ИСТОРИЯ ЭКОНОМИКИ. Эпоха домонополистического капитализма

 

 

Учение Давида Риккардо. Завершение научной буржуазной политической экономии

 

    Учение Давида Рикардо оказало огромное воздействие на всю экономическую мысль. В той или иной форме оно ощущается и в наши дни. Если буржуазные экономисты свои главные усилия направляют на вульгаризацию теории Рикардо, на ее приспособление к стоящим перед ними задачам апологии капитализма, то пролетарская экономическая мысль — сначала в лице социалистов-утопистов рикардианцев, а затем и марксизма — выступает подлинной наследницей научных достижений его теории, стремится поставить их на службу интересам освобождения пролетариата от капиталистической эксплуатации.

   

  Давид Рикардо явился завершителем научной буржуазной политической экономии именно потому, что раскрытые им научные истины в условиях обострения классовых антагонизмов буржуазного строя все в большей степени становились социально опасными для политических и экономических позиций господствующего класса. По этой причине после Рикардо складывается сложная, противоречивая картина кризисной эволюции буржуазной политической экономии.

   

  Классическая школа как достаточно целостная теоретическая система прекращает свое развитие. Однако кризисные процессы в буржуазной политической экономии затушевывались тем обстоятельством, что научная мысль в ее рамках некоторое время (примерно до середины XIX в.) продолжала развиваться, но это касалось лишь отдельных, частных, хотя и нередко весьма важных проблем.

 

Представители классической школы послерикардианского периода (Дж. Рамсей, А. Шербюлье, Р. Джонс) приблизились к разграничению постоянного и переменного капитала, правильному пониманию структуры стоимости товара, природы прибавочной стоимости, неизбежности относительного ухудшения положения рабочего класса с накоплением капитала, более того, к выявлению исторически преходящего характера капиталистических отношений.

 

Отмечая, что Дж. Рамсей «объявляет наемный труд, а следовательно, и капитал — ту социальную форму, которую средства воспроизводства получают на основе наемного труда,— чем-то несущественным и вызванным лишь бедностью основной массы народа», К. Маркс делает вывод о том, что здесь «сама политическая экономия, на основании своего анализа, объявляет капиталистическую форму производства, а потому и капитал, не абсолютным, а лишь «случайным», историческим условием производства» 36 [Там же. Т. 26. Ч. III. С. 339].

   

  Вместе с тем все более определяющую роль играют процессы разложения экономической теории Д. Рикардо и ее постепенной смены вульгарной политической экономией. Отталкиваясь от противоречий экономической теории Рикардо, которые он оказался не в состоянии разрешить, буржуазные экономисты, выступавшие под флагом защиты рикардианства (Р. Торренс, Дж. Милль, Мак-Куллох и др.), фактически выхолащивали из его теории одно научное положение за другим.

    

 Принципиально иной является судьба научного наследия Давида Рикардо в трудах представителей пролетарской политической экономии. Уже первые попытки представителей утопического социализма опереться на научные положения Рикардо свидетельствовали о стремлении изменить социальную направленность разработанной им теории, поставить ее на службу интересам эксплуатируемых масс и социального прогресса, в известной мере и развить ее 37 [См. там же. С. 246].

    

 Подлинным наследником научных ценностей учения Давида Рикардо стало экономическое учение марксизма. Опираясь на научные достижения своих предшественников, прежде всего Д. Рикардо, К. Маркс создал подлинно научную экономическую теорию.

      

 

К содержанию: Буржуазная политэкономия. От Смита и Рикардо до Маркса и Энгельса

  

 Смотрите также:

 

Теоретические системы политической экономии 

 

 История государства и права    Римское право. Законы 12 таблиц   Правовые системы современности