ИСТОРИЯ ЭКОНОМИКИ. Эпоха домонополистического капитализма

 

 

Симонд де Сисмонди. Теория воспроизводства и кризисов

 

Теория воспроизводства и кризисов Сисмонди является тем зеркалом, в котором отражается все его экономическое учение о производстве и потреблении, капитале и доходе, противоречиях капитализма и др. Эта концепция представляет собой основу его утопической программы возврата к прошлому. Сисмонди в главе «Образование богатства у изолированного человека», рассматривая порядок удовлетворения потребностей в робинзонаде, пришел к выводу, что потребности движут производством. Переход к анализу капиталистического общества Сисмонди осуществил чрезвычайно просто, заявив, что история изолированного человека есть история всего человечества. Различие между обществом простых товаропроизводителей и капиталистическим он свел лишь к количественной разнице 13 [См.: Сисмонди С. Указ. соч. Т. 1. С. 171, 174]. Далее он заявил, что потребление как у Робинзона, так и в буржуазном обществе господствует над производством и его определяет. Таким образом, целью капиталистического производства было объявлено потребление, а не прибавочная стоимость. Острие критики Сисмонди направил против капиталистического распределения, считая его главной причиной всех противоречий капитализма.
   

   Общество заинтересовано в том, утверждал Сисмонди, чтобы труд регулировался спросом, чтобы все товары имели сбыт и чтобы не пострадал ни один производитель. Противоположность интересов общества и отдельных производителей, с его точки зрения, должно устранять государство. «Государство должно стремиться к такому порядку, который обеспечил бы и бедному и богатому довольство, радость и покой,— такой порядок, при котором никто не страдает» 14 [Там же. С. 148]. Сисмонди отрицал классовый характер буржуазного государства, предполагая, будто бы оно может противостоять крупному производству и сделать возможной всеобщую социальную гармонию.
    

  Распространение «всеобщего благоденствия» Сисмонди связывал с возвратом к мелкому производству, которое якобы обеспечивает самостоятельность производителя и устраняет противоречия капитализма. В. И. Ленин, критикуя экономический романтизм Симонда де Сисмонди, указывал на его типичную ошибку — исходя из противоречий капитализма отрицать в нем высшую форму общественности. Он сделал вывод о том, что «только утопист, сочиняющий фантастические планы расширения средневековых союзов (вроде общины) на все общество, может игнорировать тот факт, что именно «неустойчивость» капитализма и есть громадный прогрессивный фактор, ускоряющий общественное развитие, втягивающий все большие и большие массы населения в водоворот общественной жизни, заставляющий их задумываться над ее строем, заставляющий их самих «ковать свое счастье»» 15 [Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 2. С. 207, 208].
  

 

    Исходя из мелкобуржуазной трактовки капитализма, Сисмонди создает свое учение о реализации и кризисах, рассматривая эти две проблемы вместе. Он объявил себя противником теории воспроизводства Смита и Рикардо. Но разгромить теоретические позиции названных противников он не смог, так как за исходный пункт в вопросах воспроизводства взял догму Смита. Вслед за Смитом Сисмонди неправильно определял стоимость совокупного общественного продукта доходами, полностью игнорируя долю постоянного капитала.
    

  Сводя стоимость общественного продукта к доходам, он заявлял, что для реализации всего произведенного товара необходимо, чтобы производство полностью соответствовало доходам общества. Он писал, что годичное производство «слагается из двух частей: одна — это прибыль (ренту в данном случае он объединял с прибылью.— Авт.), проистекающая из богатства; другая — способность трудиться... Итак, национальный доход и годовое производство взаимно уравновешиваются и представляются величинами равными» 16 [Сисмонди С. Указ. соч. Т. 1. С. 192—193]. И далее Сисмонди делал вывод о том, что если производство превышает сумму доходов общества, то продукт реализован не будет. Такой вывод из догмы Смита принадлежит только Сисмонди. Вскрывая классовый характер этой точки зрения, В. И. Ленин отмечал, что «Сисмонди прямо переносит на капиталистическое общество мораль экономного крестьянина и думает серьезно, что он внес этим исправление в учение Смита»17[Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 2. С. 137]. Сисмонди не понимал, что производство имеет своей целью потребление лишь в конечном счете, что производство делится на производство средств производства и предметов потребления и что спрос и предложение должны охватить не только предметы, но и средства производства. Таким образом, он сводил процесс реализации к личному потреблению. Из этого он делал вывод, что капиталисты не могут иметь прибыль. «О том, что реализация таких, напр., продуктов, как железо, уголь, машины и т. п., вообще средств производства, происходит иным путем,— Сисмонди уже забыл, хотя раньше вплотную подошел к этому»,— писал В. И. Ленин 18 [Там же. С. 139]. Правда, в полемике с Мак-Куллохом Сисмонди обратил внимание на то, что, пересказывая Рикардо, он не объяснял реализацию прибыли. Сам же Сисмонди, сводя реализацию к личному потреблению, заявлял, что капиталисты не могут реализовать именно сверхстоимость, ибо из двух частей общественного продукта заработную плату реализуют своим потреблением рабочие. Из этого положения Сисмонди делает вывод, что для капитализма по самим условиям реализации необходим якобы внешний рынок.
  

