ИСТОРИЯ ЭКОНОМИКИ. Эпоха домонополистического капитализма

 

 

Теории Давида Рикардо – теория распределения, теория прибыли, трудовая теория стоимости

 

Еще более рельефно историческая несовместимость научных достижений Д. Рикардо с теми основаниями, на которых они базировались, выражена в его теории распределения. В самом деле, рассматривая законы распределения в качестве предмета политической экономии, Рикардо близко подошел к выявлению социальной формы производства как главного объекта изучения в данной науке, В то же время в своей концепции динамики доходов Рикардо обнаружил, что само развитие капиталистического производства подрывает решающий внутренний стимул капиталистической экономики — прибыль. Хотя здесь Рикардо и смешивает прибыль с нормой прибыли, фактически он ставит вопрос о противоречивости и внутренней границе развития капиталистического производства.

 

     Важной заслугой Д. Рикардо является то, что, опираясь на трудовую теорию стоимости, он приблизился к пониманию единой и притом эксплуататорской основы всех капиталистических доходов — прибыли, земельной ренты и процента. Хотя он и не открыл прибавочной стоимости и закона прибавочной стоимости, однако Рикардо ясно видел, что труд представляет собой единственный источник стоимости и, следовательно, доходы классов и социальных групп, не участвующих в производстве, фактически являются результатом присвоения чужого неоплаченного труда.

 

    Как и Адам Смит, Давид Рикардо в буржуазном обществе выделяет три основных класса: капиталистов, наемных рабочих и земельных собственников и соответственно три основных вида дохода: прибыль, заработную плату и земельную ренту. Однако в отличие от Смита Рикардо обнаружил экономические противоречия между этими классами и определил их так, как их показывает «внутренняя связь», т. е. с позиции трудовой теории стоимости. Эта точка зрения Д. Рикардо выражена в его концепциях обратно пропорциональной зависимости прибыли и заработной платы, а также обратно пропорциональной зависимости прибыли и земельной ренты.

  

   Защищая интересы промышленной буржуазии, Д. Рикардо вел решительную борьбу против земельных собственников. Это обстоятельство самым непосредственным образом сказалось на результатах его анализа земельной ренты. Здесь Рикардо применяет элементы исторического подхода, хотя в целом для его теории характерен метафизический метод. Дифференциальная земельная рента явилась единственной формой прибавочной стоимости, которая получила объяснение на основе трудовой теории стоимости в рамках классической буржуазной политической экономии, что имело существенное методологическое значение для развития всей этой науки. Вовсе не случайно К. Маркс начинает свой анализ экономических воззрений Д. Рикардо во второй части «Теорий прибавочной стоимости» фактически с критического рассмотрения теории земельной ренты Рикардо.

 

 

    С позиции трудовой теории стоимости Д. Рикардо решительно отвергает вульгарные концепции распределения, представлявшие в качестве источников стоимости, а следовательно, и доходов те факторы, которые участвуют лишь в создании потребительной стоимости и не имеют непосредственного отношения к производству стоимости, а именно концепции «производительности капитала» и «специфической производительности земли». Опираясь на трудовую теорию стоимости, Рикардо получает важные научные результаты при анализе главной формы прибавочной стоимости — прибыли, хотя он и не сумел объяснить ее с этих позиций. Он устанавливает, что прибыль представляет собой часть стоимости товара и, как всякая стоимость, имеет своим источником труд наемных рабочих.

      Такой подход позволяет Рикардо в известной мере раскрыть эксплуататорскую сущность прибыли. Он определяет прибыль как часть стоимости товара за вычетом заработной платы. Таким образом, прибыль у Д. Рикардо фактически выступает как не оплаченный капиталистами, но присвоенный ими труд наемных рабочих.) Столь глубокое проникновение буржуазного классика в сокровенные тайны капиталистического производства методологически обусловливалось применением им трудовой теории стоимости к анализу капиталистических производственных отношений, а историческая ограниченность его анализа — неразвитостью классовых антагонизмов между трудом и капиталом.

