ИСТОРИЯ ЭКОНОМИКИ. Эпоха домонополистического капитализма

 

 

Экономическое учение Адама Смита. Теории капитала. Природа капитала и вопросы общественного воспроизводства

 

Теории капитала, как и другим разделам экономического учения Смита, свойственна явная двойственность. У него фактически имелось понимание капитала как стоимости, дающей прирост благодаря эксплуатации наемного труда. Но в специальном анализе капитала, который Смит давал во второй книге своего сочинения, капитал трактовался в основном как запас вещественных предметов, необходимых для дальнейшего производства. Понятие капитала утрачивало свое социально-историческое содержание.
    

  Смит преодолел ограниченность понимания капитала физиократами, которые считали производительным (дающим прирост стоимости) только капитал, занятый в сельском хозяйстве. Однако недостатком новой концепции было то, что смешивались все виды капитала, не замечалось существенной разницы между капиталом, занятым в сфере производства, и капиталом, функционирующим в сфере обращения (торговый капитал). Это было связано с тем, что Смит недостаточно ясно понимал капитал как движение, непрерывную смену функциональных форм. В книге нет даже упоминания о том, что капитал обычно проходит в своем непрерывном круговороте три формы — денежную, производственную и товарную. Вот почему Смиту было чуждо понимание торгового капитала как обособившейся формы промышленного капитала, источником прибыли которого тоже является прибавочная стоимость, создаваемая в производстве.
  

    Смит создал учение об основном и оборотном капитале. Различие между этими двумя видами капитала он усматривал в том, что первый приносит прибыль «без перехода от одного владельца к другому или без дальнейшего обращения», а второй выполняет ту же функцию для владельца благодаря тому, что «постоянно уходит от него в одной форме и возвращается к нему в другой» 9 [Там же. С. 205-206.].


      К основному капиталу Смит относил: 1) машины и другие необходимые орудия труда, 2) постройки и здания, предназначенные для торгово-промышленных целей, 3) мероприятия по улучшению земли (расчистка, осушение, огораживание, удобрение и др.), делающие ее пригодной для обработки, 4) приобретенные учением и тренировкой трудовые навыки и полезные способности членов общества.

 



  Оборотный капитал также состоит, по мнению Смита, из четырех частей: 1) денег, при помощи которых совершается обращение остальных его частей, 2) запасов продовольствия (помимо находящихся в распоряжении самих потребителей), 3) сырых материалов или полуфабрикатов, находящихся в процессе незавершенного производства, 4) готовых, но еще не реализованных товаров. Связь между основным и оборотным капиталом Смит видел в том, что первый может функционировать и приносить прибыль лишь при помощи или участии второго.
      Отметим прежде всего ошибочную попытку Смита включить в основной капитал трудовые навыки и способности работников. Подобная идея была у Петти, который в составе национального богатства Англии тоже выделял «стоимость» самого населения. Такой подход затрудняет четкое применение основных категорий политической экономии.
   

   В самом деле, если навыки и способности есть капитал, находящийся в распоряжении работника, то он, очевидно, должен получать на него прибыль. Выходит, что квалифицированный рабочий получает заработную плату за свою «простую» рабочую силу и в то же время прибыль на особого рода капитал, накопленный в процессе обучения и приобретения навыков. В действительности речь должна идти о том, что квалифицированная рабочая сила имеет более высокую стоимость, а потому заработная плата квалифицированного рабочего обычно выше, чем неквалифицированного.
    

  При анализе структуры капитала Смит не проводил различия между точкой зрения отдельного капиталиста и точкой зрения общества. Между тем для капиталиста деньги на счете в банке — часть оборотного капитала, а для народного хозяйства в целом они представляют собой лишь долг банка клиенту и не составляют реального капитала.
     

 Смит отождествлял разные формы капитала преимущественно с натуральными, физическими свойствами составляющих его товаров и потому неправильно понимал особенности основного и оборотного капитала. Прежде всего нельзя сказать, что капитал, вложенный в машину или здание, не обращается, потому что они все время остаются в собственности владельца. Их стоимость по частям переносится конкретным трудом на производимый товар. Следовательно, деление на основной и оборотный капитал относится к производительному капиталу и состоит в способе переноса стоимости.
   

   В экономическом учении Смита исключительно большое значение придается накоплению капитала. По существу в этом он видел историческую миссию капиталиста, который, сберегая значительную часть своего дохода, расширяет производство, дает работу дополнительному числу рабочих и в конечном счете способствует росту богатства общества.
  

