ИСТОРИЯ ЭКОНОМИКИ. Эпоха домонополистического капитализма

 

 

ВВЕДЕНИЕ. Буржуазная политическая экономия

 

Второй том «Всемирной истории экономической мысли» охватывает эпоху домонополистического капитализма с конца XVIII до конца XIX в. В рассматриваемый период капитализм превращается в общественно-экономическую формацию, пришедшую на смену феодализму. Завершается мануфактурный этап развития капитализма.

  

   В мировой экономике происходят величайшие сдвиги, невозможные в условиях феодализма и даже в период генезиса капитализма. Основные черты капитализма определились, его экономические возможности были всесторонне использованы буржуазией, особенно в Европе и Северной Америке. Капитализм утвердил свое господство во многих странах и мог развиваться дальше на собственной основе. Научно-технический прогресс в условиях капиталистической конкуренции принимает характер промышленных революций. В этот период все сильнее сказывается развитие науки, появляется много новых изобретений, причем не только в Англии, но и в Германии, США, России. Происходят глубокие структурные сдвиги, что проявлялось в перемещении промышленного переворота из легкой промышленности в тяжелую.

 

Как известно, повсюду капиталистическая индустриализация начиналась с преобразования хлопчатобумажного производства, текстильной промышленности. Однако фабричное производство требует много машин и каменного угля. Поэтому «ситцевая индустриализация» со временем оказывается недостаточной. Становится необходимым развитие машиностроения, а оно требовало много металла. Спрос на него сильно повысился в связи с началом железнодорожного строительства. Стремительный рост производства металла вызвал огромное увеличение добычи каменного угля. Началось быстрое развитие угольной промышленности. Промышленный переворот закономерно втягивал в свою орбиту тяжелую промышленность, способствовал развитию отраслей, производящих средства производства. Тем самым капитализм создавал индустриальную базу технического прогресса и мог развиваться на ее основе все более высокими темпами.

 

    Огромное значение имело начало промышленных переворотов в России, Японии и других странах. Капитализм становится мировой системой, его экономические ресурсы сильно увеличились. Рамки мирового рынка раздвигались до невиданных ранее масштабов. Конечно, в каждой стране этот переворот подготовлялся ее внутренним развитием — разложением феодализма, ходом первоначального накопления капитала, ростом мануфактурной промышленности, обострением ее противоречий, борьбой за экономическую независимость, успехами науки и технического прогресса.

 

 

Но сказывалось также давление внешней конкуренции и влияние технического прогресса других стран. Промышленный переворот стал цепной реакцией, которая захватывала все новые и новые страны. Она автоматически расширяла территориальную и экономическую базу капитализма.

   

  Роль и масштабы мировой торговли быстро возрастали. С развитием железнодорожного и пароходного транспорта резко снижалась стоимость грузовых перевозок. В движение приводились огромные массы сырья и продовольствия, которые перемещались на невиданные ранее расстояния. Но экспорт индустриальных стран становится все более промышленным. Устремляясь в аграрные страны, дешевые промышленные изделия пробивали брешь в феодальном режиме этих стран, подрывали их натуральное хозяйство, втягивали в мировой товарооборот, разоряли мелких ремесленников. Экономическая несостоятельность феодального режима становилась еще более очевидной. Его кризис углублялся. Торговая эксплуатация аграрных стран и колоний получила широкий размах. Индию грабили английские капиталисты, угроза колониального порабощения нависла над Китаем и Японией.

      В рассматриваемый период Англия стала «фабрикой мира» и «владычицей морей». Феодальный режим уступал место капитализму в Германии, Италии, России, Японии и других странах. Франция и США стали индустриальными государствами. Отмечая прогрессивный характер капитализма, Маркс и Энгельс писали в «Манифесте Коммунистической партии», что за 100 лет своего господства буржуазия создала такие производительные силы, которые человечество не могло создать за весь период своего существования. В работе «Закон стоимости и норма прибыли» Ф. Энгельс указывал, что путем удешевления товаров и «непрерывного революционизирования производства» крупная промышленность, приходящая на смену мануфактуре, «окончательно завоевывает капиталу внутренний рынок, кладет конец мелкому производству и натуральному хозяйству крестьянской семьи, устраняет прямой обмен между мелкими производителями и ставит всю нацию на службу капиталу». С победой капитализма изменилась классовая структура общества. Основными классами стали пролетариат и буржуазия.

