ИСТОРИЯ ЭКОНОМИКИ. ВУЛЬГАРНЫЙ СОЦИАЛИЗМ

 

 

Карл Иоганн Родбертус-Ягецов. Утопический характер государственного социализма

 

Экономическая концепция

 

Карл Иоганн Родбертус-Ягецов (1805—1875) занимает своеобразное место в экономической мысли Германии середины XIX в. Во время буржуазно-демократической революции 1848—1849 гг. он был членом Пауль-Кирхеновского парламента и некоторое время — министром в правительстве Ганземанна, но после конфликтов с представителями буржуазии отошел от политики и посвятил себя ведению хозяйства в поместье. Под влиянием сенсимонистских и других радикальных идей Родбертус выдвинул противоречивую экономическую концепцию. Она содержит элементы острой и довольно глубокой критики капитализма, взгляды, близкие утопическому социализму, и положения реформизма.
 

     Буржуазные экономисты (О. Шпанн, А. Крузе, Г. Ставенхаген и др.) нередко воспроизводят утверждение Родбертуса о том, что К. Маркс якобы «похитил его теорию прибавочной стоимости» 1[Rodbertus К. Briefeund socialpolitischen Aufsatze. В., 1882. S. 134]. Несостоятельность этого утверждения доказал еще Ф. Энгельс. В предисловиях к первому немецкому изданию работы К. Маркса «Нищета философии» и второму тому «Капитала» он дал отпор притязаниям Родбертуса на приоритет, подчеркивая, что теория стоимости Рикардо уже с 1821 г. использовалась для социалистических выводов. Если же Родбертус в 1842 г. сделал социалистические выводы из некоторых положений теории Рикардо, «то для немца это было тогда, конечно, весьма значительным шагом вперед, но сойти за новое открытие могло разве только в Германии» 2[См. Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 21. С. 181 — 182].
  

    К. Маркс и Ф. Энгельс, критикуя экономические воззрения и проекты Родбертуса, их противоречивость и реформистскую направленность, в то же время отмечали значение ряда его научных выводов 3[См. там же. С. 193; Т. 23. С. 541. Прим. 17; Т. 35. С. 349]. Так, Маркс заявил, ссылаясь на третье «Социальное письмо фон Кирхману», что это произведение, «несмотря на ложную теорию земельной ренты, правильно улавливает сущность капиталистического производства». Энгельс считал, что «Социальные письма к фон Кирхману» Родбертуса содержат «смелые задатки», которые, правда, совершенно теряются в «идеологических банальностях». О работе Родбертуса «К познанию нашего экономического строя» Энгельс писал, что вто время, когда она появилась (в 1842 г.— Ред.), «она, несомненно, была значительной книгой. Разработка им (Родбертусом.— Ред.) в известном направлении теории стоимости Рикардо была многообещающим началом. Хотя она и была новой только для него и для Германии, но в целом она все же стоит на одном уровне с произведениями его лучших английских предшественников» 4[См. там же. Т. 23. С. 541. Прим. 17; Т. 21. С. 193]. В письме Августу Бебелю 22 декабря 1882 г. Энгельс отмечал, что «в своих «Социальных письмах» Родбертус почти напал на след прибавочной стоимости, но дальше он не пошел, не то ему пришлось бы распрощаться со всеми своими мечтаниями о том, как бы помочь запутавшемуся в долгах юнкеру... Но... он во много раз лучше всех немецких вульгарных экономистов, включая и катедер-социалистов» 5[Там же. Т. 35. С. 349].
   

 

   В своих произведениях Родбертус затрагивал ряд вопросов теории стоимости и прибыли, положения рабочего класса, нормы прибыли и земельной ренты.
      Родбертус был сторонником трудовой теории стоимости, но понимал эту теорию упрощенно. Он полагал, что стоимость определяется любыми затратами труда независимо от того, является ли этот труд общественно необходимым или нет. В упоминавшемся уже предисловии к «Нищете философии» 6[См. там же. Т. 21. С. 187] Ф. Энгельс критикует Родбертуса, во-первых, за то, что у него одинаковые затраты труда при любой его производительности создают одинаковую величину стоимости. Во-вторых, отмечает Энгельс, Родбертус был не прав, считая, что труд создает стоимость независимо от того, какие и в каком количестве предметы этот труд создает. На самом деле непременной предпосылкой производства стоимости является изготовление предметов, необходимых обществу и в надлежащих количествах. Тот, кто игнорирует эти положения, игнорирует общественно необходимый характер труда, создающего стоимость, подменяя его индивидуальными затратами.
   

   Родбертус предлагал все товары продавать только по стоимости, обеспечив с помощью государства равенство цены и стоимости. Тем самым он хотел сохранить закон стоимости, лишив его механизма действия. Он не понимал, что именно в результате отклонений цен от стоимости последняя может проявить себя. Высмеивая предложение Родбертуса во что бы то ни стало устанавливать цены на уровне трудовых затрат, Энгельс писал: «Если же мы теперь спросим, какие у нас гарантии, что каждый продукт будет производиться в необходимом количестве, а не в большем, что мы не будем нуждаться в хлебе и мясе, задыхаясь под грудами свекловичного сахара и утопая в картофельной водке, или что мы не будем испытывать недостатка в брюках, чтобы прикрыть свою наготу, среди миллионов пуговиц для брюк, то Родбертус с торжеством укажет нам на свой знаменитый расчет... в котором все в точности «совпадает» и по которому «все претензии будут удовлетворены, и ликвидация этих претензий совершится правильно»»7[Там же. С. 190].
    

