ГЕОЛОГИЯ

 

 

Онежские габбро-диабазы. Волховский и кундский горизонты. Чечевичный слой. Фауна в отложениях кундского горизонта

 

ВЕРХНЕПРОТЕРОЗОЙСКИЕ (ПОСТИОТНИИСКИЕ) МАГМАТИЧЕСКИЕ ОБРАЗОВАНИЯ

 

Верхнепротерозойские магматические образования, отнесенные к комплексу долеритов и габбро-долеритов, в пределах описываемой территории известны в основном на крайнем севере Ленинградской об­ласти— в районе Юго-Западного Прионежья.

 

Они представлены ком­плексом гипабиссальных пород, известных под общим названием «западно-онежских габбро-долеритов (габбро-диабазов)», и связанными с ними жильными образованиями.

 

С «западноонежскими габбро-долеритами» сопоставляются и по­роды основного состава, встреченные в результате бурения в Новгород­ской области в пределах Крестецкой впадины.

 

История изучения верхнепротерозойских основных пород района тесно связана с изучением вмещающих их осадочных образований иот- нийской серии верхнего протерозоя, в связи с этим в настоящем очерке она будет освещена кратко.

 

Л. А. Полканов (1953, 1955,)”. Значительно расширились представ­ления о составе, характере дифференциации магмы и возможностях использования основных пород Западного и Юго-Западного Прионежья в качестве строительного материала в результате работ А. А. Розен- кранц (1953 г.), А. П. Мартынова (1961, 1965 гг.), В. А. Шкворова (1961 г.) и Б. Н. Шустова (1963 г.>. В последнее время 3. А. Ушаковой (1967 г.) дано интересное сопоставление западноонежских магматиче- -ских образований с образованиями трапповой формации Русской плат­формы.

 

Изучением состава, морфологии, условий залегания и геохимиче­ских особенностей верхнепротерозойских основных пород района Юго­Западного Прионежья и бассейна Свири занимался Д. И. Гарбар (1965 г., 1967, 1968 г., 1969). Из зарубежных исследователей большое внимание к изучению основных пород верхнего протерозоя Юго-Запад­ного Прионежья проявлял П. Эскола (1920, 1925, 1967). Верхнепротерозойские основные породы, встреченные в разрезе Крестецких опор­ных скважин, изучались А. Н. Гейслером (1954 г.).

 

 

Гипабиссальные образования вскрыты в скважинах 6, пос. Нила; 14, пос. Вознесенье; 2/V, д. Яшозеро; 3, пос. Пай; 5, 5а, бывший, посе­лок Остречины; 8, д. Заозерье (Д. И. Гарбар, 1965, 1968 гг.), а также в обнажениях карьера Щелейки, пос. Пролетарская Сторона (юго-западное побережье Онежского озера), мыса Кальяжка, о. Каменный и в районе бывшей пристани Остречины (верхнее— среднее течение р. Свири). .

 

За пределами описываемой территории они известны в районе г. Петрозаводска, поселков Пряжи, Шелтоозеро, Ропручья и т. д. (К. О. Кратц, 1947—1953 гг.; Мартынов, 1961, 1965 гг.; Экман, 1964 г. и др.). С ними сопоставляются также гипабиссальные и дайковые об­разования Северо-Восточного Приладожья, Валаамского архипелага и Восточного Прионежья (Кратц, 1947, 1953 гг., 1960). .

 

Западноонежские габбро-долериты залегают в толще иотнийских кварцито-песчаников и сланцев в виде пластовосекущего силлообраз- ного тела с истинной мощностью 166,5 м — в разрезе скв. № 5а быв­шего пос. Остречины и «Ч м — в разрезе скв. № 2/V, д. Яшозеро.

 

Макроскопически гипабиссальные образования западноонежского интрузивного комплекса это полнокристаллические породы (кроме зон эндоконтактов и кор выветривания), плотные, крепкие, окрашенные в се­рый цвет с различными, в зависимости от количества темноцветных ми­нералов, оттенками. Исключением являются породы, затронутые про­цессами выветривания (скважины 14, 3) и окрашенные в пестрые цвета. " По химическому составу и структурно-текстурным особенностям среди них выделяются долериты, габбро-долериты, кварцевые долери- ты и габбро-долериты, оливиновые долериты и долериты с микропегма­титом, роговообманковые и двупироксеновые долериты, миндалекамен­ные базальты и гиалобазальты. Преобладают долериты. Все породы встречаются в едином разрезе и связаны постепенными переходами.

