ИСТОРИЯ ЭКОНОМИКИ. Эпоха домонополистического капитализма

 

 

Распределение доходов между классами. Чем определяется уровень заработной платы. Теория прибыли Адама Смита

 

Смит исходил из того, что в обществе существуют три основных класса. Земельные собственники владеют главным средством производства — землей и получают доход в виде ренты, которая выступает непосредственно как плата за землю, сдаваемую в аренду капиталистическим фермерам.

 

Капиталисты владеют другими видами средств производства (промышленные здания, оборудование, корабли, фермы, запасы сырья), нанимают рабочих и получают доход в виде прибыли. Если они арендуют землю, то часть прибыли вынуждены отдавать в виде земельной ренты. Это может также касаться и капиталистов, владеющих предприятиями промышленности в горнодобывающей отрасли и арендующих рудники. В отличие от физиократов Смит не делает принципиального различия между капиталами, занятыми в промышленности и сельском хозяйстве. Однако среди капиталистов, считал Смит, должны быть особо выделены заимодавцы, которые ссужают капиталы промышленникам. Их доход (ссудный процент) в обычных условиях составляет часть промышленной прибыли, которая уступается капиталистами-заемщиками.

 

 Наконец, самый многочисленный и самый бедный класс представляют наемные рабочие, не располагающие никакой собственностью и вынужденные продавать свой труд за заработную плату. Смит ошибочно писал именно о продаже труда, тогда как Маркс позже доказал, что предметом купли-продажи в действительности служит рабочая сила. Капиталист же приобретает право на ее использование. Таким использованием является процесс труда, в ходе которого рабочий создает для капиталиста прибавочную стоимость.
   

   Адам Смит видел, что реальное общество состоит не только из этих трех классов, но и включает различные промежуточные группы и слои. Однако основные классы отличаются тем, что их доходы являются первичными, тогда как доходы всех других групп — вторичными, возникающими в процессе перераспределения. Они имеют конечный источник либо в прибыли, либо в ренте, либо в заработной плате.
   

   Подход Смита к заработной плате позволил ему приблизиться к пониманию исторического пути возникновения прибавочной стоимости и эксплуатации труда капиталом. Он отмечал, что, работая собственными средствами производства и на принадлежащей ему земле, производитель товаров получает полный продукт своего труда. Но с тех пор как средства производства и земля оказались в собственности капиталистов и помещиков, а независимый производитель превратился в наемного рабочего, последний отнюдь не получает в виде заработной платы стоимость всего продукта своего труда.

 

 

Смит видел тенденцию к исчезновению независимого мелкого производства, к всеобщему распространению наемного труда. Для своего времени он даже преувеличивал эту тенденцию, утверждая, что «в Европе повсюду на одного самостоятельного работника приходится двадцать рабочих, работающих на хозяина» 6 [Там же. С. 64.]. Едва ли преобладание наемного труда в ту пору было так велико в Англии, не говоря уже о других странах Европы. Но важно то, что Смит отмечал здесь, безусловно, магистральную линию развития.
   

   Чем же определяется уровень заработной платы? В трактовке этого вопроса Смит развивал взгляды своих предшественников, утверждая, что в основе заработной платы лежит стоимость средств существования, необходимых для жизни рабочего и воспитания детей, которые сменяют его на рынке труда. Таким образом, хотя Смит не трактовал сделку между капиталистом и рабочим как продажу последним его рабочей силы, он фактически сводил нормальный уровень заработной платы к стоимости рабочей силы.
    

  Смит исследовал в известной мере также структуру этой стоимости, отмечая, что ее низшей границей служит физический минимум. Если стоимость рабочей силы (нормальная заработная плата) наемных рабочих опускается ниже такого минимума, создается угроза вымирания «расы этих рабочих». Подобное положение возможно лишь в обществе, где наблюдается экономический регресс. В качестве примера называлась территория Индии, находившаяся под господством английской Ост-Индской компании. По мнению Смита, заработная плата лишь немногим превышает физический минимум в странах, экономика которых находится в состоянии застоя (Китай в XVIII в.). Однако в странах, где происходит умеренное, а тем более быстрое развитие хозяйства, заработная плата включает помимо физического минимума определенный избыток, размеры которого определяются сложившимися нормами потребления, традициями, культурным уровнем. Так, в Америке заработная плата была выше, чем в Англии, поскольку экономика первой развивалась особенно бурно.
   