  

   Однако классовая ограниченность Д. Рикардо, определившая научную недостаточность применяемого им метода исследования, исключила для него возможность разработать подлинно научную теорию прибыли. Главное здесь состоит в том, что Рикардо, не видевший двойственной природы труда, не проводящий, следовательно, различия между содержанием труда и его общественной формой, оказался не в состоянии разграничить труд и рабочую силу как товар. Д. Рикардо полагал, что именно труд является тем товаром, который реализуется в сделках между капиталистом и наемным рабочим. По этой причине он не сумел обнаружить общую основу всех эксплуататорских доходов — прибавочную стоимость и объяснить ее, исходя из трудовой теории стоимости. Д. Рикардо смешивает прибыль, являющуюся одной из конкретных форм прибавочной стоимости, с прибавочной стоимостью как таковой. В самом деле, положение об обратно пропорциональной зависимости прибыли и заработной платы скорее говорит о зависимости, относящейся к прибавочной стоимости и стоимости рабочей силы. Ведь прибыль, представляющая собой отношение прибавочной стоимости ко всему капиталу, а не только к переменному, изменяется как с изменением заработной платы, так и затрат на постоянный капитал. А эти два фактора могут изменяться в противоположных направлениях.

 

    Смешение прибыли и прибавочной стоимости приводит Д. Рикардо к отождествлению законов прибыли с законами прибавочной стоимости.

 

      Для теории прибыли Д. Рикардо характерно то, что он смешивает прибыль с относительной прибавочной стоимостью. Дело в том, что Рикардо предполагает неизменной продолжительность рабочего дня и в то же время — прямую зависимость между величиной прибыли и производительностью труда. Упор на рассмотрение относительной прибавочной стоимости явно вызван условиями промышленной революции, современником которой был Д. Рикардо.

 

     Теории прибыли Д. Рикардо присущи два важнейших противоречия, свидетельствующие о его неспособности в силу указаниях ранее причин объяснить коренные проблемы теории прибавочной стоимости с позиции трудовой теории стоимости. Эти противоречия носили фундаментальный характер и послужили одним из наиболее существенных факторов разложения рикардианства и всей классической школы в целом.

 

    Первое из них — противоречие между законом стоимостной законом прибавочной стоимости, что выразилось в неспособности Д. Рикардо объяснить происхождение прибавочной стоимости с точки зрения закона стоимости. Будучи буржуазным экономистом, Рикардо не проводил различия между рабочей силой и трудом как ее функцией и полагал, что рабочий в сделке с капиталистом продает ему свой труд. Однако если труд является товаром, то это означает, что в соответствии с законом стоимости рабочий должен за свой труд получать от капиталиста полный эквивалент этого труда, равный всей созданной рабочим стоимости. При таких условиях возникновение прибавочной стоимости можно было бы объяснить только нарушением закона стоимости в отношениях труда и капитала, недоплатой рабочему за его труд.

      Не трудно заметить, что Д. Рикардо сталкивается здесь с Совершенно очевидным противоречием своей теории: исходя из правильной посылки (определение стоимости товара трудом, затраченным на его производство), но ошибочно полагая, что труд является товаром, он приходит к заключению: возникновение прибыли возможно лишь в результате неэквивалентного обмена. Таким образом, если Рикардо исходил из трудовой теории стоимости, то он должен был отрицать существование прибавочной стоимости. Если же он, напротив, исходил из существования прибавочной стоимости (у него — прибыли), то он должен был отрицать трудовую теорию стоимости.

   

  Данное противоречие, основанное на смешении исходного и основного отношения капитализма, простого товарного отношения и отношения эксплуатации, противоречие между методом исследования (трудовая теория стоимости) и главной проблемой предмета исследования (прибавочной стоимости) подрывало внутреннюю логику всей концептуальной системы Д. Рикардо.

      Трудность, с которой столкнулся Д. Рикардо, исторически была обусловлена тем, что превращение простого товарного производства в капиталистическое на поверхности явлений выступало как превращение закона стоимости, закона эквивалентного обмена товаров, в свою противоположность — в нарушение эквивалентности при обмене труда на капитал. О такого рода противоречиях К. Маркс писал как о «кажущихся и фактических по своему результату» 24 [См. там же. Т. 26. Ч. I. С. 62—63].