 

Основные породообразующие минералы представлены плагиоклазом (лабрадор — битовнит), пироксеном (клино- и ортопироксен), оливи­ном (спорадически) и амфиболом (бурая, реже зеленая роговая об­манка) ; второстепенные — биотит, кварц (обычно встречается в микро­пегматитовом срастании с альбитом), щелочные полевые шпаты, ред­ко—оеладонит (скв. 8, д. Заозерье). Акцессорные минералы — апатит и сфен; рудные — магнетит, пирит, халькопирит (в срастании с пирро­тином), пирротин, сфалерит и пентландит. Все перечисленные минералы распределены в породе крайне неравномерно (атакситовая текстура), что иногда отчетливо наблюдается непосредственно в шлифах. Вторич­ные минералы представлены лимонитом, хлоритом, тальком, альбитом, актинолитом, эпидотом, пренитом, соссюритом, серпентином, карбона- І том, минералами группы каолина и сульфидами II генерации. Послед- І ние развиты в породах слабо и приурочены в основном к зонам выветривания и трещинным зонам.

 

Между отдельными разновидностями интрузивных образований на­блюдаются постепенные переходы, что отнюдь не означает отсутствия в интрузии признаков Дифференциации. Подобная дифференциация на­блюдается весьма отчетливо и выражается: 1) в постепенном увеличе­нии содержания в породе рудных и темноцветных минералов в направ­лении сверху вниз; 2) в развитии кварцсодержащих разностей, преиму­щественно в верхних частях интрузивного тела; 3) в сравнительно за­кономерном распределении тяжелых элементов в разрезе и т. д.

 

Как отмечено выше, описываемые магматические образования зале­гают в толще иотнийских осадочных образований.

 

Характер экзоконтактовых воздействий описан в соответствующем разделе «Стратиграфии».

 

Эндоконтактовые изменения проявились в основном в уменьшении размеров кристаллов породообразующих минералов, в их неполной раскристаллизации, в увеличении содержания SiO2 в породах, в обра­зовании порфировидных структур, миндалекаменных текстур и т. д. Петрохимически (расчет производился по методу Т. Барта, 1948, 1955), эндоконтактовые изменения выразились в увеличении содержания К ( + 2 + 5), Mg (до +20), Fe3+ (до +10), Ті ( + 2 + 3); в уменьшении содержания Са (—10—20) и Fe2+ (до —20). При этом надо отметить, что зона эндоконтакта (и в висячем, и в лежачем боку), не превышает 10—15 м.

 

Строение интрузии габбро-долеритов отчетливо определяется пер­вичными текстурами течения — полосатостью, трахитоидностью, линей­ностью, а также первичными трещинами (Кратц, 1953 г.; Гарбар, 1965, 1968 гг.).

 

Сопоставление изученных разрезов гипабиссальных образований дает основание выделить в них две группы: к первой относятся поро­ды, вскрытые в разрезах скважин 2/Y, Яшозеро; 3. пос. Пан; 5-+эа, рай­он бывшего пос. Остреч-ины; 14, нос. Вознесенье; ко второй — породы разреза, вскрытого в ^скв._&.д. Заозерье. Сравнительная характери­стика структурных и “минералогических особенностей пород, вскрытых в разрезах каждой группы, приведены в табл. 3. Большинство из отме­ченных в таблице особенностей может быть обусловлено различным ха­рактером и интенсивностью наложенных поздне- и постмагматических процессов, которые значительно более развиты в породах I группы, а также различным структурным положением разрезов (см. рис. 6).

 

Несмотря на различия все магматические образования, вскрытые в изученных разрезах района, принадлежат к единой группе габбро- долеритов и обладают рядом сходных черт. Об этом свидетельствует и сходство их химических составов (табл. 4) и петрохимических харак­теристик (рис. 10).

 

Касаясь вопроса о количестве интрузивных залежей в иотнийских образованиях района, можно сказать, что разрезы габбро-долеритовой интрузии, вскрытые в скважинах 2/V, 3, 5, 5а, 14 и в обнажениях мыса Кальяжка, о. Каменного и т. д., скорее всего принадлежат одному ин­трузивному телу. Об этом свидетельствует и близость состава пород, и сходство структурно-текстурных характеристик, и удивительно посто­янная (для такой значительной площади) мощность интрузии, и ряд других сходных черт.