   А. Смит считал, что стихийный рыночный механизм удерживает естественную заработную плату (среднюю) на определенном уровне, ограничивая отклонения фактической заработной платы от этого уровня. Значительное повышение заработной платы вызывает рост рождаемости в семьях рабочих, выживание большинства детей и как следствие увеличение предложения труда и конкуренции между рабочими. Под влиянием этих факторов нормальный уровень заработной платы снижается, что может вызвать обратную тенденцию — падение рождаемости, увеличение детской смертности, сокращение предложения труда и усиление конкуренции между предпринимателями. В результате заработная плата может вновь повыситься. Такое представление соответствовало взгляду Смита на роль свободного рынка для установления определенного экономического равновесия.
   

   Вместе с тем большую роль в установлении конкретного уровня заработной платы Смит отводил борьбе рабочих и соотношению сил между ними и капиталистами-нанимателями. Смит отразил формы и условия классовой борьбы на ранней стадии промышленной революции. Силы в этой борьбе были неравными. Капиталисты могли сравнительно долго выдерживать прекращение работы на их предприятиях, тогда как рабочие, не имея сбережений и запасов, очень скоро оказывались в отчаянном положении. Предпринимателям было несложно вступить в сговор и действовать против рабочих единым фронтом, в то время как соглашения и объединения рабочих были запрещены законом (лишь значительно позже английские рабочие добились права объединения в профсоюзы). Смит отмечал, что в столкновениях рабочих и предпринимателей государство, как правило, находится на стороне последних.
  

    А. Смит выступал за высокую заработную плату, считая, что это лучше всего соответствует условиям и задачам экономического роста. Относительно высокая заработная плата (особенно поштучная) — важнейший стимул роста производительности труда. Это в свою очередь усиливает накопление капитала и повышает спрос на труд. Смит категорически отрицал распространенное мнение, что высокая заработная плата делает рабочих ленивыми и уменьшает стимулы к труду, призывал предпринимателей не опасаться роста заработной платы, так как стихийный механизм все равно ограничит этот рост. Смит выступал также за высокую заработную плату по социальным и гуманным соображениям. Наемные рабочие, писал он, составляют преобладающую часть населения, а «то, что ведет к улучшению условий существования большинства, никоим образом не может быть признано вредным для целого. Ни одно общество, без сомнения, не может процветать и быть счастливым, если значительная часть его членов бедна и несчастна. Да кроме того, простая справедливость требует, чтобы люди, которые кормят, одевают и строят жилища для всего народа, получали такую долю продуктов своего собственного труда, чтобы сами могли иметь сносную пищу, одежду и жилище» 7 [Там же. С. 73.].
 

     Однако Смит не видел исторического будущего рабочего класса, не считал его активным фактором общественного развития. Рабочий класс трактовался им не столько как субъект истории, сколько как объект для действий других. Сказывалась буржуазная ограниченность автора. Кроме того, этот взгляд имел свое историческое объяснение в действительном положении английского рабочего класса в XVIII в., которое характеризовалось большой продолжительностью рабочего дня, тяжелыми условиями жизни, недоступностью образования, культурной отсталостью, отсутствием классового сознания и организации. Однако вопреки мнению Смита английский рабочий класс на протяжении последующего столетия достиг значительной степени организованности и добился определенных успехов в экономической борьбе против буржуазии.
    

  Исследуя теорию прибыли Смита, Маркс подчеркивал, что он замечал истинное происхождение прибавочной стоимости, когда писал о том, что как только в руках частных лиц «начинают накопляться капиталы, некоторые из них, естественно, стремятся использовать их для того, чтобы занять работой трудолюбивых людей, которых они снабжают материалами и средствами существования в расчете получить выгоду на продаже продуктов их труда или на том, что эти работники прибавили к стоимости обрабатываемых материалов» 8[Там же. С. 50—51.]. Здесь проскальзывает понимание процесса возникновения капитализма и мысль об эксплуататорской сущности общественных отношений, которые он порождает.
   