    Сисмонди рассуждал следующим образом. С развитием капитализма внутренний рынок сужается, доход рабочих сокращается, так как они вытесняются машинами, которые не предъявляют будто бы никакого спроса, поскольку «не знают никаких потребностей». Доход рабочих сокращается и потому, что при безработице нанимают за меньшую заработную плату более сговорчивых рабочих. Не расширяет внутреннего рынка и спрос капиталистов, ибо они, по мнению Сисмонди, не заботятся о том, чтобы производство не превышало доходов, а стремятся производить все больше. Часть же дохода, предназначенную для потребления, капиталисты накапливают. Из этого он делал вывод, что часть «сверхстоимости» остается нереализованной. Выходом мог бы явиться внешний рынок, но он тоже сужается, поскольку идет развитие капитализма вширь. И те страны, которые раньше служили внешним рынком для капиталистических стран, сами становятся капиталистическими и начинают борьбу за внешние рынки. Сисмонди считал, что близится тот момент, когда вовсе не будет внешних рынков для развитых стран капитализма и эти страны должны будут погибнуть. Так он предсказывал автоматический крах капитализма.
    

  В работе «К характеристике экономического романтизма» В. И. Ленин показал научную несостоятельность теории реализации Сисмонди. Некритическое отношение к догме Смита привело его к ошибочному учению о национальном доходе, которое в свою очередь было основой ошибочных выводов о накоплении в капиталистическом обществе. Отметив как заслугу Сисмонди то, что он подчеркивал присущее капитализму противоречие между производством и потреблением, Ленин показал полную несостоятельность его выводов из этого противоречия о невозможности развития капитализма и непрогрессивности последнего по сравнению с прежними формациями. Критикуя Сисмонди за утверждения о невозможности при капитализме реализации продукта вообще и прибавочной стоимости в частности, о необходимости для реализации внешних рынков, Ленин писал, что эти ошибки являются результатом «непонимания основных законов реализации» и того, что «вопрос о внешнем рынке не имеет абсолютно ничего общего с вопросом о реализации» 19 [Там же. С. 153, 154].
     

 Теория кризисов Сисмонди завершает все его экономическое учение. Она также построена на противопоставлении действительности идеалу. Основной причиной кризисов Сисмонди считал несоответствие производства и потребления. Совершенно ясно, заявлял он, что если продукты покупаются на доходы, то превышение производства над доходами означает и превышение над потреблением и должно привести к кризисам. Говоря об этих противоречиях, Сисмонди выводил кризисы из недостаточного потребления. Он отрицал возможность кризисов в хозяйстве изолированного человека только потому, что Робинзон не допускал превышения производства над потреблением. Он полагал, что 100 мелких производителей потребляют значительно больше, чем один капиталист и 99 рабочих. Правда, Сисмонди настаивал на том, что кризисы органически присущи капитализму, но причины их возникновения связывал с недопотреблением, которое характерно не только для капиталистического общества. «...Именно в эпохи, предшествующие кризисам,— указывал В. И. Ленин,— потребление рабочих повышается... недостаточное потребление (объясняющее будто бы кризисы) существовало при самых различных хозяйственных режимах, а кризисы составляют отличительный признак только одного режима — капиталистического» 20 [Там же. С. 159]. Тот факт, что Сисмонди обратил внимание на противоречие между производством и потреблением, был его заслугой. Но признание этого факта не давало ему возможности вскрыть действительную причину кризиса. Сисмонди не мог понять, что при капитализме противоречие между производством и потреблением — лишь одна из форм проявления противоречия между общественным характером производства и частным характером присвоения. В. И. Ленин подчеркивал, что марксистская теория не отрицает противоречия между производством и потреблением, но марксизм учит, что кризисы вызываются основным противоречием капитализма. При капитализме кризисы являются средством восстановления экономического равновесия в развитии отдельных хозяйств и отдельных государств. «Пропорциональность (или соответствие) «.предполагается» теорией, а на деле оно «постоянно нарушается», что для создающей пропорциональность замены одного распределения капитала другим «необходим кризис»» 21[Там же. Т. 3. С. 620].
     