 

Что же касается пород второй группы (скв. 8, д. Заозерье), то их отличия могут быть связаны как с особым положением разреза в струк­турном плане региона, так и с кристаллизационной дифференциацией магмы. Однозначного ответа на этот вопрос пока нет. Возможно, что они связаны с другой интрузивной залежью верхнепротерозойского маг­матического комплекса.

 

Рассматриваемые гипабиссальные образования несут на себе мно­гочисленные следы воздействия поздне- и постмагматических процес­сов, которые выражаются в наличии микро- и макротрещин, закрытых и открытых, полых и выполненных прожилками разного состава; микро- и макросмещений с амплитудами от долей сантиметров до сотен метров (Гарбар, 1967) и в проявлениях неоднократного катаклаза и брекчирования.

 

В пределах Московской синеклизы волховский горизонт вскрыт Валдайской, Крестецкой, Пестовской скважинами. Судя по фауне, он представлен здесь „нижней частью, имеющей значительную мощность, — от 24 м (в Валдайской) до 40,5 м (в Пестовской). Это в основном из- вестковистые зеленовато-серые глины и глинистые мергели, а также в значительной степени доломитизированные глинистые известняки. Гли­ны, слагающие нижнюю половину разреза (Валдай, Пестово), карбо­натные, мергелеподобные, очень плотные, зеленые и зеленовато-серые, местами с буроватыми пятнами, переслаиваются мергелем. На отдель­ных интервалах они содержат тонкие пропластки известняков.

 

Известняки, слагающие верхнюю часть разреза, — сильноглинистые, тонкослоистые, с прослоями мергелей и зеленовато-серых карбонатных глин; окраска пород пятнистая, с характерными красновато-коричневы­ми и лиловыми пятнами и разводами. По всему горизонту рассеяны зерна глауконита, местами образующие скопления.

 

Известняки волховского горизонта, особенно «дикари», широко ис­пользуются для производства бутового камня и щебня.

 

Фауна в волховском горизонте разнообразна и многочисленна. Кро­ме перечисленных зональных форм в целом для горизонта характерны брахиоподы: Productorthis obtusa (Pan d.), Paurorthis parva (Pan d.), Porambonites reticulatus P a n d., Apomatella ingrica (Pan d.), Anti- gonambonites planus (Pand.), Pseudocrania antiquissima Eichw., Rauna janischewskii (L e s n.) наутилоидеи Endocetas glauconiticum H e і n r., End. laxiseptatum Bal., End. frisense Bal. трилобиты: Pte- rygometopus sclerops (Dalm.), Illaenus centrotus D a 1 m., Niobe fron­talis D a 1 m.; остракоды: Tetradella grewungki (Bock), Ceratopsis Ьоскі О p., Primltia zonata О p.

 

Кундский горизонт (Oikn) соответствует ортоцератитовому известняку В2Ь и B3 схемы Ф. Б. Шмидта и Вщ схемы В. В. Ламан- ского. Название горизонта происходит от г. Кунда Эстонской ССР.

 

Кундский горизонт, венчающий нижний отдел, на рассматриваемой территории распространен почти повсеместно. Он размыт лишь на не­больших участках в пределах очень узкой полосы, прилегающей к бровке глинта. Естественные выходы его приурочены к тем же местам по склону глинта и прорезающим его оврагам и рекам, что и в волхов­ском горизонте, т. е. на реках Копорке, Тоене, Саблинке, Славянке, Поповке, Нжоре, Мге, Назии, Лаве, Волхове, Сяси. Вскрывается он также в оврагах у деревень Лопухинки, Гостилиц, Воронки, в Путилов- ском карьере. Кроме того, кундский горизонт пройден многочисленны­ми скважинами как в пределах Ордовикского плато, так и в более южных районах Ленинградской, Псковской и Новгородской областей.

 

Объем кундского горизонта, а следовательно, и связанный с этим вопрос о положении границы между нижним и средним отделами ордо­вика в Ленинградской области, является предметом дискуссий между ленинградскими и эстонскими геологами. Е. А. Балашова и 3. Г. Бала­шов (1959) проводят нижнюю границу горизонта на р. Волхове на 3 м ниже подошвы так называемого нижнего чечевичного слоя (прослой сильноглинистого известняка или мергеля с оолитами бурой окиси же­леза), на основании находок на этой высоте на р. Волхове Asaphus ех- pansus Dalm. Верхнюю границу эти же авторы проводят по подошве верхнего чечевичного слоя, где появляются первые представители Asaphus eichwaldi S с h m.

