Верхнечетвертичные отложения Северо-запада

 

 

Онегоозерские межледниковые плюсские межстадиальные слои. Иольдиево море

 

Стратиграфически выше морены и водно-ледниковых осадков осташковского ледника лежат различные по генезису отложения с теп­лой палинологической характеристикой. Условия залегания их неодина­ковы на территории рассматриваемого региона. В проксимальном на­правлении от карельских (лужских) конечных морен они покрыты слоем ледниковых отложений, в то время как в дистальном выходят на дневную поверхность или перекрываются водно-ледниковыми отложе­ниями карельского оледенения (лужской стадии).

На севере рассматриваемой территории это осадки преимуществен­но морского происхождения. В более южных районах Ленинградской области, а также в Псковской и Новгородской областях это обычно озерные и озерно-аллювиальные образования.

Стратиграфическое положение слоев особенно отчетливо вырисовы­вается на Карельском и в южной части Онежско-Ладожского пере­шейков, где сохранились наиболее полные многослойные разрезы, от­ражающие историю геологического развития региона в течение этого отрезка времени. В литературе, посвященной четвертичным отложениям Карелии, Кольского полуострова, северных частей Ленинградской и северо-западной части Вологодской областей, эти слои известны под названием онегоозерских межледниковых (Апухтин, Экман, Яковлева, 1967; Апухтин, Краснов, 1967).

На Карельском перешейке онегоозерские (плюсские) слои пред­ставлены глинами, илами, тонкозернистыми песками, гравием и галеч­никами. Они вскрыты многочисленными скважинами под верхней (ка­рельской) мореной, располагаясь на различных абсолютных высотах от 45 до 74 м. Впервые здесь эти слои были описаны Э. Хюппя в 1937 г. в карьере Кирилловского кирпичного завода. Э. Хюппя отмечает, что в этом разрезе наряду с пресноводными видами диатомовых обнаруже­ны морские и солоноватоводные Thalassiosira gravida Cl., Chaetoceros sp., Coscinodiscus sp. (осколок), Mastogloia braunii G г u n. и др.

Палинологические исследования кирилловских глин производились К. Мельдером, установившим однородный состав флоры. Пыльца встре­чается в большом количестве, но некоторые пробы были совершенно стерильны. В глинах обнаружена пыльца березы (70—75%), ольхи (15—20%) и немного сосны, ели и орешника. Сопоставляя пыльцевые спектры Кирилловского карьера, разреза на р. Мге, в Раухиале и Хяйри под Выборгом, Э. Хюппя приходит к выводу, что все эти осадки, по-видимому, относятся к одной серии, но, учитывая некоторое разли­чие климатических условий, их надо считать не вполне синхронными.

К юго-востоку от пос. Кирилловское, в разрезе у с. Первомайского, где слои занимают наиболее высокое гипсометрическое положение, в них обнаружены следующие виды солоноватоводных диатомовых: Melosira sulcata (Eh г.) Ktz., Hyalodiscus scoticus (Ktz.) Grun., встречены обломки Hyalodiscus sp., Thalassiosira gravida C 1., Coscino- discus sp., C. divisus G r u n., C. perforatus E h r., C. lacustris var. septentrienalis G г u n., Coscinodiscus sp. sp., Actinocyclus ehrenbergii Ralfs. A. sp., Chaetoceros mitra (Bail) Cl., Chaetoceros (споры) Cocconeisscutellum var. parva Grun., Thalassionema nitzschioides Grun., Rhabdonema minutum Ktz., R. arcuatum (Lyngb.) Ktz., Rhabdonema sp. (септа), Grammatophora sp.; Synedra kamtschatica Grun., S. tabulata (A g.) Ktz., Diploneis bombus E h r., D. smithii (Breb.) CV., Distephanus speculum (Ehrbg.) Haeckel, Ebris sp. Были найдены также обломки Silicoflagellatae, пресноводные и пресно­водно-солоноватоводные Pinnularia lata (Breb.) W. S m., P. viridi var. intermedia C 1., Melosira scabrosa C e s t r., Cocconeis discuius (S ch u m.)' Cl., Campylodiscus noricus Ehr., Eunotia praerupta var. inflata Grun Epithemia sorex К t z., Hantzschia amphioxys (E h r.) G r u n.  