  

   Это означает, что между законом стоимости и законом прибавочной стоимости в действительности нет противоречия. Это противоречие в теории, кажущееся противоречие. Возникновение прибавочной стоимости осуществляется в полном соответствии с законом стоимости. Однако по своему результату это фактическое противоречие: рабочий создает большую стоимость, нежели получаемый им эквивалент стоимости его рабочей силы.

      Такого рода противоречия представляют собой ловушку для исследователя, не владеющего диалектическим методом, поскольку, будучи кажущимися по существу, эти противоречия являются действительными по своему результату.

 

    Второе фундаментальное противоречие теории Д. Рикардо — противоречие между законом стоимости и законом средней прибыли, которое выражалось в том, что он не сумел объяснить среднюю прибыль и цену производства с позиции трудовой теории стоимости. Исходя и здесь из правильной посылки о труде как единственном источнике стоимости, Д. Рикардо делал заключение о том, что прибыль должна быть пропорциональна числу занятых рабочих или величине капитала затраченного на их наем. В действительности же оказывалось, что прибыль пропорциональна величине всего капитала. При этом Рикардо хорошо знал, что капитал не создает новой стоимости и по этой причине прибыль не должна была бы быть пропорциональной величине всего капитала. Однако то, что Рикардо оказался не в состоянии объяснить равенство прибыли на равновеликие капиталы на основе трудовой теории стоимости, оставляло для вульгарных апологетов лазейку в их пропаганде концепции «производительности капитала». Это противоречие, как и первое, подрывало основы теории Д. Рикардо. Исходя из трудовой теории стоимости, но будучи не в состоянии развить ее в теорию прибавочной стоимости, он должен был отрицать среднюю прибыль, т. е. вступать в явное противоречие с фактами. Признавая же последнюю, Д. Рикардо должен был отрицать трудовую теорию стоимости. Пытаясь выйти из возникшего противоречия, Д. Рикардо отступил от монистического объяснения такого явления, как неравномерное распространение машинного производства в различных отраслях хозяйства. Он полагал, что в отраслях, в которые вложены крупные капиталы (водный транспорт, торговля с отдаленными странами, текстильная промышленность и т. п.), прибыль пропорциональна величине этих капиталов, в других же отраслях — количеству примененного труда. Однако при всех недостатках теории прибыли Рикардо в ней дан, по оценке К. Маркса, лучший анализ величины прибыли.

 

    Рикардо, боровшийся против земельной аристократии, сумел в целом правильно охарактеризовать дифференциальную земельную ренту. Более того, для него в исследовании ренты оказалось возможным использовать определенные элементы исторического подхода. Д. Рикардо рассуждал следующим образом: на ранних этапах общественного развития обрабатывалось сравнительно небольшое количество лучших и — что самое главное — более или менее одинаковых по качеству земельных площадей. В этих условиях рента не возникала. Однако со временем в результате роста численности населения, развития городов и соответственно роста спроса на продукцию сельского хозяйства появляется необходимость в переходе к обработке худших земель. Так складываются условия для образования земельной ренты.

  

   В соответствии со своим методом Рикардо поднимает вопрос о соотношении определения стоимости трудом и возникновением ренты: «Не вызывает ли обращение земли в собственность и следующее за этим создание ренты какого-либо изменения в относительной стоимости товаров независимо от количества труда, необходимого для их производства?»25 [Рикардо Д. Соч. Т. I. С. 65]. Рикардо дает отрицательный ответ на этот вопрос. Он исходит из того, что стоимость сельскохозяйственных товаров, как,впрочем,и всех других, определяется затратами труда при худших условиях производства. По этой причине фермеры, использующие более плодородные и лучше расположенные земли, получают добавочный доход как разницу между издержками производства на худших землях и на обрабатываемых ими участках. Этот добавочный доход присваивается собственником земли « форме ренты. При этом худшие земли, по Рикардо, не приносят ренты.