 

Эстонские геологи (Мянниль, 1963) на основании находок кундских остракод и массового появления эхиносферитов верхнюю границу гори­зонта проводят на 3,3 м выше подошвы верхнего чечевичного слоя, рас­сматривая, таким образом, последний (на р. Волхове) в составе кунд­ского, а не вышележащего таллинского горизонта, как это обычно при­нимается ленинградскими геологами.

 

В результате детального изучения многочисленных обнажений ниж­неордовикских известняков по р. Волхову и большого количества сква- 10 Зак. 17

 

жин, вскрывших эти отложения, на участке между городами Волховом и Киришами, были получены новые фактические данные, свидетель­ствующие о том, что при проведении границ кундского горизонта опи­раться на чечевичные прослои нельзя, так как они представляют собой линзовидные тела различного размера. К тому же и количество этих прослоев весьма непостоянно (Селиванова и др., 1966 г.).

 

Верхний чечевичный слой, обнажающийся между пешеходным и железнодорожным мостами на левом берегу р. Волхова у ст. Волхов­строй II, выклинивается в 1 км севернее железнодорожного моста. По­этому в скважинах, расположенных еще севернее Волховстроя, встре­чен только один прослой с чечевицами (нижний чечевичный слой), а южнее г. Волхова в целом ряде скважин (деревни Хотово, Маршаги- но, Бережки, Рысино) количество чечевичных прослоев увеличивается до четырех-шести и даже до восьми. В некоторых из этих прослоев встречены брахиоподы и трилобиты таллинского горизонта, а в неко­торых разрезах (скважина д. Хотово), наоборот, все чечевичные про­слои относятся по фауне к кундскому горизонту. Аналогичная картина наблюдалась и на юге Эстонии (разрез скважины Вяйка-Марья), где, как указывает Т. Н. Алихова (1960), фосфорно-железистые оолиты и ожелезненные обломки фауны не приурочены к определенному стра­тиграфическому уровню, а встречаются в средней и верхней частях кундского горизонта на протяжении 3 м.

 

В связи с вышеизложенным единственным критерием при проведе­нии границ горизонта являются фаунистические данные. Лишь в от­дельных случаях палеонтологически обоснованная верхняя граница кундского горизонта совпадает с кровлей самого верхнего прослоя с че­чевицами (так как в нем содержится руководящая фауна) или с по­дошвой одного из верхних чечевичных прослоев (скважины Теребони- жье, Заречье).

 

Общая мощность кундского горизонта как в пределах Ордовикско­го плато, так и к югу от него обычно колеблется от 6 до 8 м, реже она достигает 9—11 м (города Нарва, Кингисепп, Волхов, станции Сивер- ская, Чудово) или уменьшается до 2—3 м (район г. Тосно), где боль­шая часть горизонта размыта. В Московской синеклизе мощность го­ризонта резко возрастает. Так, в Валдайской, Крестецкой и Пестовской скважинах она соответственно равна 28,5, 31,0 и 37,5 м.

 

Кундский горизонт сложен довольно однообразной толщей мелко- и тонкозернистых, в различной степени глинистых (иногда мергелепо­добных) и доломитизированных известняков. В районе глинта они обычно слабо доломитизированы. При этом в более южных и юго-вос­точных районах Ордовикского плато степень доломитизации увеличи­вается и нижняя часть горизонта в отдельных разрезах представлена доломитамй (скважины в д. Померанье, совхозе Красный Ударник, в районе г. Волхова, ст. Сиверская, деревень Грязно, Хотыницы и др.).

 

Неравномерная глинистость придает породе своеобразную пятнис­тость: более глинистые участки (пятна) имеют темно-зеленовато-серую окраску, слабоглинистые, мелкозернистые разности известняка — свет­ло-серые. В толще известняков встречаются тонкие, обычно в несколько миллиметров и редко в 2—5 см прослои зеленовато-серой или красно­вато-фиолетовой тонколистоватой, очень плотной, иногда битуминозной глины. Тонкие пленки глины покрывают неровные поверхности напла­стования известняка.

 

Почти повсеместно, особенно в нижней части горизонта, содержат­ся зерна глауконита. Местами присутствуют в больших количествах кристаллы и жеоды кальцита и небольшие конкреции пирита, частью окислившегося (д. Померанье идр.).

