ИСТОРИЯ ЭКОНОМИКИ. ЭКОНОМИЧЕСКОЕ УЧЕНИЕ МАРКСИЗМА

 

 

КРИТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ ИСТОРИИ ЭКОНОМИЧЕСКИХ ТЕОРИЙ. Книга по истории экономических теорий. Критика истории экономических теорий

 

Ф. Энгельс надеялся издать в качестве IV тома «Капитала» написанную в 1861 —1863 гг. Марксом рукопись «Теории прибавочной стоимости», но не успел осуществить свое намерение. Лишь в 1905—1910 гг. эта рукопись была издана К. Каутским с некоторыми купюрами и перестановками, которые придали изложению в основном хронологическую последовательность *[ Институт марксизма-ленинизма при ЦК КПСС, осуществив в 1954— 1961 гг. новую публикацию «Теорий прибавочной стоимости», восстановил тот порядок изложения, который имелся в рукописи Маркса и согласовался с оглавлением, намеченным самим автором на обложках соответствующих тетрадей].
     

 Сообщая в июле 1865 г. Энгельсу «чистую правду» о своей работе, Маркс писал: «Осталось написать еще три главы, чтобы закончить теоретическую часть (первые 3 книги). Затем еще нужно написать 4-ю книгу, историко-литературную, это для меня относительно наиболее легкая часть, так как все вопросы решены в первых трех книгах, а эта последняя является поэтому больше повторением в исторической форме»1[Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 31. С. 111]. К. Марксу так и не удалось приступить к написанию четвертой книги, которую он рассчитывал издать под названием «История экономических теорий». Но о ее предмете, методе, цели и основном содержании помимо рукописи «Теории прибавочной стоимости» дают достаточно определенное представление рукопись 1857—1858 гг., анализ истории теорий товара и денег в работе «К критике политической экономии», критическая оценка взглядов многих экономистов в первых трех книгах «Капитала», блестящий очерк истории возникновения классической политической экономии в одной из глав «Анти-Дюринга», а также отдельные высказывания в многочисленных письмах Маркса.
     
     
Книга по истории экономических теорий.
     
      К. Маркс с самого начала назвал задуманное им сочинение по политической экономии критикой экономических категорий, или «системой буржуазной экономики, критически представленной». «Это,— писал он в феврале 1858 г.,— одновременно изложение системы и критика ее в процессе изложения» 2[См. там же. Т. 29. С. 449]. В первых трех книгах «Капитала» раскрытие внутренних противоречий и классовых антагонизмов капиталистического способа производства сопровождается критикой буржуазной политической экономии, которая изображала капитализм в качестве «естественной», абсолютной формы производства. В то же время критический анализ истории буржуазных экономических теорий способствовал разработке политической экономии, которая с точки зрения рабочего класса доказывала исторически преходящий характер капитализма. Единство этих двух сторон нашло формальное выражение в самих названиях экономических рукописей Маркса и изданных им произведений.

 


      Рукопись 1857—1858 гг. в целом имела, как известно, заглавие «Критика политической экономии». «Первый выпуск» сочинения Маркса (1859) вышел в свет под названием «К критике политической экономии», такое же общее название было дано в целом экономической рукописи 1861—1863 гг. Когда же Маркс решил продолжить издание своего сочинения под новым названием — «Капитал», то он сохранил название «Критика политической экономии» в качестве подзаголовка.
    

