ИСТОРИЯ ЭКОНОМИКИ. РЕВОЛЮЦИОННЫЕ ДЕМОКРАТЫ

 

 

Джузеппе Мадзини и Гарибальди. Революционно-демократические идеи в Италии

 

Ярким представителем революционно-демократических идей в Италии XIX в. был Джузеппе Мадзини (1805—1872), уроженец Генуи, с 1827 г. ставший профессиональным революционером, карбонарием, подпольщиком. В 1831 г. молодой революционер под угрозой ссылки уехал во Францию и там создал организацию «Молодая Италия».

 

Юрист по образованию, он был весьма разносторонним в последующей деятельности, выступил как политик, литератор, публицист, философ, неутомимый борец против феодализма, за национальную независимость своей страны. Находясь в идейном отношении под влиянием утопического социализма Франции, особенно сенсимонизма, Мадзини развивал своеобразную и противоречивую концепцию «итальянской революции», которая сочетала в себе антифеодальные идеи, национально-освободительные лозунги и отчасти утопические проекты. При этом он придерживался того мнения, что «реформа — дело королей», а «революция — дело народа». Последняя мыслилась им как социальная, ибо Италия «стара от рабства и закоренелых предрассудков». Следовательно, ей нужна революция «с народом и для народа», ибо во Франции народ уже «показал свою силу творить и разрушать!». Естественно, что для итальянской революции также были «нужны массы», и Мадзини выдвинул лозунг «Простолюдины! К оружию!».
     

 Однако уже в 30-е годы Мадзини проявлял двойственность, его пугал призрак анархии и кровопролития при «внезапном переходе от рабства к свободе». Поэтому на первый план им была выдвинута идея предварительного совершенствования человека. Будущее революции Мадзини связывал с деятельностью морально воспитанных молодых людей, «добрых людей». В 40-х годах он писал в своей знаменитой работе «Об обязанностях человека», что рабочие должны бороться за освобождение Италии во имя долга и «чистой» любви к богу, не преследуя материальных интересов, корысти, хотя сам же признавал, что «простолюдины редко восстают ради идеи».

 

Публицист отмечал «ужасающую нужду деревенского населения», но при этом умалчивал о борьбе крестьян за землю. Правда, в журнале «Молодая Италия», который редактировался Мадзини, выдвигалась идея дробления крупного землевладения. Сам Мадзини был также не чужд планов добровольного отказа помещиков от земли в пользу крестьян, но решительно отвергал насильственную экспроприацию, лозунг аграрного закона об уравнительном переделе земли, будучи уверен в святости частной собственности.

 

 

У него не было понимания важности предпосылок революции, ее подготовки, выработки программы. Мадзини, напротив, считал, что народ всегда готов к революции, первой искрой которой обязательно, по его мнению, станет восстание меньшинства. Будет создано революционное правительство, проведены неотложные реформы. Проектировалось уничтожение наследственных привилегий, установление равенства всех людей перед законом, введение пропорционально-прогрессивного налога.
    

  Находясь в эмиграции, Мадзини знакомится с жизнью английских рабочих и приходит к выводу, что интересам пролетария-батрака «противостоят интересы землевладельца, интересам рабочих — интересы мануфактуриста, фабриканта, капиталиста». Здесь он обнаружил для себя, что рабочие вынуждены трудиться по 16 часов в сутки, полностью зависят от «закона заработной платы» и, таким образом, судьба обрекает их только на то, чтобы «работать, страдать, проклинать и умирать». При этом Англия предстала перед ним страной, где «богатство распределено более неравномерно», чем в других странах. За кварталами «изобилия и роскоши» следуют места, где «царит нужда». Но поскольку эти две крайности, как справедливо полагал Мадзини, «не могут более сосуществовать», постольку необходимо «коренное переустройство» общества. Однако чартизм квалифицировался им только как форма борьбы за «счастье». Возможность же революции в Англии вызывала страх у Мадзини. Он призывал правительство к уступкам, а коммунистов обвинял в стремлении сделать человеческое общество «подобным рою пчел или стаду бобров, занятых лишь поддержанием своего физического существования», относил к разряду «абсурдных» проекты оуэнизма, предусматривавшие введение общности имущества.
   

