Тектоническое строение северо-запада Русской плиты

 

 

Формы генераций рельефа - доплейстоценовые, плейстоценовые и голоценовые. Лестница поверхностей выравнивания

 

В современном рельефе отчетливо выражены формы трех возрастных генераций; доплейстоценовые, плейстоценовые и голоценовые. По- видимому, могут быть выделены и три соответствующих этапа новейших тектонических движений. Характеристика доплейстоценовой тектоники может быть получена на основе анализа поверхности дочетвертичных пород.

Под покровом четвертичных образований в Ленинградской, Новго­родской и Псковской областях отчетливо проступают три обширные ступени, разделенные уступами или склонами. Они отчетливо выражены и в современном рельефе. Это южная часть Карельского перешейка, огра­ниченная на юге Балтийским глинтом; пространство между Балтийским глинтом и склоном Валдайской возвышенности (так называемые Девонская равнина и Ордовикское плато); юго-восточная-повышенная часть (Карбоновое плато).

Большинство исследователей считают эти ступени следствием избирательной денудации палеозойских отложений (Марков, 1931; Мала­ховский, 1961; Малаховский и др., 1969; Апухтин и др., 1967; Саммет, 1961 и др.). Результаты геологосъемочных работ последних лет пока­зывают, что и на Балтийском глинте, и на Карбоновом плато известны- многочисленные примеры того, как уступ, разделяющий две ступени, выработан в относительно рыхлых терригенных породах (Н. Н. Соко­лов, 1949 г.).

Известно также, что породы, различающиеся по устойчи­вости к выветриванию (известняки, песчаники, пески, глины), залегают на близких абсолютных отметках: на Волховско-Мгинском водоразделе, на участках Карбонового плато южнее г. Валдая, у ст. Окуловка и т. п. Это дает основание усомниться в решающей роли различий в вещест­венном составе пород при образовании отмеченных ступеней. Ступени, выработанные в дочетвертичных породах, независимо от состава по­следних, и имеющие региональное распространение, можно рассматри­вать как поверхности выравнивания (Мещеряков, 1965; Можаев, 1966 г., 1969).

Такие поверхности формировались на всей Русской платформе, а также на платформах других континентов (Мещеряков, 1965 и др.).

Время образования поверхностей выравнивания может быть наме­чено лишь условно и только с учетом материалов по соседним терри­ториям, охарактеризованным более молодыми доплейстоценовыми от­ложениями, чем Ленинградская, Новгородская и Псковская области. Нижняя поверхность не может быть моложе верхнего плиоцена — ниж­него антропогена, судя по возрасту долин, расчленяющих все поверх­ности (Ковалевский, 1959; Вигдорчик и др., 1967).

Наиболее высокая поверхность, по-видимому, не древнее палеогена: ее аналоги в Смолен­ской области являются аккумулятивными и сложены олигоценовыми осадками (Исаченков, 1964). Возраст средней поверхности выравнива­ния выходящей за пределы описываемой территории, определяется в Литве как позднемиоцен-раннеплиоценовый. Таким образом, этапы пенепленизации укладываются в интервал времени: олигоцен — верх­ний плиоцен (Можаев,1966 г., 1969). Отсюда следует, что начало до­плейстоценового этапа новейших тектонических движений на описывае­мой территории относится к олигоцену.

Образование в палеоген-неогене лестницы поверхностей выравнивания, по-видимому, отражает, с одной стороны, понижение общего бази­са эрозии всего рассматриваемого района (учитывая обширность тер­ритории, можно считать базисом эрозии Мировой океан), с другой — общее поднятие суши. О значительном снижении уровня Мирового океа­на в неогене свидетельствует широкое развитие переуглубленных долин (Рухина, 1957; Малаховский и др., 1969). Отсутствие каких-либо геоло­гических документов о прекращении поднятия или об опускании Бал­тийского щита в неогене говорит, видимо, в пользу продолжающегося воздымания' этой части материковой платформы.

Вследствие взаимодействия эвстатического понижения уровня Ми­рового океана и эпейрогенического подъема платформы к концу неогена (по-видимому перед отложением кинельских слоев, если ориентиро­ваться на детально разработанную стратиграфическую и геохроноло­гическую схему каспийского бассейна) уровень моря занимал наиболее низкое положение по сравнению с современным. Есть основания пред­полагать, что он стоял на 250—300 м и, может быть, даже на 400—500 м ниже, чем сейчас (Лазуков, 1964).

Какова доля эпейрогенического и эвстатического факторов в отно­сительном поднятии суши в конце неогена, пока определенно сказать нельзя. Большинство авторов отдает предпочтение эвстатическому фак­тору, предполагая, что его эффект в несколько раз превышает эффект тектонических движений. Однако, безусловно, происходили и эпейроге- нические движения. Высказываются даже соображения о том, что позд­ненеогеновое увеличение суши на северо-западе Русской платформы является исключительно следствием тектонического поднятия этого района (Индане и др., 1960 и т. д.).

Выработка- поверхностей выравнивания, снижающихся к северу, привела к тому, что между абсолютной высотой местности в настоящее время и суммарной амплитудой новейших тектонических движений не всегда существует прямая связь. Можно предполагать, что если бы в пределах исследуемой территории была распространена только одна палеогеновая поверхность, то вследствие новейших тектонических дви­жений, унаследованных по отношению к более древним структурам и более интенсивных с приближением к Балтийскому щиту, эта поверх­ность была бы в северной части района значительно выше, чем в юж­ной, и хорошо обрисовывала основные структуры этой территории.

 

 

К содержанию: В. А. Селиванова, В. С. Кофман "Геология СССР" 1 том

 

Смотрите также:

 

Науки о Земле  ОСНОВЫ ГЕОЛОГИИ  Геология с основами палеонтологии  ПАЛЕОНТОЛОГИЯ

 

Геохронология и стратиграфия, таблица  Геохронология   Геохронологический возраст горных пород