 

    Таким образом, Д. Рикардо убедительно показал, что не земля является источником ренты, а труд наемных рабочих в сельском хозяйстве. У Рикардо в отличие от Смита рента выступает как сугубо социальный феномен, связанный с возникновением частной собственности на землю и действием закона стоимости. Попытки с данных позиций подойти к анализу земельной ренты предпринимались и до Д. Рикардо, прежде всего в работах У. Петти и Дж. Андерсона. Однако именно Рикардо впервые в истории политической экономии последовательно объяснил дифференциальную земельную ренту с точки зрения трудовой теории стоимости. «Эта прямая и осознанная связь,— писал К. Маркс,— в которой у Рикардо теория ренты находится с определением стоимости, составляет теоретическую заслугу Рикардо» 26 [Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 26. Ч. II. С. 265].

      Исследование рентных отношений фактически приводит Д. Рикардо к заключению о паразитическом характере частной земельной собственности. Однако он не делает вывода о необходимости ее устранения.

   

  Как научные достижения, так и ошибки Д. Рикардо в анализе земельной ренты обусловлены применяемым им методом исследования. В своем восхождении от абстрактного к конкретному Рикардо опирается на трудовую теорию стоимости, что позволило ему получить весьма важные научные результаты в исследовании ренты. Однако он не анализирует ренту с позиции теории прибавочной стоимости. По этой причине дифференциальная земельная рента не выступает у него в качестве особой формы прибавочной стоимости. Это означает, что ему не удалось раскрыть социально-экономическую сущность данного явления.

  

   Важным недостатком теории ренты Д. Рикардо является отрицание абсолютной земельной ренты. В основе данной позиции лежало характерное для него отождествление стоимости и цены производства сельскохозяйственных товаров, разница между которыми как раз и образует абсолютную ренту. Рикардо полагал, что существование земельной ренты на худших землях противоречит закону стоимости. Товары продаются по стоимости, превышающей затраты на худших землях, а рента в этом случае вырупает в виде некой надбавки над стоимостью товаров 27 [См. там же. С. 262].

 

    Стремясь сохранить основу своей теории, Д. Рикардо отрицает самую возможность существования абсолютной земельной ренты. Другим важным истоком этой позиции является отсутствие у Рикардо деления капитала на постоянную и переменную части, что исключило для него возможность обнаружить различие в органическом строении капитала в промышленности и в сельском хозяйстве, а тем самым и тот излишек прибавочной стоимости над средней прибылью, который выступает в форме абсолютной ренты.

 

    Отрицание абсолютной ренты ведет Рикардо к неверному решению проблемы соотношения ренты и цены сельскохозяйственных товаров. Он утверждал, что рента не удорожает эти товары. «Не потому хлеб дорог,— писал он,— что платится рента, а рента платится потому, что хлеб дорог» 28 [Рикардо Д. Соч. Т. I. С. 70—71]. Отсюда Рикардо полагал, что ликвидация ренты не приведет к удешевлению сельскохозяйственной продукции. Такая точка зрения Рикардо фактически основана на смешении им дифференциальной и абсолютной земельной ренты. Применительно к дифференциальной ренте его позиция правильна. Отказ землевладельцев от этой ренты привел бы к тому, что ее получали фермеры, а их продукция продолжала бы продаваться по стоимости, определяемой условиями производства на худших землях. По отношению к абсолютной земельной ренте утверждение Д. Рикардо неверно, ибо в силу господства частной собственности на землю сельскохозяйственные товары продаются по стоимости, которая превышает цену производства. По этой причине ликвидация частной земельной собственности приведет к понижению сельскохозяйственных цен. Отрицание абсолютной земельной ренты Д. Рикардо сделало для него невозможным определить экономическое значение частной земельной собственности.

 

  Таким образом, именно трудовая теория стоимости позволила Д. Рикардо достичь выдающихся успехов в анализе дифференциальной ренты. Вместе с тем неразвитость этой теории (прежде всего смешение стоимости и цены производства), метафизический характер применения ее в качестве метода исследования привели к неразработанности или ошибочности ряда разделов его теории ренты.

   

   Важных результатов достиг Д. Рикаддо и в анализе заработной платы—дохода рабочего класса. И здесь обнаруживается как научная правомерность, так и научная недостаточность применяемого им метода.