  В результате обработки экономической рукописи 1857—1858 гг., когда К. Маркс пришел к выводу о подразделении своего сочинения на шесть книг, он писал, что при их изложении не может «обойтись без того, чтобы время от времени не делать критических замечаний относительно других экономистов». Но уже тогда Маркс предполагал, что в целом критика и история политической экономии «составят предмет особой работы, выходящей за пределы шести собственно теоретических книг». Однако в вышедшем в свет в 1859 г. «Первом выпуске» критический разбор историко-литературного материала по теории товара и денег особо выделялся из основного текста в форме трех ретроспективных экскурсов. Этот факт, последующие планы и дальнейший ход работы Маркса свидетельствовали, по-видимому, об изменении первоначального намерения об издании специальной книги по критике и истории политэкономии.
      Работая над рукописью 1861 —1863 гг., К. Маркс на завершающих страницах раздела о капиталистическом применении машин прервал, как отмечалось в гл. 24, дальнейшее систематическое описание категорий и обратился к истории теорий прибавочной стоимости. Такой переход соответствовал тому же самому принципу критического рассмотрения истории политической экономии, который был уже реализован в «Первом выпуске». В данной рукописи «историко-литературная» часть следовала также после позитивного решения соответствующих теоретических проблем. В результате в составе этой рукописи появилась обширнейшая часть под заголовком «Теории прибавочной стоимости». Само это название, а также составленный Марксом в декабре 1862 г. план свидетельствовали о том, что тогда издание указанной исторической части не предполагалось в виде особой книги. Отдел, посвященный процессу производства капитала (т.е. непосредственному предмету будущего I тома «Капитала»), намечалось завершить главами, одна из которых значилась под рубрикой «Теории прибавочной стоимости», другая — «Теории о производительном и непроизводительном труде». Более того, в отделе III «Капитал и прибыль» особо выделялись главы, посвященные теориям прибыли (т. е. критика теорий прибыли должна была составлять историко-литературное дополнение к III книге сочинения Маркса), и глава «Вульгарная политическая экономия».
 

     Позднее стали все яснее проявляться признаки возвращения Маркса к первоначальной мысли об издании отдельной книги по критике и истории политической экономии. В ходе работы рукопись «Теории прибавочной стоимости» не только резко расширялась по содержанию. Критический разбор теорий прибавочной стоимости не мог обойтись без возвращения к вопросу о теориях стоимости, а тем более без анализа истории теорий прибыли, процента, земельной ренты, поскольку классическая школа не отличала прибавочную стоимость от ее особых форм. Первый том «Капитала» вышел в свет, как известно, без исторического очерка, посвященного теориям прибавочной стоимости. К тому времени Маркс пришел к окончательному решению об издании в качестве IV книги своего сочинения «Истории экономических теорий», которая должна была отразить историю политической экономии с середины XVII столетия.
      Исследование истории теорий должно было показать, с одной стороны, в какой форме политико-экономы «критикуют самих себя», с другой — на каких этапах истории и в какой форме «были впервые высказаны и развиты далее законы политической экономии». Эта двусторонняя цель в полной мере относится лишь к классической школе. Поскольку вульгарная политическая экономия не открывала и не развивала действительные законы общественного производства, она стала предметом исследования прежде всего с точки зрения полемики между самими буржуазными экономистами и характеристики процесса и результатов разложения рикардианской школы. Кроме того, выявление классовой сути и апологетического характера вульгарной политической экономии имело существенное значение для критики капитализма как исторически преходящего строя общественного производства.
      Согласно дошедшему до нас плану, в историко-литературную часть сочинения Маркса не включались «социалистические и коммунистические писатели» XVII и XIX вв. (Годвин, Оуэн, Фурье, Сен-Симон и т.д.). Исключение составили лишь те немногие социалисты, которые, по выражению Маркса, в своей борьбе против буржуазной политической экономии сами исходили из ее собственных предпосылок, прежде всего из теории Рикардо. Если ри-кардианская школа характеризовала капиталистические производственные отношения как абсолютные формы производства, то социалисты-рикардианцы исходя из теории классической буржуазной политэкономии выступали против капиталистического способа производства с позиций пролетариата. История экономических теорий должна была бы включить в свое содержание анализ взглядов только тех социалистов и коммунистов, которые придерживались самостоятельных теоретических и методологических принципов 3[См. там же. Т. 26. Ч. I. С. 347; Ч. III. С. 245]. Этот ее раздел Марксу написать не удалось. В рукописи «Теории прибавочной стоимости» Маркс исключил из своего «исторического обзора» Сисмонди, так как относил критику его взглядов «к рассмотрению реального движения капитала (конкуренция и кредит)», к исследованию которого тогда предполагалось перейти позднее.
     