 В работе «Новые начала политической экономии» Сисмонди характеризовал кризисы как «судороги общества». Капитализм, по его мнению, не может развиваться, ему свойствен перманентный кризис. Сисмонди обращался к правительствам стран, вставших на путь капитализма, с просьбой, чтобы они своей властью прекратили это капиталистическое развитие. С его точки зрения, только власть может подняться выше материальных стимулов к расширению производства, которыми руководствуются отдельные лица, и противопоставить им соображения всеобщего довольства и достатка.
   

   Итак, основной порок теории воспроизводства и кризисов Сисмонди заключается в том, что он не увидел цели капиталистического производства как производства, подчиненного погоне за прибавочной стоимостью. Он ошибочно считал, что целью капитализма является потребление. Именно поэтому он не видел процесса образования внутреннего рынка при капитализме. Отмечая факт разложения мелких товаропроизводителей, Сисмонди не понял, что это ведет к созданию внутреннего рынка при капитализме.
    

  Расширение сети капиталистических предприятий повышает спрос на средства производства, сырье и рабочую силу. Увеличивается вопреки взглядам Сисмонди и личное потребление капиталистов. Растет внутренний рынок и со стороны пролетариата, который вынужден продавать рабочую силу капиталистам и приобретать у них средства потребления.
  

    Сисмонди отрицал возможность создания внутреннего рынка при капитализме, указывал на временный выход — внешнюю торговлю. Дело в том, что он не различал капитал и доход с общественной точки зрения, смешивал личное и производительное потребление, игнорируя последнее. Осталось за бортом его исследования возмещение по стоимости и в натуре затраченного в процессе производства постоянного капитала.
     

 Правильно отметив кризисный характер капиталистического производства, Сисмонди не постиг причин и сущности кризисов перепроизводства. Поскольку из стоимости совокупного общественного продукта он исключил постоянный капитал и игнорировал производительное потребление, ему не удалось вскрыть сущность капиталистического воспроизводства. Сисмонди так и не понял, что в процессе воспроизводства в условиях капитализма важную роль играет производство средств производства. Рост внутреннего рынка идет не только за счет роста производства средств потребления, но и за счет производства средств производства. Для капитализма рост внутреннего рынка до известной степени независим от роста личного потребления. Это выражается в том, что производительное потребление растет быстрее личного потребления. Нужно иметь в виду, однако, что в конечном счете производительное и личное потребление взаимосвязаны. Причем расширение производства предметов потребления при капитализме наталкивается на низкий платежеспособный спрос населения, связанный с низкой заработной платой рабочих или отсутствием ее у безработных. Капитализму свойственны периодические кризисы перепроизводства, а не перманентные, как об этом писал Симонд де Сисмонди.
   

   И тем не менее Сисмонди сделал значительный шаг вперед по сравнению с другими представителями классической школы. Он обратил внимание на существование противоречия между производством и потреблением, отметил важность проблемы личного потребления в теории воспроизводства. Ошибка же Сисмонди заключалась в том, что противоречие между производством и потреблением он рассматривал как единственное, не видя, что оно само — одна из форм проявления основного противоречия капитализма. Сисмонди недооценивал прогрессивную роль крупного машинного производства, отрицал классовый характер буржуазного государства и наивно предполагал, будто капиталистическое государство будет сдерживать крупное производство и добьется всеобщего благоденствия в условиях патриархального мелкого производства. В «Манифесте Коммунистической партии» отмечалось, что во Франции с ее крестьянским населением появились писатели, которые, «становясь на сторону пролетариата против буржуазии, в своей критике буржуазного строя прикладывали к нему мелкобуржуазную и мелкокрестьянскую мерку и защищали дело рабочих с мелкобуржуазной точки зрения. Так возник мелкобуржуазный социализм. Сисмонди стоит во главе этого рода литературы не только во Франции, но и в Англии» 22 [Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 4. С. 450].
   

   Классики марксизма-ленинизма дали глубокий научный анализ теории Сисмонди, показав ее особенности, заслуги и ошибки. Марксистско-ленинский анализ сисмондизма, его мелкобуржуазной сущности имеет важное значение для критической оценки моделей мелкобуржуазного социализма, которые активно пропагандируются противниками реального социализма.

 

К содержанию: Буржуазная политэкономия. От Смита и Рикардо до Маркса и Энгельса

  

 Смотрите также:

 

Теоретические системы политической экономии 

 

 История государства и права    Римское право. Законы 12 таблиц   Правовые системы современности