 

     В период утверждения капитализма в Англии и во Франции классическая буржуазная политическая экономия в работах А. Смита, Д. Рикардо, а также С. Сисмонди достигает вершины и становится системой знаний. Буржуазная экономическая мысль в период расцвета классической школы исследовала сферу производства, проникала в сущность товарно-денежных отношений, анализировала внутренние закономерности капиталистического способа производства, занималась поисками закона его движения. Выдающиеся английские экономисты А. Смит, Д. Рикардо вслед за У. Петти развивают идею естественного закона, определяющего содержание всех хозяйственных процессов. Анализ стоимостной формы экономических отношений, предпринятый классической школой, вплотную подводит к пониманию процесса создания прибавочной стоимости, к раскрытию экономических и классовых антагонизмов буржуазного общества. В связи с этим в начале XIX в. в буржуазной политэкономии начинается размежевание.

  

   Массовое разорение мелкой и средней буржуазии, порождающее отрицательное отношение к ускоренному развитию капитализма, явилось причиной возникновения мелкобуржуазной критики капитализма. Первым таким критиком стал француз Симонд де Сисмонди, который сначала был правоверным смитианцем. Противоречия капитализма он критиковал, отстаивая интересы мелкого буржуа и призывая возвратиться к существовавшему до эпохи капитализма «естественному порядку». Следует отметить, что постановка проблемы противоречий капитализма и их социальных последствий была значительным вкладом в экономическую науку. Полуторавековая история классической политэкономии завершилась, как отмечал Маркс, в Англии Рикардо, а во Франции Сисмонди. Все экономические успехи капитализма оплачивались ограблением мелких товаропроизводителей, аграрных стран, колоний и беспощадной эксплуатацией рабочего класса. Когда капитализм стал зрелым, классическим, то обнаружилось, что он является формой наемного рабства пролетариата. Еще в своей ранней работе «Наброски к критике политической экономии» Ф. Энгельс отмечал, что силы экономического развития, частная собственность «породили и возвысили фабричную систему и современное рабство, ни в чем не уступающее старому по своей бесчеловечности и жестокости». Ведь капитализм характеризуется более полной (чем при феодализме) экспроприацией народных масс, потогонной системой эксплуатации, периодической и массовой безработицей, неустойчивой и низкой заработной платой, повторяющимися кризисами и депрессиями, систематическим разорением мелкой буржуазии. Цепи голода прочнее сковывали рабочего, чем средневекового крестьянина крепостничество. Наемный рабочий вынужден был сам искать себе эксплуататоров, чтобы не умереть с голоду. Широкий размах получила эксплуатация женского и детского труда. Капитализм на фабричной стадии предстал как грабительский и эксплуататорский строй, раздираемый глубокими противоречиями. Обострение классовой борьбы между буржуазией и пролетариатом привело к тому, что буржуазные идеологи вынуждены были встать на путь вульгарно-экономической апологетики капитализма. Наступил конец научному этапу, начался процесс вульгаризации буржуазной политической экономии.

   

  Исторически первым на стезе вульгаризации выступил представитель английской политической экономии Т. Мальтус. Он защищал одновременно интересы земельной аристократии и буржуазии. В отличие от классиков буржуазной политэкономии Мальтус пытался объяснить экономические закономерности природными факторами, ссылаясь на ограниченность ресурсов и несовершенство самого человека. Во Франции основателем вульгарной ветви буржуазной политэкономии стал Ж. Б. Сэй. Он разработал находящуюся до сих пор на вооружении немарксистских концепций знаменитую теорию трех факторов производства, с помощью которой прямо отрицал эксплуатацию наемного труда капиталом. Эпигоном Сэя был француз Ф. Бастиа, экономическую концепцию которого К. Маркс называл страстной апологией капитализма. В Англии Н. Сениор выдвинул вульгарные концепции «последнего часа» и воздержания, ставшие предметом рассмотрения в I томе «Капитала» Маркса.

  

   Наряду с прямой вульгаризацией политэкономии разложение классической школы шло также путем формальной систематизации ее основных положений. Яркими представителями этого направления были в Англии Дж. Милль, Дж. Мак-Куллох и Дж. С. Милль. В основе их методологии лежала старая идея о соответствии буржуазного строя естественной природе человека. Особенно преданно классовые позиции буржуазии защищал Мак-Куллох, который отбрасывал все выводы против ее интересов, вытекающие из теории Рикардо. Дж. С. Милль попытался, по словам Маркса, «примирить непримиримое», сочетал рикардианскую теорию стоимости с психологическими факторами, через которые якобы всегда проявляется неизменная сущность человеческого характера.