     
Критика центрального пункта истории экономических теорий.
     
      Рукопись «Теории прибавочной стоимости» не охватывала всего необходимого материала по истории и критике экономических теорий. Прежде всего в ней не получила отражение история теорий стоимости. Но фактически, исследуя взгляды экономистов, в той или иной форме рассматривавших прибавочную стоимость, К. Маркс не мог не касаться их понимания стоимости, ибо от определения стоимости зависело определение прибавочной стоимости. В своем теоретическом и историческом исследовании Маркс последовательно придерживался этого принципа. И фактически в соответствующей части рукописи 1861 — 1863 гг. Маркс постоянно возвращался к вопросу о стоимости, дополняя и развивая тем самым то, что получило уже освещение в работе «К критике политической экономии». Но здесь все же нет систематически и специально изложенной истории теорий стоимости. Только в «Первом выпуске», как известно, эта история получила последовательное и развернутое изложение в связи с анализом товара и денег. Содержащийся там материал можно рассматривать как отправной пункт IV книги сочинения Маркса. Превосходным дополнением к нему служит первая часть краткого очерка исследования истории возникновения классической политической экономии, который К. Маркс написал в 1877 г. для книги «Анти-Дюринг».
      Рассматриваемая часть рукописи 1861 — 1863 гг. содержала главное, развернутое изложение центрального пункта истории экономических учений — развитие теорий прибавочной стоимости. Переходя от анализа процесса производства капитала к истории теорий прибавочной стоимости, Маркс следующим образом определял общий недостаток взглядов предшественников: «Все политико-экономы делают ту ошибку, что рассматривают прибавочную стоимость не в чистом виде, не как таковую, а в особых формах прибыли и ренты» 4[Там же. Ч. I. С. 6]. Анализируя вслед за этим вышедшую в 1767 г. книгу Джеймса Стюарта «Исследование о началах политической экономии», Маркс характеризует ее автора как рационального выразителя монетарной и меркантилистской системы, а затем переходит к критическому разбору теории физиократов, назвав их «отцами современной политической экономии».
      Значительное место в первой части рукописи отведено А. Смиту, главным образом его теории стоимости и прибавочной стоимости. В этой связи подробному критическому исследованию подверглись теории производительного и непроизводительного труда. Здесь помимо Смита значительное внимание было уделено взглядам многих других экономистов (Гарнье, Ганиля, Ферье, Шторха, Сениора, Росси). После этого Маркс возвратился к физиократам и в порядке обширного «отступления» обстоятельно проанализировал «Экономическую таблицу» Кенэ, хотя этот анализ далеко выходил за пределы истории теорий прибавочной стоимости.
   

   В дальнейшем изложении основное место занимает критическое рассмотрение системы Рикардо. Но этому исследованию предшествует в виде обширного «отступления» анализ теории земельной ренты Родбертуса, а также замечания, касающиеся истории открытия рикардовского закона земельной ренты. Выяснив в связи с этим особую заслугу Андерсона, Маркс показал, что его теорией ренты воспользовался Мальтус «для того, чтобы впервые дать своему закону народонаселения одновременно и политико-экономическое и реальное (естественноисторическое) обоснование» 5[Там же. Ч. II. С. 120]. Так как теория земельной ренты Рикардо покоилась на отождествлении цен издержек (цен производства) и стоимости, К. Маркс показал ошибочность этого унаследованного от А. Смита принципа, а затем подробно рассмотрел теорию земельной ренты Рикардо и Смита. С названной ошибкой, как показал Маркс, связано неразличение Рикардо законов прибыли и законов прибавочной стоимости, что не позволило ему объяснить на основе закона стоимости образование средней нормы прибыли. После разбора теории прибыли Рикардо Маркс критически проанализировал его теорию накопления.

