ИСТОРИЯ ЭКОНОМИКИ. Эпоха домонополистического капитализма

 

 

Экономическая система Давида Риккардо завершителя английской классической буржуазной политической экономии

 

Экономическая система Давида Рикардо — завершителя английской классической буржуазной политической экономии — в отличие от системы Смита характеризуется гораздо большей цельностью, логической стройностью, последовательностью. Речь идет не о внешнем ее оформлении. Со стороны своей внешней формы система Рикардо во многом уступает Смиту и даже Тюрго * [Из 32 глав произведения Рикардо «Начала политической экономии и налогового обложения» его теория, как отмечал К. Маркс, содержится в первых шести главах. Остальные главы, за исключением раздела о деньгах, состоят «из практических применений, разъяснений и дополнений».Эти главы следующие: I. «О стоимости», II. «О ренте», III. «О ренте с рудников», IV. «О естественной и рыночной цене», V. «О заработной плате», VI. «О прибыли».

 

Как видим, ренту Д. Рикардо рассматривает до цены и до заработной платы и прибыли. Кроме того, за исключением теории ренты, Рикардо рассматривает все вопросы шести глав уже в первой]. Но за композиционной несообразностью книги Рикардо скрывается строгий монизм, глубокое единство, пронизанное одним общим принципом. Во второй главе было показано, что вся система Рикардо покоится на принципе определения стоимости трудом. С него Рикардо начинает изложение системы, с ним согласует все ее части, достигая тем самым «единства многообразия», т. е. конкретного изображения всей системы капиталистических производственных отношений в целом.

  

   Когда говорят, что метод Рикардо есть метод современных ему естественных наук 7 [См.: Розенберг Д. История политической экономии. М., 1934. Ч. I. С.251], то это надо понимать, на наш взгляд, с известными оговорками. И дело вовсе не в том, что в политической экономии этот метод применяется иначе, без обращения к эксперименту. Рикардо, положив в основание своей системы и неукоснительно проведя сквозь строй ее категорий трудовую стоимость, применяет дедукцию. Он всюду стремится показать, что различные экономические категории буржуазного общества — заработная плата, прибыль, рента — не что иное, как выражения стоимости. Рикардо хочет вывести их из стоимости, теоретически развить их как формы проявления стоимости.

 

     Как завершитель английской классической политической экономии, Рикардо, конечно, является и завершителем в разработке ее метода. Но в методологии он шел по линии преодоления той приверженности эмпиризму, которая имела место у его предшественников. Рикардо развил дальше применение дедукции и синтеза, не отказавшись в то же время от индукции и анализа.

 

 

    Если говорить о связи Рикардо с современной ему философией (с точки зрения положительного влияния на разработку его системы), то на его метод оказали влияние те новые идеи, которые несли в философию Гоббс и Декарт, идеи, связанные с развитием математики и распространением ее в сфере собственно естествознания. Речь идет не о том, что Рикардо применил в политической экономии математические методы исследования. Рикардо использовал метод построения математических систем для разработки своей системы.

 

     В математике дедукция наиболее яркое выражение получает в так называемом аксиоматическом методе. Суть его состоит в том, что в основание системы кладутся принимаемые без доказательства аксиомы и постулаты, а из них по определенным правилам выводятся остальные понятия. Соответственно этому все элементы системы определяются через предыдущие понятия, а в конечном счете через первичные, основополагающие элементы.

   

  До Рикардо в философии аксиоматический (дедуктивный) метод пытался применить известный голландский философ Б. Спиноза. Спиноза, как известно, отстаивал точку зрения первичности «субстанции» (приводы), которая является причиной самой себя и из которой должно выведено все богатство реального мира. Поэтому некоторые исследователи-философы не без основания говорят о близости Рикардо (имея в виду его дедуктивный метод) и Спинозы.

      Откуда же Рикардо «взял» начало своей системы? Как он обосновал определение стоимости трудом и почему именно это определение он положил в основание своей системы?

  

   Рикардо особенно не утруждал себя доказательствами правильности определения стоимости трудом. Он опирался на два момента. Во-первых, на тот очевидный, практический и исторический факт, что «подавляющее большинство всех благ, являющихся предметом желаний, доставляется трудом. Количество их может быть увеличиваемо... в почти неограниченном размере, если только мы расположены затратить необходимый для этого труд» 8 [Рикардо Д. Соч. Т. I. С. 34]. Те блага, которые даны непосредственной природой и в создании которых труд не принимал участия, не имеют и стоимости, определяемой трудом. Выпадает (как исключение) из сферы такого определения и часть редких товаров. Из трудового происхождения товаров (а что это так, говорит опыт, практика) вытекает и правило их обмена в соответствии с количеством затраченного на их производство труда, т. е. в соответствии с их стоимостью. Это правило не вызывает у Д. Рикардо никакого сомнения. На ранних ступенях общественного развития стоимости товаров зависели от количества труда, затраченного только на их производство. На более поздних ступенях к этим затратам труда присоединяются затраты на производство потребленных средств производства, затраты «капитала». Сумма всех трудовых затрат на производство товара определяет его стоимость.

  

   Во-вторых, трудовую теорию стоимости Д. Рикардо воспринял у своих предшественников как неоспоримо правильную. В ней содержалась квинтэссенция более чем двухсотлетнего опыта политической экономии, которая стихийно, ощупью, отвечая на запросы общественного развития, постепенно выработала определение стоимости трудом. Д. Рикардо оказался преемником этого научного наследства.

      Указанные два момента говорят вместе с тем о том, что дедукция в системе Рикардо не была априорной, надуманной, лишь плодом творчества его ума. В конечном счете она опиралась на практический опыт в широком смысле этого слова, была действительно разумной и реальной. Определение стоимости трудом выглядит в системе Рикардо как аксиома, на основе которой, по примеру математических систем, выводятся все остальные положения. Но это и на самом деле аксиома научной политэкономической системы буржуазного общества, обобщающая история его экономического развития.