   Во второй половине 30-х и в 40-х годах Мадзини создает свой социальный идеал «общества будущего», в котором, как он полагал, исчезнут классовые антагонизмы и борьба, не будет «ни аристократов, ни плебеев, ни собственников, ни пролетариев», а также эксплуатации и нужды, все люди станут свободными, равными, все будут работать и пользоваться «плодами своего труда», будучи сплоченными общностью законов, веры, целей. Все народы станут свободными и «сольются в братском объятии». Возникнет «Великая федерация народов», исчезнут национальные различия, и все человечество объединится в единую счастливую семью «свободных и равных», имеющих «единый закон, единый алтарь, мысль и язык».
   

   В качестве основы утопии Мадзини должны были быть производственные ассоциации рабочих (в промышленности и сельском хозяйстве), функционирующие на базе вступительных взносов, коллективного капитала, одинаковой заработной платы и доли в прибылях. Последняя ставилась им в зависимость от количества и качества труда каждого работника. В результате, согласно Мадзини, будет покончено с «позорным договором купли и продажи рабочей силы», рабочие освободятся от «рабского подчинения закону заработной платы», ибо «труд и капитал объединятся в одном лице», само государство будет поддерживать ассоциации за счет продажи церковных и королевских земель. Мадзини в целом выступал против насильственного нарушения права частной собственности, но защищал те ее разновидности, которые являются «следствием труда», поскольку «собственность, как символ и плод труда, хороша и полезна». Что же касается, например, собственности на предметы роскоши, то для этого случая Мадзини предусматривал подоходный налог, взимание контрибуции с богачей, ограничение права наследования и т. д. 20[См.: Кирова К. Э. Жизнь Джузеппе Мадзини. М., 1981. С. 12—27, 45—49, 51—53] В. И. Ленин относил Мадзини к представителям «непролетарского, домарксистского социализма» 21[См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 26. С. 49].
     

 В период революции 1848—1849 гг. Мадзини был избран одним из триумвиров, фактическим правителем Римской республики, с образованием которой он связывал надежды на моральное усовершенствование людей, воцарение «свободы, равенства, ассоциаций». Мадзини не стал сторонником радикального «аграрного передела», хотя намеревался часть национализированных церковных земель раздать крестьянам. При его непосредственном участии был отменен ненавистный для крестьян налог на соль. Особые декреты обещали им участки земли в вечную аренду с уплатой ренты государству.
    

  После захвата Рима французскими войсками и подавления революции Мадзини эмигрировал в Женеву, так и не утратив веры в народ, «всегда готовый подняться на восстание», по-прежнему исповедуя курс на заговоры и революционные импровизации. Под впечатлением своих неудач на родине Мадзини обрушился на французских социалистов-утопистов, как якобы развращающих народ обещаниями материальных благ и «картинами жизни в роскошных дворцах» и тем самым провоцирующих крестьян на избиение землевладельцев и ограбление их домов. А затем в 60-е годы он вступил в полемику с «гибельными идеями» социализма и коммунизма, обещал рабочим разрешение «социального вопроса» после объединения Италии, но тем не менее приветствовал создание Международного товарищества рабочих в 1864 г., для которого пытался создать свой проект устава. Однако в 1865 г. Мадзини и его сторонники вышли из Генсовета под тем предлогом, что Товарищество «излишне поддалось влиянию Маркса». Не воспринял Мадзини и идеи Брюссельского конгресса (осень 1868 г.) об обобществлении земли и недр. Впоследствии он выступил с осуждением якобы «аморальной», по его мнению, программы Парижской коммуны, обвинял федератов в вытеснении «моральной проблемы» экономической, поощрении «эгоистической борьбы классов» 22[См.: Кирова К. Э. Жизнь Джузеппе Мадзини. С. 95, 96, 99—103, 112, 122, 163—169 и др].
     

