ИСТОРИЯ ЭКОНОМИКИ. УТОПИЧЕСКИЙ СОЦИАЛИЗМ

 

 

Критика капитализма Томаса Годскина. Социальный идеал Годскина

 

Точку зрения пролетаризирующейся мелкой буржуазии и примыкающих к ней по уровню классового сознания слоев пролетариата выразил весьма рельефно один из лидеров социалистов-рикардианцев — Томас Годскин (1787—1869). Главной его заслугой является четкое формулирование положения об эксплуатации наемного труда на основе соответствующих разделов теории Д. Рикардо. В наиболее полном и систематическом виде концепция Т. Годскина представлена в его работах «Защита труда от притязаний капитала» (1825), «Народная политическая экономия» (1827), «Естественные и искусственные права собственности» (1832).
   

   Методологической основой концепции Т. Годскина служит теория естественного права, что объединяет его с классической английской политической экономией. Но эта теория, служившая знаменем буржуазных революций, обращена Годскином против буржуазии.Т. Годскин различает естественные законы, относящиеся к неизменной природе человека, и так называемые социальные регуляторы, представляющие собой формы экономических отношений, искусственно привнесенных в общество и в силу этого нуждающихся в охране со стороны государственных институтов: суда, армии и т. п. Эти искусственные ругуляторы, насильственно установленные и поддерживаемые господствующим классом, сами по себе субъективны и не составляют, по мнению Годскина, предмета науки. Предметом политической экономии являются лишь естественные законы; искусственные формы должны занимать ученого лишь тогда, когда они затрудняют осуществление этих единственно правильных законов 2 [См.: Годскин Т. Соч. М., 1938. С. 4—6].
  

    Т. Годскин рассматривает историческое развитие человечества как постепенное восстановление грубо нарушенного в начале истории естественного (трудового) права. Общество развивается от рабства к феодальной зависимости и затем к наемному труду, это развитие — постепенное облегчение участи трудящихся. Буржуазные отношения рассматриваются Годскином как один из исторически преходящих типов эксплуатации, основанной на насилии. Однако он остается последовательным рикардианцем, «естественные» экономические категории понимаются им как неизменные, не развивающиеся.
   

   Отправным пунктом теоретических рассуждений Т. Годскина является рикардовская трудовая теория стоимости. Меновая стоимость (естественная цена) определяется затратой труда на производство товара. Но, согласно Т. Годскину, в современном ему обществе она превратилась в «социальную цену», значительно отклоняющуюся от трудовой меры стоимости. Рабочий вынужден отдавать за товар большее количество труда, чем данный товар стоит, при этом часть труда отдается безвозмездно (в виде прибыли капиталиста, ренты землевладельца и других форм нетрудовых доходов). Корень зла — капиталистическая собственность, отделяющая капитал от работника 3[См. там же. С. 14—15].
    

 

  Крупнейшей теоретической заслугой Т. Годскина является его исследование капитала. Положение о производительности капитала стало в 20-е годы XIX в. главной догмой вульгарной политической экономии. Противники Рикардо — Т. Мальтус, Ж. Сэй, Р. Торренс — развивали теорию факторов производства, а буржуазные эпигоны рикардианства (в их числе и Дж. Милль, близко знакомый с Т. Годскином) постепенно отходили от позиций трудовой теории стоимости. Т. Годскин использовал весь арсенал теоретических положений рикардианской школы для разгрома тезиса о производительности капитала. Маркс писал, что «в своей полемике Годскин сам исходит из ограниченного способа представления политико-экономов. Поскольку политико-экономы изображают капитал как вечное отношение производства, они сводят его к тем общим отношениям труда к его материальным условиям, которые общи всякому способу производства и не содержат ничего от специфического характера капитала»4[Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 26. Ч. III. С. 274].
   