   

  Приняв стоимость в качестве основополагающей категории своей системы и поставив перед собой в общем правильную задачу — вывести остальные экономические категории из этой основы, Д. Рикардо, однако, пошел дальше неверным путем и решил эту задачу метафизически. Здесь он не смог преодолеть недостатки философского метода Бэкона, Гоббса, Локка. Отсюда все слабые места его системы. По учению этих мыслителей, «общее» ничего большего, чем «единичное», не выражает, оно слагается из элементов единичного. У них общее, стало быть, непосредственно разлагается на отдельные элементы, имеющие достоинство единичного, отдельного. Такое понимание взаимоотношения общего и отдельного привело еще Смита к отождествлению прибавочной стоимости с прибылью, а отсюда и к конфликту между трудовой стоимостью и конкретным ценообразованием на основе средней прибыли и цены производства. «Эта ошибка,— отмечает К. Маркс,— сохраняется у Рикардо и у всех последующих экономистов. Отсюда (в более резкой форме это имеет место у Рикардо, у которого основной закон стоимости проводится с большим систематическим единством и последовательностью, а потому у него резче выступают также непоследовательности и противоречия) возникает ряд непоследовательностей, неразрешенных противоречий и бессмыслиц...» 9 [Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 26. Ч. I. С 64].

  

   Суть дела состоит в том, что для Рикардо (как и для Смита) стоимость с логической точки зрения есть нечто общее, объединяющее конкретные формы буржуазной экономики в один род. Поэтому главная задача заключается прежде всего в том, чтобы «согласовать» их, свести к единству. Классическая политическая экономия, подчеркивал К. Маркс, «интересуется не тем, чтобы генетически вывести различные формы, а тем, чтобы свести их посредством анализа к их единству, так как она исходит из них как из данных ей предпосылок» 10 [Там же. Ч. III. С. 526].

  

   В этом и сказывается приверженность к односторонне аналитическому и индуктивному методу, от которой до конца не отказался Рикардо. Пользуясь этим методом, Смит представил стоимость как результат сложения заработной платы, прибыли и ренты. Рикардо же доказывал, что стоимость не слагается из этих элементов, а разлагается на них. Тем самым признавалась первичность стоимости по отношению к данным формам распределения. В этом, между прочим, проявляется его существенное отличие от Смита. На это обратил серьезное внимание К. Маркс. Рикардо хочет идти от стоимости к заработной плате, прибыли и ренте, а не наоборот. Но, намереваясь идти дедуктивным путем, от общего к частному, вывести остальные категории из стоимости, он тем не менее исходное общее понимает так же, как и Смит. При этом Рикардо трактует стоимость как нечто, к чему чисто логическим способом абстрагирования сводятся все эти конкретные формы.

 

     Когда Рикардо исследует стоимость, он сразу же рассматривает ее как общий элемент форм, составляющих ее части. «В том-то и состоит как раз ошибка Рикардо,— подчеркивал К. Маркс,— что он в своей первой главе о стоимости все возможные категории, которые еще должны быть выведены, предполагает данными, чтобы доказать их адекватность закону стоимости» 11 [Там же. Т. 32. С. 461].

  

   В силу своего метода Рикардо попадает в порочный круг: категория стоимости есть обобщение конкретных экономических форм, которые в свою очередь выводятся из стоимости. Пытаясь выйти из этого круга, Рикардо приводит свою систему в конфликт с реальной действительностью.

     

Поскольку Рикардо непосредственно выводит конкретные формы из стоимости, он искусственно снимает действительное противоречие между законом стоимости и этими формами, например, между стоимостью и прибылью. В системе противоречия нет. Но, минуя промежуточные формы, связывающие конкретную практику с законом стоимости, Рикардо сделал свою систему несостоятельной. Стоимость перестает объяснять цену и прибыль.

 

    Развить трудовую теорию стоимости, развить основу, на которой покоится вся экономическая система капитализма,— стоимость было сверх возможностей Рикардо. Для этого надо было стать на точку зрения историзма и рассмотреть буржуазный способ производства как исторически развивающийся общественный организм. Рикардо защищал интересы развития производительных сил, подъема производительности человеческого труда. Для него это был высший критерий общественного прогресса. Мысль Рикардо верна, но он ее абсолютизировал. И именно поэтому буржуазный экономический строй он идеализировал и увековечивал. Экономические категории этого способа производства для Рикардо неизменны. Точка зрения их развития органически чужда Рикардо. В этом отношении он более последователен и менее историчен, чем А. Смит, который все же почувствовал модификацию закона стоимости при капитализме. Не было и метода, который позволял бы рассмотреть экономические категории в их историческом развитии. Формальная логика и метафизика были не способны отразить исторический процесс.

  

   Суть противоречия системы Рикардо в том и состоит, что свойственный ей логический монизм (трудовая теория стоимости) оказался несовместимым с действительным историческим развитием. Экономическая теория Д. Рикардо дает нам пример того, что система конфликтует с реальностью, если восхождение от абстрактного к конкретному, дедукция осуществляются метафизически, на основе принципов формальной логики.

      Разрешить противоречие между монизмом и историзмом оказалась способной только экономическая система К. Маркса, построенная путем диалектического восхождения от абстрактного к конкретному.

 

К содержанию: Буржуазная политэкономия. От Смита и Рикардо до Маркса и Энгельса

  

 Смотрите также:

 

Теоретические системы политической экономии 

 

 История государства и права    Римское право. Законы 12 таблиц   Правовые системы современности