ИСТОРИЯ ЭКОНОМИКИ. ЭКОНОМИЧЕСКОЕ УЧЕНИЕ МАРКСИЗМА

 

 

ОСНОВНЫЕ ЭТАПЫ РАЗВИТИЯ ВЗГЛЯДОВ МАРКСА И ЭНГЕЛЬСА НА ДОКАПИТАЛИСТИЧЕСКИЕ СПОСОБЫ ПРОИЗВОДСТВА

 

Обоснование исторически преходящего характера капитализма неизбежно предполагало его сравнение с другими способами производства. Поэтому К. Маркс и Ф. Энгельс на протяжении всей своей научной деятельности анализировали докапиталистические отношения. По мере расширения экономических исследований углублялись критерии выделения основных этапов естественно-исторического развития человечества, менялось число докапиталистических форм производства, их содержательная характеристика и т. д.


      Материалистическое понимание истории позволило К. Марксу и Ф. Энгельсу заложить основы политической экономии добуржуазных способов производства, что нашло свое яркое выражение в работе «К критике политической экономии» и в «Капитале». Однако такое представление о докапиталистических способах производства сложилось далеко не сразу, да и в дальнейшем претерпело некоторые изменения.
     
     
Докапиталистические формы собственности в работах К. Маркса и Ф. Энгельса 40-х годов.
     
      В 40-е годы Маркс и Энгельс выделяют пять ступеней в развитии человеческого общества: «1) «племенную собственность», 2) «античную общинную и государственную собственность», 3) «феодальную или сословную собственность», 4) буржуазную или «чистую частную собственность», 5) «коммунизм»1[См.: Маркс К., Энгельс Ф. Избр. соч.: В 9 т. Т. 2. С. 16—18, 64, 72—73]. Остановимся на характеристике первых трех ступеней.
   

   Источником взглядов основоположников марксизма являлись произведения буржуазных историков и философов, труды социалистов-утопистов, в частности книга «Изложение учения Сен-Симона», которую опубликовали в начале 30-х годов его ученики Б. Анфантен, С. Базар и др. 2[См.: Изложение учения Сен-Симона. М., 1961]. Последователи А. Сен-Симона, обосновывая трехстадийное деление добуржуазной истории, исходили из постепенного смягчения отношений угнетения и эксплуатации человека человеком. В отличие от учеников Сен-Симона Маркс и Энгельс используют в качестве критерия выделения форм собственности такой показатель развития производительных сил, как разделение труда 3[См.: Маркс К., Энгельс Ф. Избр. соч.: В 9 т. Т. 2. С. 16].

 

      В условиях племенной собственности люди занимаются охотой, рыболовством, скотоводством или земледелием. «На этой стадии разделение труда развито еще очень слабо и ограничивается дальнейшим расширением существующего в семье естественно возникшего разделения труда. Общественная структура ограничивается поэтому лишь расширением семьи: патриархальные главы племени, подчиненные им члены племени, наконец, рабы» 4[Там же]. Рабство появляется на этой ступени вследствие войн или меновой торговли.
    

  Вторая (античная) форма собственности образуется путем объединения ряда племен. Центром ее становится город, представляющий ассоциацию свободных граждан, совместно эксплуатирующую рабов. Постепенно возникает и развивается частная собственность, «но как отклоняющаяся от нормы и подчиненная общинной собственности форма» 5[Там же]. Поэтому античная собственность приходит в упадок по мере укрепления недвижимой частной собственности. Разделение труда в условиях античной формы носит уже более развитый характер: существует разделение труда между городом и деревней, между различными государствами, между городской «промышленностью» и морской торговлей.
      Третья (феодальная или сословная) собственность имеет в качестве своего исходного пункта деревню. «Иерархическая структура землевладения и связанная с ней система вооруженных дружин,— писали Маркс и Энгельс,— давали дворянству власть над крепостными. Эта феодальная структура, как и античная общинная собственность, была ассоциацией, направленной против порабощенного производящего класса; различны были лишь форма ассоциации и отношение к непосредственным производителям, ибо налицо были различные условия производства» 6[Там же. С. 18].
    