 

Характерной особенностью кундского горизонта, как уже указыва­лось, является наличие прослоев с чечевицеобразными фосфорно-желе­зистыми оолитами, частью разложившимися. Прослои эти часто вы­клинивающиеся, линзовидные, небольшой мощности. Наиболее выдер­жанный прослой с оолитами бурой окиси железа приурочен к нижней части горизонта. Это так называемый нижний чечевичный слой. Он от­четливо прослеживается вдоль всей приглинтовой полосы от р. Сяси до г. Таллина. На востоке чечевичный слой залегает в бассейне Сяси и Волхова, на 0,5—0,6 км выше нижней границы горизонта или непосред­ственно на контакте с волховским горизонтом.

 

Мощность нижнего чечевичного слоя непостоянна и колеблется от нескольких сантиметров до 0,35—0,70 м. В разрезах рек Саблинки и Тосны она сокращается до 0,25—0,35 м, а в районе Гостилиц, Лопухин- ки, Путилове и на р. Лаве увеличивается до 0,6—0,8 м. В южных рай­онах Ленинградской области (скважины в поселках Тосно, Усадище) мощность его 0,5 м.

 

Чечевичный слой чаще всего сложен глинистым известняком с од­ним или двумя прослоями мергеля и глины (обычно по рекам Тоене, Саблинке, Поповке). На р. Славянке он представлен глиной, перепол­ненной бурыми оолитами (мощностью 0,3 ж), в результате чего порода приобретает буровато-коричневую окраску. В отдельных разрезах, преимущественно в более южных районах, глины представляют собой прослои, мощностью от нескольких сантиметров до 1,5 м, с рассеянны­ми в них оолитами (частью полуразложившимися). Глины перемежа­ются с прослоями глинистых известняков. Чечевички плоские, от долей миллиметра до 2—2,5 мм, овальной формы. Сохранность обычно хоро­шая, но нередко они сильно разрушены и имеют расплывчатые очер­тания. К югу от полосы выхода горизонта на поверхность прослои с че- чевицами, как правило, не имеют четких границ. Здесь встречаются лишь рассеянные оолиты, то в больших, то в меньших количествах, приуроченные к различным стратиграфическим уровням кундского го­ризонта (район городов Луги, Пскова, Порхова, Будогощи, Чудо­во и др.).

 

Микроскопическое изучение кундского известняка показало, что основная масса породы сложена зернами кальцита с небольшой при­месью ромбоэдров доломита (размер зерен 0,08—0,15 мм), в неболь­ших количествах содержатся микрообломки фауны плохой сохранности. Глинистое вещество (5—20%) светло-желтовато-бурой окраски распре­деляется в породе неравномерно.

 

На основании видового состава трилобитов горизонт был расчленен В. В. Ламаноким (1905) на три зоны, соответствующие трем подгори­зонтам: нижний Вша с Asaphus expansus D а 1 m. и Ля. lamanskii S c h m., средний — ВшР c Asaphus raniceps D a 1 m и верхний Вшу c Asaphus eichwaldi S c h m. и Ptychopyge globifrons (Eichw.). Как показали исследования А. Ф. Лесниковой, верхняя часть подгоризонта Вшу, где встречаются Asaphus eichwaldi, не соответствует кундским сло­ям, и Е. А. Балашова и 3. Г. Балашов (1959) относят ее к таллинскому горизонту, а в верхней части кундского горизонта, соответствующей нижней половине Вшу схемы В. В. Ламанского, авторы выделяют зону с Asaphus major Schm. и Cyclendoceras cancellatum Eichw. В та­ком объеме кундский горизонт представлен и в региональной унифици­рованной схеме ордовика Северо-Запада Русской платформы (1965). Верхний подгоризонт, по данным исследований Е. А. Балашовой и 3. Г. Балашова, является самым выдержанным на территории Ленин­градской области и Эстонской ССР. Средний подгоризонт также довольно широко распространен. Нижний, напротив, распространен лишь в восточной части Ленинградской области (от р. Сяси до р. Лавы).

 

Более или менее отчетливо (по фауне) подгоризонты устанавлива­ются в обнажениях на р. Волхове (Балашов и Балашова, 1959).

 

Подгоризонт Вша, мощностью 0,9—1,2 м, распространен лишь в во­сточной части Ленинградской области (от р. Сяси до р. Лавы). Он пред­ставлен глинистыми тонкоплитчатыми известняками с прослоями (0,25 см) известковистой глины. В основании подгоризонта лежит мел­козернистый известняк с Asaphus expansus.