    Смит пел своего рода гимн бережливости буржуа и бичевал расточительство дворян, заявляя, что «каждый расточитель оказывается врагом общественного блага, а всякий бережливый человек — общественным благодетелем» 10 [Там же. С. 251.]. Однако его изложение вопроса о накоплении капитала может показаться несколько странным, с точки зрения современного читателя. Смит нигде не говорит о капиталовложениях, об увеличении основного и оборотного капитала, что с современной точки зрения и представляет собой реальное накопление. Все время речь шла только о вовлечении в производство дополнительного количества производительного труда, что само по себе представляет на деле не накопление, а экономический процесс, сопутствующий накоплению и органически с ним связанный. Смит писал, что «бережливость, увеличивая фонд, предназначенный на содержание производительных работников, ведет к увеличению числа тех рабочих, труд которых увеличивает стоимость предметов, к которым он прилагается. Она ведет поэтому к увеличению меновой стоимости годового продукта земли и труда данной страны. Она приводит в движение добавочное количество труда, которое придает добавочную стоимость годовому продукту». Сообразно этому утверждалось, что «то, что сберегается в течение года, потребляется столь же регулярно, как и то, что ежегодно расходуется» 11[Там же. С. 249.] . По смыслу всего контекста ясно, что имелось в виду производительное и личное потребление.
   

   Эти мысли Смита тесно связаны с постоянно повторяющейся догмой, что как стоимость отдельного товара, так и стоимость совокупного продукта общества может быть сложена и разложена на личные доходы. Это отражало ошибочное игнорирование воспроизводства постоянного капитала, процесса перенесения его стоимости на продукт труда.
   

   Казалось бы, очевидно, что стоимость каждого единичного товара включает стоимость средств производства, расходы на амортизацию основного капитала и на покупку сырья, материалов, топлива. Столь же очевидно, что годовой продукт общества включает воспроизведенные в нем средства производства. Это сумма стоимости, компенсирующая все материальные затраты, а по натуральной форме — совокупность различных средств производства и предметов труда. Во многих местах своей книги Смит обнаруживает, что хорошо видит это. Более того, он внес важный вклад в понимание воспроизводства общественного капитала тем, что различал валовой доход и чистый доход жителей страны. Под валовым доходом он подразумевает то, что теперь обычно называется совокупным общественным продуктом, включающим все материальные затраты, в том числе повторный счет сырья и материалов в последовательных стадиях их переработки. Чистый доход, по мнению Адама Смита,— это национальный доход, вновь за год созданная трудом стоимость. Правда, здесь обнаруживалась неясность, так как Смит трактовал чистый доход исключительно как фонд личного потребления, не упоминая о той его части, которая должна была пойти на расширение производства. Это можно объяснить лишь тем, что он рассматривал простое воспроизводство, повторение производственного процесса в том же масштабе.
  

    Однако эти его в принципе плодотворные соображения остаются неразвитыми и не используются в анализе. Напротив, Смит многократно возвращается к тезису, что как стоимость отдельного товара, так и годовой продукт состоят только из доходов: заработной платы, прибыли и ренты. Превратно толкуя вопрос о перенесенной стоимости средств производства, Смит ошибочно уверял, что если даже в цене товара есть элемент, не разлагаемый непосредственно на доходы, то он все равно в конечном счете представляет чьи-то доходы, полученные на предыдущих стадиях обработки сырья. Опять-таки получалось, что стоимость годового продукта общества состоит якобы только из доходов. Суть ошибки Смита была выяснена К. Марксом, ее причины глубоко вскрыл В. И. Ленин, который отмечал, что Адам Смит «смешал стоимость продукта с вновь созданной стоимостью: последняя, действительно, распадается на переменный капитал и сверхстоимость, тогда как первая включает сверх того и постоянный капитал. Разоблачение этой ошибки дано было уже в анализе стоимости у Маркса, установившего различие между трудом абстрактным, создающим новую стоимость, и трудом конкретным, полезным, воспроизводящим раньше существовавшую стоимость в новой форме полезного продукта» 12 [Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 3. С. 36.].
   

   Необходимо учитывать, что любой процесс производства протекает во времени, поэтому приходится всегда рассматривать стоимость произведенного продукта за какой-то период, обычно за год. В годовом продукте отчетливо выступает стоимость, не распадающаяся на доходы и возмещающая затраченные средства производства.


      Исключение Смитом постоянного капитала из анализа воспроизводства общественного капитала К. Маркс назвал баснословной догмой. Эта догма получила дурную славу в истории политической экономии потому, что и после Смита мешала экономистам правильно понимать процесс реализации общественного продукта, механизм воспроизводства главных элементов капитала.

 

К содержанию: Буржуазная политэкономия. От Смита и Рикарда до Маркса и Энгельса

  

 Смотрите также:

 

Теоретические системы политической экономии 

 

 История государства и права    Римское право. Законы 12 таблиц   Правовые системы современности