 

    В США и Германии буржуазная политическая экономия вообще начала свое развитие как вульгарная. Классическое направление там отсутствовало в связи с тем, что капитализм стал развиваться в этих странах гораздо позже, чем в Англии и Франции, где уже обнаружились капиталистические антагонизмы и господствовала вульгарная школа. Американский вульгарный экономист Г. Ч. Кэри защиту капитализма сочетал с оправданием рабства, а теорию «гармонии интересов» в буржуазном обществе увязывал с защитой протекционизма, необходимого для молодой промышленности США. Особенности вульгарной политэкономии в Германии нашли свое выражение в работах Ф. Листа и представителей старой исторической школы: В. Рошера, Б. Гильдебранда, К. Книса.

      Эти теоретики выступали против «естественного порядка», прокламировавшегося классической школой, противопоставляли ей принципы вульгарного историзма, метод которого — эмпиризм. Родоначальники исторической школы, апеллируя к истории, пытались оправдать наряду с капитализмом и сохранившиеся в Германии остатки феодализма. Маркс, отмечая реакционный характер этой школы, подчеркивал, что «подлость сегодняшнего дня» узаконивается «подлостью вчерашнего».

 

    Усиление эксплуатации вызвало протесты народных масс и развитие революционного движения. Рабочий класс вышел на политическую арену. В Англии в 30—40-х годах XIX в. возникло первое в мире массовое пролетарское движение — чартизм, во Франции вспыхнуло Лионское восстание ткачей, появились первые подпольные организации бланкистов. Произошел поворот в германском рабочем движении, начало которому положило восстание силезских ткачей.

      Обострение противоречий капиталистического производства, углубление классовых антагонизмов требовали углубления критического анализа капитализма.

  

   Отражая недовольство трудящихся масс, первыми с широкой, убедительной и яркой критикой пороков капитализма выступили крупнейшие представители утопического социализма: К. А. Сен-Симон, Ш. Фурье во Франции, Р. Оуэн в Англии. Они критиковали капитализм с материалистических позиций, отыскивая корни его противоречий в экономическом строе, указывали на анархию общественного производства, отмечали противоположность частнособственнических и общественных интересов, подчинение трудящихся власти капитала. Они первые заметили, что капитализм является не вечной, а исторически преходящей формой общественного производства. Но социалисты-утописты не достигли высот исторического материализма. Они идеалистически в конечном счете трактовали развитие общества и не смогли указать на объективные условия решения проблемы уничтожения капиталистического строя. Их социалистический идеал был оторван от реальной почвы, не подкреплялся научным анализом необходимых экономических предпосылок.

 

    Особая ветвь социалистических критиков капитализма сформировалась на выводах школы Д. Рикардо. Социалисты-рикардианцы — У. Томпсон, Дж. Грей, Дж. Брей и Т. Годскин — выступали против несправедливостей капитализма, пытались извлечь социалистические идеи из трудовой теории стоимости. Опираясь на теорию «естественного закона», они трактовали его в смысле права рабочего на полный продукт своего труда.

      Теоретики чартизма — Ловетт, О'Коннор, О'Брайен, Гарни — критиковали капиталистическую эксплуатацию и частную собственность, формулировали экономические и политические требования рабочего класса. С протестом против капиталистической эксплуатации выступали и теоретики так называемого грубоуравнительного коммунизма. В поток критической литературы вливались и мелкобуржуазная критика капитализма Прудона, и утопия «государственного социализма» Родбертуса. Прудонизм был проникнут духом анархизма и реформизма, отражал двойственность и противоречивость положения мелких собственников. Прудон мечтал увековечить мелкую частную собственность. Утопический проект Прудона о реформировании обмена и буржуазного строя В. И. Ленин считал порождением тупоумия мещанина. Сторонником улучшения положения трудящихся эволюционно-реформистскимпутем с помощью буржуазного государства был Родбертус. Для обоснования этой идеи он пытался «развивать» теорию Рикардо.

 

    XIX столетие ознаменовалось такими крупными событиями, как восстание декабристов в России (1825), чартистское движение в Англии, буржуазно-демократическая революция в Западной Европе (1848—1849), Гражданская война в США (1861 —1865). Эти события оказали существенное влияние на развитие экономической мысли. В ряде стран Европы сформировалось революционно-демократическое направление. Особенно широкое распространение и значение это направление получило в России, о чем свидетельствуют работы петрашевцев, Н. П. Огарева, А. И. Герцена, Н. Г. Чернышевского, Н. А. Добролюбова и революционных народников. Острая критика феодализма часто перерастала у этих авторов в критику капитализма, а последняя вела к социалистическим выводам. Появление утопических и революционно-демократических теорий обогащало экономическую мысль, отражало ее развитие и усложнение. Буржуазные теоретики фактически потеряли монополию на характеристику капитализма. Утопическая социалистическая и революционно-демократическая экономическая мысль разоблачала буржуазную апологию капитализма, вскрывала его пороки и противоречия, противопоставляя капитализму свой социальный идеал.