Местами онегоозерские (плюсские) слои на Карельском перешейке выходят в результате эрозии на дневную 'поверхность, как, например, у с. Овсяного на^берегу оз. Нахимовского. Реликтами размытой море­ны, покрывающей межледниковые слои, здесь являются многочислен­ные валуны, лежащие на их поверхности. Мощность морских отложе­ний у с. Овсяное достигает 37 м. В верхней части слоев в тонкозерни­стых глинистых песках до глубины 35 м постоянно встречаются как це­лые панцири диатомовых, так и обломки их с оценкой «единично». Здесь. отмечены пресноводные и пресноводно-солоноватоводные виды Melosira, Stephanodiscus astraea (Ehr.) G r u n., Pinnularia, а также- морские виды Grammatophora и Rhabdonema.

На глубине 35—36 м обнаружено 20 видов диатомовых: Melosira islandica subsp. helvetica О. M u 1 L, M. sulcata (E nr.) Kt z., Hyalodis­cus scoticus (Ktz.) Grun., Thalassiosira gravida Cl. (осколки спор),. Coscinodiscus sp. (осколки), Actinocyclus ehrenbergii Ralfs., Chaeto­ceros sp. (споры), Rhabdonema arcuatum (Lyngb.) Ktz., Grammalo- phora oceanica (Lyngb.) Ktz., Plagiogramma staurophorum (Greg.) H e і b., Synedra tabulata (Ag.) Ktz., Thalassionema nitzschioides Grun., Eunotia sp. (осколки), Cocconeis acutellum E h r., Mastogloia smithii var. amphicephala Grun., Diploneis smithii (Breb.) Cl., D. smithii (Breb.) Cl. (осколки), Epithemia turgida (Ehr.) Ktz., E. zebra var. porcellus (Ktz.) Grun., Silicoflagellatae (осколки).

Все перечисленные виды встречаются единично, кроме Grammato­phora oceanica (имеющего оценку «часто»), а также Rhabdonema ar­cuatum и спор Chaetoceros («редко»). В этом же районе на берегу оз. Глубокого в глинах, переходящих кверху в тонкие пески с реликта­ми размытой морены на их поверхности, морской комплекс диатомовых представлен единичными экземплярами Rhabdonema arcuatum (Lyngb.) Ktz., Grammatophora sp., G. arcuata Ehr., Hyalodiscus scoticus (Ktz.) Grun., Thalassiosira gravida Cl. (редко), Chaetoceros sp. (споры) Rhaphoneis surirella (Ehr.) Grun., Trachyneis aspera (Ehr.) Cl., Thalassionema nitzschioides Grun., неопределимые облом­ки морских Centrales.

В западной части Карельского перешейка, в окрестностях оз. Кра­савица (скв. 211), морские онегоозерские (плюсские) слои также выве­дены эрозией на поверхность.

Отсутствие хорошо сохранившейся морены, перекрывающей мор­скую толщу, дало основание Л. Ф. Соколовой отнести морские осадки к образованиям 1-го иольдиевого моря. Однако такой трактовке возра­ста отложений противоречит их теплая палинологическая характери­стика () и большая соленость воды, не свойственная иольдиевому морю. Кроме того, эти морские слои здесь прослежены до бортов впадины, в которой расположено оз. Красавица, где отчетливо видно залегание морской толщи под слоем верхней морены.