  Исходя из трудовой теории стоимости Рикардо, Родбертус полагал, что только труд производит стоимость. В итоге исследований он пришел к выводу, что земельная собственность и капитал не создаются трудом земельных собственников и капиталистов. Эти виды собственности Родбертус определил как «собственность, приносящую доход», которая «доставляет ренту ее владельцам без затрат их собственного труда» 8[Rodbertus К. Die Forderungen der arbeitenden Klassen. Fr. a/M., 1946. S. 17, 24]
   

   Критикуя теорию ренты Рикардо, Родбертус вводил категорию «рента вообще». Он подчеркивал, что важнейшей характеристикой земельной ренты и капиталистической прибыли является то, что обе формы составляют нетрудовой доход. Понятие «рента вообще» было получено как результат важного теоретического обобщения. Кроме того, Родбертус считал частную собственность на землю основой образования земельной ренты. Указание на связь земельной ренты с монополией земельной собственности является довольно глубокой, в известной степени верной мыслью Родбертуса, что также отмечал и Маркс.
     

 В то же время Родбертусу не удалось внести ясность в важнейшие аспекты теории ренты. Так, объясняя процесс возникновения ренты, он ссылался на внешний порядок вещей, состоящий в том, что сырье перед дальнейшей обработкой меняет своего собственника, т. е. переходит от землевладельца к капиталисту, из чего следует, что национальный продукт распадается на две части, одна из которых принадлежит землевладельцам, другая — капиталистам. Разность этих двух частей представляет собой земельную ренту. По мысли Родбертуса, она обязательно переходит в руки земельных собственников 9[Rodbertus K. Zur Erkenntniss unserer staatswissenschaftlichen Zustande. S. 1. 1842. S. 78].
  

    Отвечая на вопрос о том, по какой причине данный остаток становится доходом землевладельцев, он ссылался на «позитивное право», которое «уже издавно вступило в сговор с насилием» и посредством которого происходит изъятие прибавочного продукта «путем постоянного принуждения» 10[Rodbertus K. Zur Beleuchtung der socialen Frage. Bd I. B., 1875. S. 52]. Кроме того, Родбертус развивал тезис о присвоении ренты в связи с отсутствием в сельском хозяйстве стоимости своего продукта или материалов, так как «земля сама является материалом».
      В критической полемике с Родбертусом Маркс выработал важные положения научной теории земельной ренты. «Те, кто выводит земельную ренту из монополии,— писал он,— ошибаются в том отношении, что полагают, будто монополия дает земельному собственнику возможность взвинчивать цену товара выше его стоимости. Напротив, действие монополии состоит здесь в том, чтобы... делать возможной продажу товара не выше его стоимости, а именно по его стоимости» 11[Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 26. Ч. II. С. 96]. Критикуя выдвинутый Родбертусом тезис об отсутствии в сельском хозяйстве «стоимости материалов», Маркс убедительно доказал, что и в сельском хозяйстве в стоимость продукта труда входит «стоимость материалов» и последнюю можно количественно определить.
     

 Утопический характер «государственного социализма». Родбертус полагал, что человеческую историю можно разделить на три эпохи, которые основываются на трех различных «ступенях собственности». В первую эпоху (античную) господствовала «собственность на человека». Во вторую эпоху, охватывающую феодализм и капитализм, определяющими являлись «собственность на капитал» и «земельная собственность». Затем наступит третья эпоха — коммунизм, основой которой станет «собственность, базирующаяся на труде и заработке». Элементы этой системы Родбертус находил уже в первой и второй эпохах. Однако в термин «коммунизм» он вкладывал противоречивый смысл. Иногда это понятие связывалось с растущим обобществлением производства, употреблялось как синоним «обобществления». Однако последнее ошибочно отождествлялось с общественным разделением труда, поскольку Родбертус писал, что «сама сущность разделения труда заключается не в его индивидуализме, а в его коммунизме. Разделение труда поэтому необходимо назвать общностью труда». Данное разделение труда «хотя и не является еще юридическим, но зато уже фактическим коммунизмом», если «еще не коммунизмом продукта, зато коммунизмом производства» 12[Rodbertus К. Das Capital. Vierter Sozialer Brief von Kirchman. В., 1884. S. 34, 79, 84, 85, 216].
     