      Самым важным событием в истории экономической мысли XIX в. явилось возникновение марксизма. Была создана подлинно научная пролетарская политическая экономия. В третьей части настоящего тома рассматриваются главные этапы разработки основоположниками марксизма научной экономической теории, осуществленной в процессе неустанной борьбы с буржуазными и мелкобуржуазными теориями, на основе обобщения опыта революционного движения.

      Рабочее движение в 40-х годах XIX в. достигло такого уровня развития, когда внесение в него социалистического сознания становилось исторической необходимостью. Революции 1848—1849 гг. в Западной Европе вызвали огромные социальные потрясения и нанесли сокрушительный удар домарксовому социализму, который утрачивал свое влияние в рабочем движении, уступая место марксизму. В 1864 г. был создан I Интернационал. К. Маркс и Ф. Энгельс произвели революционный переворот в политической экономии. Опираясь на научные достижения классиков буржуазной политической экономии, они создали новое учение, в котором подвергли всесторонней критике вульгарные буржуазные экономические теории. Уже в «Манифесте Коммунистической партии» был показан противоречивый и преходящий характер капитализма. Позднее в «Капитале» Маркс с позиций материалистической диалектики раскрыл всю глубину системы противоречий капитализма, характер его экономических законов и неизбежность крушения этой эксплуататорской системы под ударами пролетарской революции. Блестящее разоблачение буржуазной апологетики открыло перед политической экономией новые горизонты. Обоснование исторической роли рабочего класса стало величайшим достижением марксизма.

      В последней трети XIX в. капитализм вступил в новую фазу, для которой было характерно чрезвычайно быстрое развитие производительных сил. Резко возрос объем промышленного производства в ведущих капиталистических странах, технический прогресс давал новый импульс ускорению развития экономики. На этой основе усиливались процессы концентрации и централизации производства и капиталов. Предприятия оказывались настолько крупными, что их финансирование стало уже не под силу отдельным капиталистам. Возникают и становятся массовым явлением акционерные компании. Это усиливало диктатуру крупных капиталистов. Акционерными становились и банки. На базе акционерных компаний начинали формироваться картели, синдикаты, тресты. Период 1870—1890 гг. можно считать временем генезиса монополистического капитализма. Это отмечал Ф. Энгельс, указывая на распространение акционерного предпринимательства и «новую роль биржи». Об этом же позднее писал В. И. Ленин.

      Необычайное расширение экспансии колониализма — одна из важных особенностей указанного периода. Стремительно росли колониальные владения Англии, Франции и других стран. На путь колониальных захватов становятся Германия, США, Япония. Усиливался экспорт капиталов из Англии, Франции.

      Экспансия капитализма (экономическая, колониальная, военная) сильно обостряла его противоречия и классовые конфликты. Уже с 1857 г. экономические кризисы становятся мировыми потрясениями и повторяются в 1866, 1873, 1882, 1890—1893 гг., вызывая каждый раз массовую безработицу, нищету и голод среди рабочих. Затяжным и тяжелым оказался мировой аграрный кризис, продолжавшийся 20 лет и вызвавший массовое разорение крестьянства. Прогресс капиталистического производства сопровождался ростом интенсивности труда, обрекая рабочих на зверскую эксплуатацию. Продолжительность рабочего дня оставалась чрезмерной, а заработная плата росла лишь отчасти, преимущественно у квалифицированных рабочих. Ускорялось разорение мелкой буржуазии.

      В связи с этим стремительно расширялась и обострялась классовая борьба. Уже начало этого периода ознаменовалось грозными событиями Парижской коммуны, которая бросила вызов капитализму и явилась первым опытом диктатуры пролетариата. Массовым стало профсоюзное движение. Во многих странах возникали социалистические партии.

      Все это оказывало сильное влияние на последующее формирование экономической мысли. Шло дальнейшее развитие марксистской политической экономии. Выдающимся вкладом в нее явилось создание Энгельсом «Анти-Дюринга» (1878), опубликование II и III томов «Капитала» (1885, 1894), появление работ Энгельса по политэкономии докапиталистических формаций. Развернулась борьба марксизма с реформизмом.