На юге Карельского перешейка верхние подморенные морские слои вскрыты в разрезах скважин 64, 150 и многих других (материалы Т. В. Усиковой). Наиболее богатые комплексы диатомовых обнаруже­ны в разрезах скважин 64, 61, 62 в районе Юкковской возвышенности. Здесь было определено до 70 морских, солоноватоводных и пресновод­ных видов. Морские и пресноводные формы встречаются почти в равных количествах: морские—Thalassiosira gravida Cl. и Coscinodiscus la­custris var. septentrionalis G r u n., комплекс пресноводных представлен холодолюбивыми формами — Melosira scabrosa С е s t г., Tetracyclus lacustris Ralfs., Meridion circulare A h., Cocconeis disculus var. ditni- nuta Sheshukova, Eunotia praerupta Ehr., Navicula amphybola Ci., Pinnularia lata (Breb.) W. S m., P. borealis Ehr., Cymbella sinuata Greg., Amphera ovalis Кutz и др.

По данным Е. С. Малясовой, описываемые слои в южной части Карельского перешейка и Приневской низменности, характеризуются спектрами лесного типа. Нижняя часть толщи состоит из слоев с гос­подством пыльцы березы, полыней и спор зеленых мхов, а также слоев с преобладанием пыльцы березы и сосны, полыней и спор зеленых мхов и реже папоротников. В средней части толщи среди древесной пыльцы господствует пыльца ели, сосны и березы, среди пыльцы трав — пыль­ца полыней, а среди спор —споры зеленых, сфагновых мхов и папорот­ников. Верхи толщи характеризуются такими же спектрами, как и ее нижняя часть.

К онегоозерскому (плюсскому) времени относится также верхняя «межморенная толща, вскрытая скв. 1 у подножия Токсовских камов в районе оз. Хеппо-ярви. Она сложена здесь песками, которые лишь в верхней части сменяются глинистыми осадками. Общая мощность толщи около 21 м. Эти отложения характеризуются спектрами лесного типа с содержанием пыльцы широколиственных пород до 10%. Исследо­вания показали, что диатомовая флора представлена здесь крупными чистыми осколками створок диатомовых, причем около 30% из 35 об­наруженных видов и разновидностей являются морскими и пресноводно­солоноватоводными. Все диатомовые отмечаются с оценкой «единич­но». С. С. Горшкова не сделала определенных выводов о генезисе опи­сываемых отложений.

Еще более теплую палинологическую характеристику описываемые «слои имеют у с. Синявино на юго-западном побережье Ладожского озе­ра (рис. 48*). Сумма широколиственных пород здесь достигает 16— 18%. Среди них отмечены Carpitius betulus, Tilia cordata, Ulmus com- pestris+U. scabra, Quercus robur+Q. petrea.

Несмотря на теплую характеристику осадков и выразительность спектров, Д. Б. Малаховский относит их к озерно-ледниковым отложе­ниям. Следует отметить, что онегоозерские слои в центральной части Онежско-Ладожского перешейка, за пределами рассматриваемого ре­гиона, характеризуются также теплыми пыльцевыми спектрами (Апух­тин, Экман, 1967).

Интересно, что так же, как и в нижней межморенной морской тол­ще, относящейся ко времени онежской трансгрессии (молого-шекснин- скому межледниковью), в рассматриваемых верхних межморенных слоях остатки малакофауны обнаруживаются сравнительно редко. Они отмечены Л. Ф. Соколовой в разрезе скв. 25/40 ( в средней части Ка­рельского перешейка у с. Красносельского), где морские слоистые тем­ноцветные суглинки содержат раковины Portlandia arctica Gray, Масота calcarea (Chemn.), Mytilus edulis L.

В Центральной части Онежско-Ладожского перешейка, располо­женной за пределами рассматриваемой территории, онегоозерские (плюсские) слои также имеют преимущественно морское происхож­дение.