     

Отражая отношения более развитой ступени капитализма, Рикардо в отличие от Смита проводит различие между трудом, воплощенным в товаре и определяющим его стоимость, и так называемой стоимостью труда, т. е. заработной платой. Он ясно видит, что стоимость товара не может измениться в результате изменения вознаграждения рабочего за его труд. Более того, Д. Рикардо понимает, что стоимость товара, как правило, превышает «стоимость труда», создавшего этот товар. «Для Рикардо,— писал К. Маркс,— является фактом, что стоимость продукта больше стоимости заработной платы. Как возникает этот акт, остается неясным» 29[Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 26. Ч. II. С. 448] .

   

  Не прослеживая исторический процесс превращения простого товарного производства в капиталистическое, Д. Рикардо удовлетворяется своим выводом о том, что заработная плата не противоречит определению стоимости трудом, поскольку именно труд, а не «стоимость труда» регулирует стоимость товаров. Это означает, что буржуазная ограниченность Д. Рикардо помешала ему применить закон стоимости для объяснения отношений труда и капитала. Между тем в соответствии с основной своей методологической предпосылкой он должен был бы считать разрешение этой проблемы одной из центральных задач своего исследования. Ведь «труд» является товаром, лежащим в самой основе капиталистических отношений производства. Однако как буржуазный экономист Д. Рикардо в данном вопросе оказывается наиболее непоследовательным, некоторые его положения теории заработной платы смыкаются с позициями вульгарной политической экономии.

  

   Главным недостатком теории Д. Рикардо является отождествление им рабочей силы как товара с ее функцией — трудом. Тем самым он уходит от проблемы выяснения сущности и механизма капиталистической эксплуатации. «Рикардо должен был бы говорить,— писал К. Маркс,— не о труде, а о рабочей силе. А тогда и капитал был бы представлен как такие вещные условия труда, которые противостоят рабочему в качестве обособившейся самостоятельной силы, и капитал сразу же предстал бы как определенное общественное отношение. Для Рикардо же капитал является лишь «накопленным трудом» в отличие от «непосредственного труда» и берется лишь как нечто просто вещное, просто как элемент в процессе труда, из чего никак нельзя вывести отношение труда и капитала, заработной платы и прибыли»30 [Там же. С. 442].

  

   Тем не менее Д. Рикардо довольно близко подходит к правильному количественному определению цены труда, фактически стоимости рабочей силы. Разграничивая естественную и рыночную цены труда, он считает, что под воздействием спроса и предложения естественная цена труда сводится к стоимости определенной суммы жизненных средств, необходимой не только для содержания рабочих и продолжения их рода, но и в известной мере для их развития. Следовательно, естественная цена труда — это стоимостная категория. И при таком подходе она не определяется суммой жизненных средств, необходимых рабочим. Однако и этот подход не позволяет Рикардо приблизиться к раскрытию сущности прибавочной стоимости.

    

 По Рикардо, рыночная цена труда колеблется вокруг естественной под воздействием естественного движения рабочего населения. В случае превышения рыночной цены труда над естественной численность рабочих значительно увеличивается, возрастает предложение труда, на определенном этапе превышающее спрос на него. В силу этих обстоятельств возникает безработица, рыночная цена труда начинает падать. Ее падение продолжается до тех пор, пока не начнет сокращаться численность рабочего населения, не уменьшится предложение труда в соответствии с величиной спроса на него. При этом рыночная цена труда снижается по отношению к естественной цене. В свою очередь сокращение предложения труда приведет к новому подъему его рыночной цены до уровня естественной. Д. Рикардо писал: «Лишь после того, как лишения сократят их (рабочих.— Авт.) число или спрос на труд увеличится, рыночная цена труда поднимется до его естественной цены...» 31[Рикардо Д. Соч. Т. I. С. 86]. Отсюда видно, что величину естественной цены труда Д. Рикардо фактически сводит к физически необходимому прожиточному минимуму: уменьшение рыночной цены труда по отношению к этому минимуму приводит к лишениям, болезням и преждевременной смерти рабочих.

   

  Таким образом, трактовка естественной цены труда у Д. Рикардо достаточно противоречива. С одной стороны, рассматривая ее структуру, он выделяет те элементы, которые явно превышают физически необходимый прожиточный минимум. С другой стороны, формулируя «естественный закон» заработной платы, регулирующим фактором которого выступает естественное движение рабочего населения, он фактически трактует данную «цену труда» как физически необходимый прожиточный минимум.