      Марксизм прокладывал себе дорогу в борьбе с бакунизмом, лассальянством, катедер-социализмом, тред-юнионизмом, народничеством, «легальным марксизмом» и другими формами буржуазного влияния на рабочее движение. Событием огромного значения стало зарождение ленинизма в 90-х годах XIX в. Марксизм вступал в новую фазу своего развития.

    

      ***

      Текст тома написан: введение—редколлегией тома; вводный раздел к части I — к. э. н. Л. Н. Сперанской; гл. 1 — д. э. н. А. В. Аникиным; гл. 2 — д. э. н. В. С. Афанасьевым; гл. 3 — д. э. н. В. Н. Черковцом; гл. 4 — к. э. н. Л. Н. Сперанской; гл. 5 — к. э. н. Е. Г. Василевским; гл. 6 — к. э. н. Е. Г. Василевским, к. э. н. В. В. Дроздовым (§2); гл. 7 — к. э. н. Е. Г. Василевским; гл. 8 — к. э. н. Л. А. Карасевой (§ 1), к. э. н. А. П. Судоплатовым (§ 2), д. э. н. А. Д. Шереметом (§ 3), к. э. н. В. И. Маршевым (§ 4), к. э. н. М. М. Солодкиной (§ 5); вводный раздел к части II —к. э. н. А. Г. Худокормовым; гл. 9 — д. э. н. М. Н. Рындиной; гл. 10 — к. э. н. Я. И. Кузьминовым; гл. 11, 12 — д. и. н. Ф. Я. Полянским; гл. 13 — к. э. н. В. В. Дроздовым; гл. 14 — проф. Г. Краузе (ГДР); гл. 15 — д. и. н. Ф. Я. Полянским, к. э. н. А. Г. Худокормовым; гл. 16 — проф. Й. Макалом (ЧССР) (§ 1), к. э. н. В. В. Дроздовым (§ 2), к. э. н. Е. М. Найденовой (§ 3), И. А. Колпаковой (§ 4), доц. К. Горовым (НРБ) (§ 5), проф. В. Пиличем и доц. Л. Пеичем (СФРЮ) (§ 6); гл. 17 —к. э. н. Е. М. Филатовой (§ 1, 2), к. э. н. В. В. Дроздовым (§ 3); гл. 18 — к. э. н. А. Н. Колгановым и к. э. н. Я. И. Кузьминовым (§ 1), к. э. н. Е. М. Филатовой (§2); гл. 19 —д. э. н. Т. Г. Семенковой (§ 1—3), к. э. н. Л. Н. Сперанской (§ 4); гл. 20 — д. э. н. В.Л. Мироновым и к. э. н. Н. П. Пуховой (§ 1), к. э. н. В. Й. Криналом, чл.-кор. АН ЛатвССР И. X. Киртовским и д. ф. н. Б. К. Гензелисом (§ 2), акад. АН ГССР П. В. Гугушвили, д. э. н. Н. Р. Товмасяном и к. ф. н. М. М. Мустафаевым (§ 3), к. э. н. С. Исломовым (§ 4); вводный раздел к части III, гл. 21 —к. э. н. Р. М. Нуреевым; гл. 22 — С. 3. Бубликовым; гл. 23, 24 — д. э. н. В. П. Шкредовым; гл. 25 —д. э. н. В. П. Шкредовым (§ 1—5, 9, 10), д. и. н. Ф. Я. Полянским и к. э. н. Я. И. Кузьминовым (§ 6), к. э. н. Я. И. Кузьминовым (§ 7), д. и. н. Ф. Я. Полянским (§ 8); гл. 26—28 — д. э. н. В. П. Шкредовым; гл. 29 — к. э. н. Р. М. Нуреевым; гл. 30 — д. э. н. В. Н. Черковцом.

      Редакционная коллегия выражает благодарность докторам наук В. Н. Виноградову, В. В. Голосову, Т. М. Исламову, кандидатам наук К. П. Гогиной, О. П. Морозовой, Л. А. Обушенковой, А. Ю. Чепуренко, чьи замечания и предложения были учтены при подготовке текста к изданию.

      

 

К содержанию: Буржуазная политэкономия. От Смита и Рикарда до Маркса и Энгельса

 

 

 Смотрите также:

 

 История государства и права   Правовые системы  Римское право. Законы 12 таблиц

 

Всеобщая история государства     законодательные акты   Гражданское и торговое право 

 

Теория права   Правовые системы современности 

 

  Последние добавления:

 

Теоретические системы политической экономии  Девонский период    Вымирания в фанерозое   Борьба крестьян за землю на Руси   Лишайники  Кремний