаны, шейхи, ханы и духовенство «забрали в свои руки вожжи восточных народов, правящие круги в корыстных целях сжали народ в тисках». Он отмечал, что англичане хуже восточных деспотов грабят Индию и используют ее народ, «как дойную корову» 39[Там же. С. 89, 90; Экинчи. 1976. № 6; 1877. № 8].
   

   В своих произведениях революционные демократы Азербайджана доказывали, что отношения феодальной эксплуатации стали преградой для дальнейшего развития производительных сил. Они наметили общие контуры преобразования общественных отношений на началах свободы, разума и справедливости, освободительной борьбы против феодально-крепостнического режима.

 

 

К содержанию: Буржуазная политэкономия. От Смита и Рикардо до Маркса и Энгельса

  

 Смотрите также:

 

Теоретические системы политической экономии 

 

 История государства и права    Римское право   Правовые системы современности