   Оставаясь на старых методологических позициях, Т. Годскин отрицает производительность капитала именно с точки зрения его натурально-вещественной стороны. Он сводит капитал к труду, к рабочему населению 5 [См.: Годскин Т. Соч. С. 36]. Т. Годскин обосновывает это следующим образом. Во-первых, оборотный капитал, т. е. запас жизненных средств для рабочих, который, согласно буржуазной политической экономии, якобы накапливается капиталистами перед очередным производственным циклом, представляет собой просто сосуществующий труд, производящий жизненные средства. Капиталист, по мнению Годскина, вклинивается между действительно нуждающимися друг в друге работниками; он паразитирует на разделении труда между ними. Во-вторых, основной капитал — это действительно накопленный труд. Но ведь овеществлен в средствах производства опять-таки труд рабочего, а не капиталиста! Почему же прибыль достается последнему? Капитал «приносит своему владельцу прибыль,— отвечает Т. Годскин,— не потому, что он был накоплен, а потому, что он есть средство для приобретения власти над трудом» 6 [Там же. С. 16]. Здесь, отмечал впоследствии К. Маркс, Годскином правильно подмечена природа капитала.
    

  Т. Годскин приблизился к пониманию капитала как отношения господства, порождающего «неестественную», эксплуататорскую собственность. Конечно, от этого было еще далеко до последовательно научного определения. Т. Годскин лишь реализовал те возможности анализа капиталистической эксплуатации, которые содержались в теории классической буржуазной политической экономии.
   

   Т. Годскин не только заострил внимание на уже отмеченных Рикардо противоречиях капитализма, но и в ряде моментов углубил анализ капиталистических отношений. В первую очередь это относится к теории заработной платы и прибыли. Годскин, отмечая их противоположность, определяет существующую меру заработной платы фактом господства капитала: «Капиталисты оставляют рабочим средства существования потому, что без труда они ничего предпринять не могут... а каждый атом продукта труда сверх средств существования рабочего они забирают себе» 7[Там же].
     

 Оригинальна теория ренты Т. Годскина. Он подчеркнул сущность ренты как вычета из продукта труда работника, вычета, порождаемого зависимостью от владельца земли. При этом Годскин делает упор на личную зависимость, подробно анализируя происхождение ренты в условиях рабовладения и феодализма. Капиталистическая земельная рента, по его мнению,— только изменение внешней видимости, формы, в которой землевладелец продолжает получать свой паразитический доход, в основе же по-прежнему лежит принуждение работника к дополнительному труду. Годскин лишь фиксирует реальную преемственность докапиталистических и капиталистических форм эксплуатации. И это не дает ему возможности выявить специфику земельной ренты при капитализме.
   

   Социальный идеал Т. Годскина — строй общества, в котором при отсутствии какой-либо принудительной регламентации свободно осуществляются естественные законы производства. Интересно отметить, что Годскин, резко расходящийся с классиками буржуазной политической экономии по поводу естественного права собственности, солидаризируется с ними в определении естественных законов обмена. Он считает, что механизм свободной конкуренции есть естественный регулятор трудовой стоимости, и поэтому не предлагает никаких мер по преобразованию сферы обмена.
     

 Главной задачей социальной реформы, по мнению Т. Годскина, является защита трудовой собственности в сфере производства. Естественная собственность в новых условиях может выступать только как собственность коллективная. Коллективу предприятия принадлежит естественное право на полный продукт этого предприятия. Т. Годскин считает, что доля рабочего может быть определена на основе рыночных законов. На основе этих же законов ничем не стесняемой свободной конкуренции должны строиться и отношения между отдельными коллективами.
   

   Т. Годскин, следовательно, дал самый ранний и наиболее последовательный вариант теории рыночного социализма. Он совершенно не замечает, что именно свободная конкуренция образует тот механизм, который насильственно нарушает принципы «естественного трудового права». Внеисторически понимая товарное производство, Годскин не видит его обусловленности товарным обменом, диалектического единства двух сфер капиталистической экономики. Не смог он указать и каких-то реальных путей установления «естественного права» в современном ему обществе. Его практическая пропагандистская деятельность помимо разоблачения капитализма включала просвещение рабочих, организацию первых тред-юнионов. Это была оборона рабочего класса от наступления капитала, защита его интересов в пределах капиталистического общества.

 

К содержанию: Буржуазная политэкономия. От Смита и Рикардо до Маркса и Энгельса

  

 Смотрите также:

 

Теоретические системы политической экономии 

 

 История государства и права    Римское право   Правовые системы современности