      Отводя решающую роль в действии «естественного закона» заработной платы соотношению спроса на труд и его предложения, Рикардо явно отступает от своей основной методологической предпосылки — определения стоимости трудом. Характеризуя позицию Д. Риккардо по данной проблеме, К. Маркс писал: «Здесь, в одном из основных пунктов своей системы, Рикардо определяет стоимость посредством спроса и предложения, как не без злорадства замечает Сэй...»32 [Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 26. Ч. II. С. 442].

    

 Тем не менее трудовая теория стоимости позволяет Д. Рикардо подойти к раскрытию экономических противоречий классов буржуазного общества. «...Рикардо,— отмечал К. Маркс,— вскрывает и формулирует экономическую противоположность классов — так, как ее показывает внутренняя связь...»33 [Там же. С. 179]. Разумеется, до конца эта проблема не могла быть решена без научной разработки проблемы прибавочной стоимости. Все же положение Рикардо о труде как единственном источнике стоимости дает верный ключ к пониманию единой и притом эксплуататорской основы всех форм доходов классов капиталистов и земельных собственников. Именно здесь находится скрытая причина того, почему представители вульгарной школы политической экономии и XIX в., и современной тоже столь ревностно выступают против трудовой теории стоимости Д. Рикардо. Они либо противопоставляют ей тот или иной вариант концепции факторов производства, либо фальсифицируют ее, поднимая на щит слабые, ненаучные или недостаточно научные положения и пытаясь поставить под удар научное ядро этой теории Д. Рикардо. Как и прежде, классовой основой самой борьбы является апология капитализма, в том числе стремление затушевать углубляющиеся антагонизмы буржуазного общества.

   

  Опираясь на трудовую теорию стоимости, Д. Рикардо устанавливает, что заработная плата и прибыль, а также прибыль и земельная рента находятся в обратно пропорциональной зависимости. Он, в частности, пишет: «Какая доля продукта уплачивается в форме заработной платы — вопрос в высшей степени важный при изучении прибыли. Ибо нужно сейчас же заметить, что последняя будет высока или низка в той же самой пропорции, в какой будет низка или высока заработная плата» 34 [Рикардо Д. Соч. Т. I. С. 46].

  

   Большой интерес представляет основанная на данном положении Д. Рикардо его концепция динамики доходов классов буржуазного общества. По Рикардо, с развитием этого общества экономические противоречия классов имеют тенденцию усиливаться. Д. Рикардо считал, что с ростом численности населения~общество вынуждено будет переходить к обработке все более худших участков земли. По этой причине стоимость сельскохозяйственных товаров будет возрастать, а вместе с ней будет увеличиваться рента. Отсюда денежная заработная плата будет иметь тенденцию к росту, в то время как реальная — через различного рода колебания — будет стремиться остаться неизменной. Следовательно, по мере роста богатства общества относительное положение лиц наемного труда будет ухудшаться. Что же касается прибыли, то она, по Рикардо, будет иметь тенденцию к уменьшению в силу роста ренты. В итоге получается, что с развитием буржуазного общества экономические противоречия между классами будут обостряться и вместе с тем (в результате падения прибыли, отождествляемой в данном случае Рикардо с нормой прибыли) будет ослабевать внутренний стимул развития капиталистического производства.

  

   Разумеется, Д. Рикардо далек от раскрытия подлинного антагонизма интересов труда и капитала, его неустранимости в рамках капитализма и исторически преходящего характера капиталистического строя. Тем не менее в концепции динамики доходов у Рикардо намечается понимание внутренней противоречивости капиталистической экономики, подрывающей ее собственные движущие силы, что невольно подводило к заключению об исторической природе капитализма. Как отмечал К. Маркс, Рикардо, «предполагая абсолютное господство свободной конкуренции... фактически, помимо своей воли, признал историческую природу капитала и ограниченный характер свободной конкуренции» 35[Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 46. Ч. II. С. 155].

 

 

К содержанию: Буржуазная политэкономия. От Смита и Рикарда до Маркса и Энгельса

  

 Смотрите также:

 

Теоретические системы политической экономии 

 

 История государства и права    Римское право. Законы 12 таблиц   Правовые системы современности