 

Подгоризонт ВшР, мощностью 3,07—3,15 м, хорошо прослеживается как в пределах Ленинградской области, так и в Эстонской ССР. Он начинается с нижнего чечевичного слоя, который здесь весьма четко вы­деляется и имеет выдержанную мощность, равную 0,35—0,4 м. Выше лежат глинистые известняки с прослоями глин. Встречаются многочис­ленные трилобиты, в том числе Asaphus raniceps.

 

Подгоризонт Вшу, мощностью около 4 м, сложен тонкослоистыми, глинистыми, слабо доломитизированными известняками с прослоями из- вестковистых глин. В основании лежит прослой плотного, крепкого до- ломитизированного известняка («белый слой»), мощностью 0,25—0,3 м. Фаунистические остатки редки. Из трилобитов найдены Asaphus eich- wcildi Schm., 4s. pachyophthalmus Schm.

 

Разрез кундского горизонта с подгоризонтами схемы В. В. Ламан- ского хорошо наблюдается в обнажениях на левом берегу р. Волхова, в 2 км ниже д. Плеханова (описание В. А. Селивановой, 1966 г.):

 

Известняк тонкозернистый, глинистый, с участками органогенно-обломочного, местами доломитизированный, серый с блед­но-сиреневыми пятнами и разводами, встречаются кристаллы каль­цита и зерна глауконита, иногда образующие скопления с неопре­делимыми остатками трилобитов. В интервале 14,5—16,50 м найдены Ptychopyge lesnikovae Bal., Antigonambonites planus (Pand.), Paurorthis parva Pand., много мшанок и остракод. В прослое мергелеподобного известняка мощностью 2 см, залегающего в осно­вании слоя, встречены остатки Porambonites reticulatus Pand. и Paurorthis cf. parva (Pand.).

 

На территории Московской синеклизы в разрезах скважин Валдайской, Крестецкой и Пестовской кундский горизонт отличается более глинистым составом пород, он представлен однообразными глинистыми известняками, мергелями и реже карбонатными глинами зеленовато­серого цвета. Скопления чечевичек бурой окиси железа в этих разрезах не наблюдались. Несмотря на то, что остатки руководящих форм три­лобитов для подгоризонтов схемы В. В. Ламанского были найдены так­же и в разрезах этих трех скважин, ввиду недостаточности палеонто­логического материала и весьма однообразного литологического со­става пород четко ограничить каждый из трех подгоризонтов в преде­лах этого региона не представляется возможным.

 

Еще более существенные фациальные изменения горизонт претер­певает на западе Эстонии (между г. Таллином и о. Осмуссар), где из­вестняки обогащаются зернами кварца и переходят в известковистый «песчаник Рогэ» с желваками фосфорита. Последний образует конгло­мератовидный прослой мощностью 3—4 м.

 

Фауна в отложениях кундского горизонта многочисленна и раз­нообразна. Кроме зональных форм, приведенных выше, для горизонта в целом характерны следующие брахиолоды: Lycophoria nucella (Dalm), Orthis calligramma Dalm, Jtu concava (Pa hl), Poramboni­tes intercedens Pand., Progonambonites inflexus (Pand.), Antiella

 

baltica О р. и др., наутилоидеи Endoceras incognitum Schr., End. du­plex Wahl, Cyclendoceras canaellatum (E і c h w.), C. buchi L e s n і k, C. eichwaldi Bal. и др.; трилобиты Megalaspis obtusicanda S c h m., M. gigas A n g., M. heroica Jaanuss, Amphyx nasutus Dalm, Amp. volborthi S c h m., Ptychopyge lesnikovae В a 1., Illaenus exmarki S c h 1., III. incis us J a a n, Pseudoasaphus simonkovensis Bal, Plesiomegalaspis и др. Много остатков фауны встречено в керне Крестецкой, Валдайской и Пестовской скважин: Asaphus raniceps Dalm, As. cancellatum E і c h w, Plionema fischeri (A n g.) и др. .

 

В средней части кундского горизонта в Пестовской скважине най­дены остатки: Didimograptus pf. bifidus Hall, свидетельствующие о со­ответствии кундского горизонта зоне Didimograptus bifidus лланвирна Англии и нижней части верхних дидимограптовых сланцев Швеции и Норвегии.

 

К содержанию: В. А. Селиванова, В. С. Кофман "Геология СССР" 1 том

 

Смотрите также:

 

Науки о Земле  ОСНОВЫ ГЕОЛОГИИ  Геология с основами палеонтологии  Геохронология

 

Геохронология таблица  Геологическая шкала. Абсолютный и относительный возраст горных пород