 Поразительна противоречивость идей и действий этого выдающегося патриота Италии, революционера-борца за ее объединение и возрождение. С одной стороны, Мадзини всю свою сознательную жизнь активно участвовал в подготовке революционных выступлений, организации заговоров, звал своих сторонников к борьбе, с другой — боялся революций, приписывал им сугубо разрушительные цели, рекомендовал народным массам ориентироваться на чисто мирные преобразования, уповая на бога и моральное обновление. Отчасти это объяснялось влиянием религии, но главным образом мелкобуржуазностью его классовой позиции. Революционный демократизм Мадзини оказался половинчатым, ограниченным. Аграрный вопрос не получил в его трудах радикальной постановки, а трактовка рабочего вопроса не вышла за рамки благих пожеланий.

 

Более тесно с народными массами был связан Джузеппе Гарибальди (1807—1882), народный герой Италии, благородный генерал, боровшийся за освобождение страны революционно-демократическим путем «снизу». Военный лидер национально-освободительных революций 1848—1849 и 1859—1860 гг. в Италии, Гарибальди не оставил специальных сочинений на экономические темы. Однако проводившиеся им в освобожденных районах мероприятия свидетельствовали о значительном радикализме его воззрений.
   

   В своем обращении «К итальянским средним классам», составленном, как полагают, под непосредственным впечатлением событий 1848—1849 гг., Гарибальди выражал сожаление, что среди повстанцев Ломбардии было мало батраков и крестьян. Однако в эти годы он все еще не решался выступить с радикальной аграрной программой, опасаясь оттолкнуть от национально-освободительной борьбы итальянскую буржуазию и помещиков. Гарибальди писал, что «в Италии — как и в Польше и в Венгрии — существует ненависть между землевладельцами и батраками». Тем не менее он ограничился рекомендациями землевладельцам «завоевать симпатию зависящих от них людей, благодетельствуя им... отдавая им часть своего излишка, помогая им, когда они больны» и т. д.
     

 В дальнейшем позиция Гарибальди в аграрном вопросе становится более решительной. Высадившись весной 1860 г. во главе героической «тысячи» в Сицилии, он издает декрет о наделении части безземельных крестьян и участников национально-освободительной войны землей из городских и общинных владений. После высадки в Калабрии Гарибальди распорядился возвращать крестьянам отобранные помещиками общинные земли. Освобождение Неаполя (сентябрь 1860 г.) ознаменовалось национализацией земельных владений Бурбонов, а вслед за этим был издан декрет о раздаче государственных земель крестьянству 23[Подробнее см.: Кирова К. Э. Социально-политические взгляды Дж. Гарибальди // Из истории общественных движений и международных отношений. М., 1957. С. 459—462; Невлер В. Е. Джузеппе Гарибальди него эпоха. (Приложение) // Гарибальди Дж. Мемуары. М., 1966. С. 395]. Хотя эти меры не означали полной ликвидации феодальных пережитков, они отвечали интересам и пожеланиям трудящихся.
  

    Как и Мадзини, Гарибальди испытал на себе значительное влияние иллюзий утопического социализма. Он отмечал существование борьбы классов, но при этом наивно полагал, что ее можно изжить путем «разумной» организации государства, даже в условиях классового общества. Преодоление социальных пороков он мыслил достичь через имущественное уравнивание людей.

 

Национальный герой Италии Джузеппе Гарибальди

Национальный герой Италии Джузеппе Гарибальди

 

К содержанию: Буржуазная политэкономия. От Смита и Рикардо до Маркса и Энгельса

  

 Смотрите также:

 

Теоретические системы политической экономии 

 

 История государства и права    Римское право   Правовые системы современности