  Иерархической структуре феодальной земельной собственности соответствовала феодальная организация ремесла в городах, получившая свое законченное выражение в цеховом строе, в иерархии мастеров, подмастерьев, учеников. Маркс и Энгельс отмечают, что даже в период расцвета феодализма разделение труда не получило в этом обществе значительного развития. «В земледелии оно затруднялось парцеллярной обработкой земли, наряду с которой возникла домашняя промышленность самих крестьян; в промышленности же, внутри отдельных ремесел, вовсе не существовало разделения труда, а между отдельными ремеслами оно было лишь очень незначительным» 7[Там же]. Таким образом, история докапиталистических форм собственности связывается прежде всего с разделением труда. Разделение труда, по мысли Маркса и Энгельса, становится действительным лишь с разделением материального и духовного труда 8[См. там же. С. 28], которое в свою очередь закрепляется в отделении города от деревни.
      Наряду с делением истории по формам собственности классики марксизма используют еще и другую классификацию, впервые предложенную А. Фергюссоном (1723—1816) в его книге «Опыт истории гражданского общества» (1768): дикость, варварство и цивилизация. Поэтому противоположность между городом и деревней связывается и с этой системой категорий. «Противоположность между городом и деревней,— пишут К. Маркс и Ф. Энгельс в «Немецкой идеологии»,— начинается вместе с переходом от варварства к цивилизации, от племенного строя к государству, от местной ограниченности к нации и проходит через всю историю цивилизации вплоть до нашего времени» 9[Там же. С. 47].
  

    Использование классиками марксизма периодизации Фергюссона отнюдь не случайно. Дело в том, что в ее основе лежали материалистические признаки: развитие форм деятельности (от охоты к скотоводству и далее к земледелию) и развитие частной собственности (отсутствующей на первой стадии, появляющейся на второй и закрепленной законом на третьей). В дальнейшем эта периодизация получила широкое распространение.
      Важно обратить внимание на то, что лишь стадия цивилизации связывается с законодательно оформленной частной собственностью. Возникающая на заре цивилизации «противоположность между городом и деревней,— считали Маркс и Энгельс,— может существовать только в рамках частной собственности» 10[Там же. С. 48]. Поэтому к варварским народам классики марксизма относили такие, у которых институт частной собственности так и не сложился.
      В «Немецкой идеологии» подробно анализируется развитие противоположности между городом и деревней, показывается, как под влиянием разделения труда на смену средневековому цеховому строю приходят мануфактура и машинное производство. Развитие товарно-денежных отношений, становление всемирного рынка разрушают докапиталистические формы, вовлекая «в цивилизацию все, даже самые варварские, нации»11[См. там же. С. 49—57; Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 4. С. 428].
   

   В конце 40-х годов Маркс и Энгельс последовательно связывают историю развития общества с историей борьбы классов («Принципы коммунизма», «Манифест Коммунистической партии», «Крестьянская война в Германии»). «В предшествующие исторические эпохи,— пишут они,— мы находим почти повсюду полное расчленение общества на различные сословия,— целую лестницу различных общественных положений. В Древнем Риме мы встречаем патрициев, всадников, плебеев, рабов; в средние века — феодальных господ, вассалов, цеховых мастеров, подмастерьев, крепостных, и к тому же почти в каждом из этих классов — еще особые градации» 12[Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 4. С. 424—425]. Понятие «класс» в данном контексте употребляется в широком смысле слова. Классами называются и феодальные господа, и вассалы, и цеховые мастера, и подмастерья и др., т. е. самые разные антагонистические группы.
    

  Исследование разнообразных форм социальных противоречий приводит Маркса к выводу о необходимости их систематизации в соответствии с уровнем развития общественного разделения труда. Такую попытку Маркс предпринимает в работе «Монтескье LVI» (1849). Разным этапам развития общественного разделения труда соответствуют, с точки зрения Маркса, различные ступени развития социального антагонизма. «В Египте был труд и разделение труда — и касты; в Греции и Риме труд и разделение труда — и свободные и рабы; в средние века труд и разделение труда — и феодалы и крепостные, цехи, сословия и т.п. В наше время есть труд и разделение труда — и классы...»13[Там же. Т. 6. С. 198]. В работе «Монтескье LVI» понятие «классы» употребляется в другом, более узком значении, а именно для характеристики антагонизма в буржуазном обществе. Такое словоупотребление не случайно. Еще в «Манифесте Коммунистической партии» Маркс и Энгельс считали, что докапиталистические социальные противоречия были опутаны различными патриархальными, религиозными, политическими отношениями, имели форму личных взаимосвязей. С наступлением эпохи капитализма эти патриархальные черты исчезают 14[См. там же. Т. 4. С. 426].
  

    В конце 40-х годов складываются предпосылки для того, чтобы в теоретическом анализе объединить все докапиталистические общества в одну группу — группу форм, предшествующих капиталистическому производству. Такое объединение шло первоначально по линии выявления общих черт, присущих классам в докапиталистическую эпоху. В дальнейшем, однако, центр исследования от различных форм социальных антагонизмов (и лежащих в основе их ступеней развития общественного разделения труда) перемещается к изучению общинных форм.

 

 

К содержанию: Буржуазная политэкономия. От Смита и Рикардо до Маркса и Энгельса

  

 Смотрите также:

 

Теоретические системы политической экономии 

 

 История государства и права    Римское право   Правовые системы современности