 В родбертусовской трактовке характера будущего общества есть рациональные моменты. Так, он был против коллективно-групповой собственности как основы коммунизма, выступал за передачу земли и капитала всей нации, отмечал необходимость планомерной организации общественного производства 13[Ibid. S. 144, 122]. Однако его проекты будущего общества содержали много идей, характерных для мелкобуржуазных теоретиков.В воззрениях Родбертуса доминировало основанное на теории «трудовой собственности» представление о коммунизме как обществе «справедливого» или «равноправного» обмена. Воспроизводились иллюзии оуэнизма, социалистов-рикардианцев, прудонизма. Историческую необходимость коммунизма Родбертус выводил, главным образом, из отношений, складывающихся в сфере распределения. Свойственное ему представление о «коммунизме» покоилось на «уравнительной» интерпретации рикардианской теории стоимости и прибыли.
   

   Родбертус был померанским помещиком. Но защищаемый им вариант трудовой теории стоимости и основанные на этом проекты «социалистического» переустройства общества объективно выражали некоторые чаяния трудящихся, в основном мелкой буржуазии. Рассматривая взгляды Родбертуса и его предшественника Прудона, Ф. Энгельс писал: «...мелкий буржуа, честный труд которого,— хотя бы даже это только труд его подмастерьев и учеников,— изо дня в день все больше и больше обесценивается конкуренцией крупной промышленности и машин... должен страстно желать такого общества, в котором обмен продуктов по их трудовой стоимости будет, наконец, совершенной и безусловной истиной» 14[Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 21. С. 185].
      Мечты Родбертуса об уравнительном обмене не выходят за пределы сферы распределения. Мелкобуржуазный утопический характер родбертусовскои концепции будущего общества выражается также в сформулированных им принципах хозяйственного управления, которые включают множество детально расписанных мероприятий по определению потребностей, их планомерному удовлетворению, нормированию труда и последовательному контролю за нормами по мере роста производительности труда. В этом плане показательны и проекты распределения Родбертуса, в которых он выступал за индивидуальную собственность рабочего на полную стоимость продукта. Подобные взгляды, воспроизведенные позднее и Ф. Лассалем, были подвергнуты убедительной критике в известной работе К. Маркса «Критика Готской программы» (1875), хотя Маркс и Энгельс в работах 40-х годов высказывали аналогичные идеи.
  

    В утопических по своей сути планах Родбертуса чувствуется сильное влияние Сен-Симона. Но Родбертус жил позднее, и его проекты были созданы в период, когда созрели условия для разработки идей научного коммунизма. Поэтому «коммунизм» Родбертуса чужд революционному пролетариату.
  

    Концепция Родбертуса носила реформистский характер, поскольку отрицала революционные формы и методы классовой борьбы. По мнению Родбертуса, основные социальные проблемы общества будут решены в процессе эволюционного перехода от эпохи капиталистической собственности к эпохе трудовой собственности, ибо в ходе революции социальный вопрос не может быть решен 15[Rodbertus К. Briefe und socialpolitischen Aufsatze]. В одном из писем Ф. Лассалю Родбертус писал: «Не дайте увлечь себя по политически-революционному пути, а ревностно заботьтесь о чистоте социальной стороны вопроса». Он хотел лишь постепенно и мирно преобразовать общество 1б[Lassale F. Die Sehriffen des Hachlesses. Stuttgart, 1925. S. 349].
     

 «Спорный вопрос» между капиталом и трудом Родбертус хотел разрешить в соответствии с утопически-реформистскими планами Сен-Симона — на основе «всеобщего убеждения, с согласия остальных классов». Решающим средством уменьшения «революционного напряжения» Родбертус считал «радикальную социальную реформу»17[Rodbertus K. Zur Beleuchtung der socialen Frage. Bd II. S. 55], что отчасти сближало его концепцию с катедер-социализмом.
   

   Согласно проекту Родбертуса, осуществление «социальных реформ» должно взять на себя «просвещенное» государство, якобы стоящее над классами. В этом выражалось типичное для утопического мелкобуржуазного образа мысли непонимание классового характера государства. Находясь в плену идеалистических трактовок государства, Родбертус заявлял, что «государственные законы должны все больше лишать земельную и капитальную собственность экономического всевластия и отдавать его в руки государства» 18[Ibid. Bd I. S. 82]. Таким образом, Родбертус приписывал буржуазному государству те задачи, которые может решить лишь революционная диктатура пролетариата.
    

  В работах Родбертуса встречаются высказывания о современном ему буржуазном государстве как «объединении железнодорожных, банковских и торговых князей». Но при этом Родбертус подчеркивал, что он сторонник «государства, каким оно должно быть», а не «того или иного люмпен-государства». Он не указывал, как и с помощью каких социальных сил может быть достигнуто принципиальное изменение сущности государства. В пассивных ожиданиях некоего идеального государства также виден утопизм Родбертуса.
      Поскольку Родбертус в проектах создания «общества будущего» ориентировался на абстрактное государство «в себе», а не на революционный пролетариат, у него проявилось пристрастие к реформистским программам «государственного социализма». Идеи Родбертуса оказали известное влияние на экономические взгляды Ф. Лассаля, С. А. Шрамма, Р. Штольцмана и других представителей реформизма.

 

К содержанию: Буржуазная политэкономия. От Смита и Рикардо до Маркса и Энгельса

  

 Смотрите также:

 

Теоретические системы политической экономии 

 

 История государства и права    Римское право   Правовые системы современности