На юге этого перешейка, за границей распространения карельской морены, эти слои выходят на дневную поверхность. Они отмечаются в бассейнах Свири и Ояти, где представлены темно-серыми суглинка­ми, супесями и песками озерного и реже морского происхождения (Апухтин и др., 1967). Для суглинков характерны запах сероводорода и включения мелких гнезд вивианита. Мощность осадков здесь колеб­лется от 7 до 21 м. Эти отложения имеют также теплую палинологиче­скую характеристику. Содержание пыльцы широколиственных пород в них, как правило, больше 7—8%. К юго-западу от Онежско-Ладожского перешейка онегоозерские или плюсские слои были обнаружены к северу от ст. Пикалево, в разрезе Масляной горы. Осадки залегают на поверх­ности, на высоте около 182 м. Толща сложена горизонтально-слоистыми супесями и песками мощностью 16 м. В нижней части толщи на глубине от 10 до 16 м содержание пыльцы древесных пород не превышает 48%. В верхней части пыльца древесных пород становится господствующей.

Пыльца березы составляет 40—65%, сосны 20%, ели 10—20%, ме­стами до 30%. Количество пыльцы ольхи меняется от 4 до 20% и ореш­ника от 1 до 20%. Пыльца широколиственных пород—вяза, липы, ду­ба и граба не превышает 5%. В верхах толщи пыльца трав встречается единично. Среди споровых отмечены единичные споры Osmunda. Иссле­дование диатомовых показало, что «в осадках содержится небогатый смешанный .комплекс диатомовых, среди которого единичные створки морских обнаруживаются лишь в средней части разреза.

Онегоозерские (плюсские) слои, не перекрытые мореной, развиты также в бассейне р. Волхова, в Приильменской низменности и у под­ножия Валдайской возвышенности. В Приволховской низине эти осад­ки вскрыты в разрезах у д. Пчева ', а также у подножия Валдайской гряды у д. Ручей. В районе ст. Будогощь на левом берегу р. Оскуй они описаны Л. П. Соколовым (Мркриенко, Соколов и др., 1966 г.). Всюду это суглинки или тонкозернистые пески, которые местами перекрыва­ются немыми озерно-ледниковыми отложениями, возникшими у края карельского ледника, или же более молодыми органогенными образо­ваниями и аллювием.

Для палинологической характеристики песчаной толщи можно при­вести данные по разрезу у д. Пчевы, где спектры имеют лесной тип, не свойственный осадкам приледниковой зоны. Среди пыльцы древес­ных пород пыльца сосны составляет 40—50%, березы 25—38%, ольхи 10— 20% и ели от 5 до 20 % Количество пыльцы широколиственных пород не превышает 3—4% и орешника 1—1,5%. Пыльца трав в основ­ном принадлежит злакам (20—53%) и разнотравью (30—54%). Пыль­ца полыней и маревых содержится в больших количествах. Среди спор господствуют споры папоротников 20—63%. Споры сфагновых мхов 11— 34%, Lycopodium clavatum L. 2—7,5%. Споры Equisetum, Botrychi- um boreale Mill, и Heraticae присутствуют единично.

В Приильменской низменности описываемые слои установлены М. Е. Вигдорчиком (1962) в бассейне р. Поломети у д. Грабилово (скв. 70), где они залегают под песчаными осадками голоцена на глу­бине от 17 до 21 м и подстилаются озерно-ледниковыми песками осташ­ковского ледника. Эти осадки характеризуются спектрами лесного типа. Пыльца древесных составляет 84%, пыльца трав 9% и споры до 7% и, по мнению Н. И. Апухтина, относятся к плюсскому (онегоозерскому) времени.

Заканчивая рассмотрение онегоозерских (плюсских) слоев, инте­ресно отметить, что наиболее теплую палинологическую характеристику они имеют в северо-восточных частях региона и такая же закономер­ность отмечается и для осадков нижележащей мологошекснинской толщи.

 

 

К содержанию: В. А. Селиванова, В. С. Кофман "Геология СССР" 1 том

 

Смотрите также:

 

Науки о Земле  ОСНОВЫ ГЕОЛОГИИ  Геология с основами палеонтологии  ПАЛЕОНТОЛОГИЯ

 

Геохронология и стратиграфия, таблица  Геохронология   Геохронологический возраст горных пород