Большое место в рукописи занимает исследование исторического процесса разложения рикардианской школы, начало которому было положено в 20-х годах XIX столетия. Как отмечал Маркс, период 1820—1830 гг. является вообще «большой метафизической эпохой» в истории английской политической экономии, когда завязался «великолепный спор» между мальтузианцами и рикардианцами. В этот период теории Рикардо была противопоставлена теория Мальтуса, который впервые заострил внимание на том факте, что Рикардо не удалось исходя из закона определения стоимости рабочим временем объяснить происхождение прибавочной стоимости и выравнивание норм прибыли в различных отраслях производства.
   

   Дав критику мальтусовской теории стоимости и прибыли, Маркс затем исследовал основные этапы разложения школы Рикардо. На примере Торренса, Джеймса Милля, Мак-Куллоха, Джона Стюарта Милля и других рикардианцев Маркс показал, что они пытались разрешить противоречия своего учения «схоластическим путем», с помощью «словесных ухищрений», «грубого эмпиризма», «хитроумного» подведения конкретного (прибыли и т. д.) под абстрактное (стоимость). Эта манера догматической защиты теории трудовой стоимости «с помощью фраз» и т. д., которая лишь в зародыше выступала у Джеймса Милля и достигла полного развития у Мак-Куллоха, «гораздо больше разрушила всю основу теории Рикардо, чем все нападки противников» 6[См. там же. Ч. III. С. 85]. Внутри рикардианской школы, таким образом, были созданы предпосылки для вульгаризации политической экономии.
    

  Согласно плану 1862 г., Маркс намеревался в отделе, посвященном капиталу и прибыли, написать специальную главу «Вульгарная политическая экономия». Этот замысел был частично осуществлен. В разделе рукописи под рубрикой «Доход и его источники» были показаны классовые корни, исторические условия, методологические основы и главные этапы возникновения и развития вульгарной политической экономии. Вульгарные экономисты в отличие от классиков, которые исследовали внутренние связи, апологетически переводили на наукообразный язык «представления и мотивы, в которых капиталистическое производство отражается лишь в своей поверхностной видимости» 7[Там же. С. 471]. Поэтому их предметом является прежде всего доход как наиболее фетишистская форма капиталистического производства.
   

   Возникновение вульгарной школы не остановило полностью развития политической экономии. Но этот процесс ограничивался, как показал Маркс, преимущественно пролетарскими противниками буржуазной политической экономии, исходившими из рикардовской теории (Равинстон, Годскин, Брей), а также исследованиями Рамсея, Шер-бюлье, Джонса, в произведениях которых капитал получил некоторые определения в качестве исторической категории. Особое значение придавал К. Маркс Ричарду Джонсу, во взглядах которого обнаруживались элементы понимания исторического развития способов производства и преходящего характера капитализма. «Здесь мы видим,— писал Маркс,— как действительная наука политической экономии кончает тем, что рассматривает буржуазные производственные отношения как всего лишь исторические, которые ведут к более высоким отношениям, где исчезает тот антагонизм, на котором основаны буржуазные производственные отношения» 8[Там же. С. 445—446].
      Основная часть текста «Теорий прибавочной стоимости» охватывает период от середины XVIII до середины XIX в. В более поздних тетрадях рукописи 1861 — 1863 гг. Маркс проанализировал экономические теории Петти, Норса, Локка. Тем самым отправной пункт историко-литературного исследования был перенесен на середину XVII столетия.

 

 

К содержанию: Буржуазная политэкономия. От Смита и Рикардо до Маркса и Энгельса

  

 Смотрите также:

 

Теоретические системы политической экономии 

 

 История государства и права    Римское право   Правовые системы современности