   Еще оставаясь на позициях трудовой теории стоимости, Смит правильно говорил, что из созданной трудом и определяемой количеством этого труда стоимости товара рабочему достается в виде заработной платы лишь некоторая часть. Остальная часть добавленной трудом стоимости представляет собой прибыль капиталиста-предпринимателя. Последний часть ее в некоторых случаях должен отдать в виде земельной ренты, часть — в виде ссудного процента, если использовал заемный капитал.
   

   Часто Смит называет прибылью всю разницу между добавленной трудом стоимостью и заработной платой, т. е. прибавочную стоимость. В других случаях под прибылью понимается остаток после уплаты ренты, а также процента, и тогда прибылью называется предпринимательский доход, доход функционирующего капиталиста.
   

   Прибыль трактовалась Смитом как эксплуататорский доход. Он решительно отвергал мнение, что она просто другой вид заработной платы, который возмещает труд по надзору и управлению предприятием. В обоснование этого приводились убедительные аргументы: размеры прибыли определяются не количеством, тяжестью или сложностью труда по надзору и управлению, а размерами употребленного в дело капитала. Кроме того, Смит совершенно правильно ссылался на тот факт, что на многих крупных предприятиях функции надзора и управления передаются наемному управляющему. Хотя в его заработной плате учитываются не только труд и умение, но и доверие, она никак не связана с размерами капитала. Напротив, капиталист, освобожденный от всякого труда, по-прежнему ожидает, что его прибыль будет приблизительно соответствовать размерам капитала.
    

  Хотя Смит писал, что прибыль (фактически прибавочная стоимость) создается неоплаченным трудом рабочих, он тут же незаметно переходил на неверную точку зрения: доход капиталиста рассматривался как порождение всего авансированного капитала, включая затраты на заработную плату и на средства производства. Ученый понимал, что норма прибыли должна уравниваться, в тенденции равные капиталы должны приносить равные прибыли. Но Смит совершенно игнорировал возникающее при этом противоречие: если прибыль (вернее, прибавочная стоимость) порождается неоплаченным трудом, то она не может быть пропорциональна капиталу, а должна быть пропорциональна количеству применяемого труда, и, поскольку она пропорциональна капиталу в реальной жизни, это представляется нарушением закона стоимости. Смит смешивал прибавочную стоимость со средней прибылью, явно игнорировал как логические посредствующие звенья, так и процессы исторического развития, ведущие от системы «переменный капитал — стоимость — прибавочная стоимость» к системе «весь авансированный капитал — средняя прибыль — цена производства». В итоге Смит начал рассматривать прибыль как фактор и составную часть цены товара, как особого рода элемент издержек производства. Предвосхищая последующие апологетические теории прибыли, он трактовал ее то как закономерный результат производительности капитала, то как вознаграждение капиталисту за его деятельность, труд и риск. Двойственность, проявившаяся в ошибочной трактовке стоимости, в полной мере обнаруживается и в его понимании прибыли. Вульгарные элементы в учении Смита о прибыли особенно отчетливо свидетельствуют о буржуазной сущности его экономической теории.
    

  А. Смит отмечал тенденцию нормы прибыли к понижению, указывая, что прибыль является обычно более низкой в самых развитых капиталистических странах. Прямое исчисление нормы прибыли он считал практически невозможным, но с полным основанием предлагал заменить сравнение норм прибыли во времени и в пространстве сравнением ставок ссудного процента. Так, в Англии обычно считалось, что процент может составлять около половины прибыли. Объяснение тенденции понижения процента и нормы прибыли, которое давал Смит, весьма простое, но не убедительное, оно состояло в ссылке на то, что в богатых странах, где высок темп экономического развития, образуется избыток капитала, который вызывает рост конкуренции капиталов и снижение доходности. Однако внутренние механизмы этого явления, связанные, как показал Маркс, с увеличением органического строения капитала, им не анализировались. Низкий уровень процента и нормы прибыли Смит рассматривал как проявление экономической развитости и «здоровья нации».
     

 А Смит считал буржуазию передовым, прогрессивным классом и объективно выражал ее интересы, притом не узкие и временные, а широкие и длительные. Но к капиталистам как таковым он относился без всякой симпатии, скорее с подозрением, замечая, что их классовые интересы часто расходятся с интересами общества. Имелось в виду, что помыслы капиталистов направлены на извлечение прибыли, ради этого они стремятся к монопольной власти над рынком, чтобы путем повышения цен «взимать в свою личную пользу чрезмерную подать со своих сограждан». Поэтому надо с большой осторожностью использовать в государственном управлении знания и способности представителей предпринимательского класса, подвергать пристальному рассмотрению предлагаемые ими законы и правила.
      Смит выступал за буржуазию лишь постольку, поскольку ее деятельность способствует накоплению капитала и развитию производства. В этом он видел ее социальную функцию. Такая точка зрения, характерная для всей классической буржуазной политэкономии, в частности, была усвоена и Рикардо.
    

  Адам Смит был противником крупного феодального землевладения, но вынужден был считаться с тем, что в Англии оно приобрело особый характер и большая часть земли, находившаяся в руках лордов, арендовывалась у них капиталистическими фермерами. У него не было никакого сомнения в паразитизме класса землевладельцев и в нетрудовом характере их доходов. Им отвергалось представление, согласно которому рента есть законная плата, своего рода процент на капитал, когда-то вложенный землевладельцами в улучшение земли. Ведь землевладелец требует ренту и за землю, никогда не подвергавшуюся улучшению, за природные объекты, которые вообще не могут быть улучшены. Смит приводил пример приморских скал, на которых во время отливов можно собирать полезные водоросли. Но и за этот чистый дар природы владельцы скал взимают со сборщиков ренту.

 

Смит обоснованно видел в земельной ренте проявление монополии (частной собственности на землю). Он отмечал, что участки земли различаются как по плодородию, так и по местоположению, и оба различия могут быть причиной образования дифференциальной ренты. Но эти его замечания не образуют стройной теории ренты.

 

      Как и в других вопросах, Смит, излагая свои взгляды на ренту, во многом противоречил сам себе.

 

      Придерживаясь трудовой теории стоимости, он характеризовал ренту наряду с прибылью как нетрудовой доход, как вычет в пользу землевладельца из стоимости товара. Переходя далее к вопросу о величине ренты, он правильно определял ренту как излишек стоимости над заработной платой рабочих и средней прибылью капиталистического фермера. Это называлось естественной величиной земельной ренты. Однако оставалось неизвестным, как образуется стоимость сельскохозяйственных продуктов, а потому не решалась проблема величины ренты. К тому же от этого в основном научного взгляда на ренту Смит отходил, когда утверждал, что наряду с заработной платой и прибылью она определяет стоимость товара. Напрашивался вывод, что земля является источником стоимости на равных основаниях с трудом, а потому рента должна трактоваться не как эксплуататорский доход, а как закономерное вознаграждение «услуг земли». Позже этот элемент теории Смита и получил такое апологетическое толкование.

 

      В воззрениях Смита на роль земли в хозяйстве и на земельную ренту встречаются физиократические элементы. Порой он склонялся к взгляду, что земля не только поставляет потребительные стоимости, но и играет какую-то особую роль в создании меновой стоимости товаров, когда писал, что ренту можно считать произведением природы, которое остается за вычетом всего, что является произведением человека. Получалось, что в земледелии человеческий труд отличается особой производительностью, поскольку вместе с человеком работает природа, которая и становится источником ренты. Между тем стоимость товаров, являясь источником ренты, создается только трудом, прилагаемым к земле, находящейся в собственности землевладельцев. Этот единственно научный взгляд тоже излагался Смитом, но соседствовал с поверхностными и в конечном счете с апологетическими суждениями.

 

К содержанию: Буржуазная политэкономия. От Смита и Рикарда до Маркса и Энгельса

  

 Смотрите также:

 

Теоретические системы политической экономии 

 

 История государства и права    Римское право. Законы 12 таблиц   Правовые системы современности