Геоморфология северо-запада Русской плиты

 

 

Досредневалдайский ярус. Элементы рельефа Карбоновое плато, Девонская низина, Ордовикское плато, Предглинтовая Кембрийская низина

 

ПРОИСХОЖДЕНИЕ СОВРЕМЕННОГО РЕЛЬЕФА

Современный (поверхностный и погребенный) рельеф Ленинградской, Псковской и Новгородской областей представляет собой результат длительной геологической истории территории и в генетическом отно­шении является многоярусным (рис. 65 *); при этом каждому ярусу соот- вествует определенный период рельефообразования'. В общем случае каждый из ярусов рельефа явился функцией физико-географических и тектонических процессов данного периода и поверхности предыдущего яруса, причем влияние этих факторов для отдельных районов Северо­Запада в различные периоды было неравноценно. Иногда на формирование того или иного яруса рельефа оказывала влияние более древняя поверхность, нежели поверхность предыдущего яруса.

Границы между ярусами, а также между периодами являются нередко услов­ными, поскольку рельефообразующие процессы каждого периода, как правило, начали проявляться еще в конце предыдущего. Так, ледниковая аккумуляция, создавшая рельеф второго яруса, имела место и в досредневалдайское время, о чем свидетель­ствуют значительные толщи более древних отложений, вскрытые во впадинах долед­никовой поверхности; формирование гидрографической сети и ряд других процессов современного этапа уже имели место в конце эпохи валдайского оледенения. Однако лишь в последующем периоде эти процессы становятся ведущими и определяют «основные черты рельефа данного яруса.

Сопоставление речных, озерных и озерно-ледниковых террас

Ярусность рельефа менее отчетлива на тех участках, где формиро­вание последнего определялось направленными процессами, постоянно­действующими на протяжении всей истории развития рельефа. Приме­ром такого района может служить открытая часть Балтийского кристал­лического щита, в пределах которого в течение всей истории развития рельефа проявлялась тенденция к общему поднятию территории, сопро­вождаемя денудацией.

Досредневалдайский ярус — денудационный

Продолжительность его определяется разницей в возрасте пород, слагающих его поверх­ность (наиболее молодые — карбоновые и пермские, а несколько восточ­нее данной территории, в районе г. Вологды, юрские и меловые) и пере­крывающих ее (четвертичные— средне- и верхневалдайские[7]). Таким- образом, нижний ярус рельефа сформировался в промежуток времени между верхним мезозоем и верхним плейстоценом.

Поверхность его на: преобладающей части территории представляет собой систему куэст, происхождение которых связано с размывом моноклинально падающих палеозойских пород различного литологического состава; наиболее крупными элементами рельефа являются Карбоновое плато, Девонская низина. Ордовикское плато, Предглинтовая (Кембрийская) низина.

Поверхность досредневалдайского яруса в основных чертах сфор­мировалась в донеогеновое время, поскольку рисунок древней гидро­графической сети, имеющей неогеновый возраст, обнаруживает зависи­мость от элементов этого рельефа. Магистральные древние долины проходят вдоль подножия уступов, а сами уступы расчленены густой древней эрозионной сетью. Особенности морфологии доледниковых долин: (V-образный поперечный профиль, значительная глубина при неболь­шой ширине), сохраняющиеся даже там, где последние врезаны в рых­лые песчано-глинистые породы, невыработанность их поперечного и про­дольного профиля указывают на то, что речной врез был интенсивным и кратковременным. Повсеместное распространение доледниковых долин­на обширной территории, весьма разнородной по геологическому строе­нию и тектоническому режиму, свидетельствует об общей причине их возникновения, вызванного, вероятно, понижением уровня мирового океана (Малаховский, 1961). Доледниковый возраст древних эрозион­ных врезов подтверждается наличием неоген-четвертичных отложений, в некоторых из долин.

В пределах названных крупных элементов структурно-денудационного рельефа наблюдается ряд локальных выступов и впадин, различ­ных по площади и амплитуде. Тектоническая природа некоторых из них не вызывает сомнения. Так, по данным Л. Б. Паасикиви (1966) и А. И. Шмаенка, Локновский и Лужский выступы соответствуют поло­жительным локальным структурам в палеозойской толще; Ильменская котловина, по данным В. С. Кофмана (1966), образовалась на месте разрушенной сводовой части брахиантиклинали; Гдовские дислокации выражены в рельефе в виде пологого повышения амплитудой до 30 м (Асаткин, 1933; Малаховский, Буслович, 1966); Мстинская впадина зна­чительно сужается в своей северо-западной части благодаря присутствию' здесь структурного мыса (Остромецкая, Котлукова, 1966). Для ряда: выступов, в том числе таких значительных, как Бежаницкий, Котовский, юго-западная оконечность Карбоновой куэсты и др., отсутствуют дан­ные, позволяющие установить их происхождение. Однако то обстоятель­ство, что эти возвышенности, сложенные легко размываемыми песчано­глинистыми породами, сохранились в рельефе несмотря на длительный период континентальной денудации, свидетельствуют скорее в пользу их тектонической природы.

Некоторые из разломов со смещением находят отражение в рельефе нижнего яруса. Так, сравнение карт поверхности допалеозойского (Зан­дер, Томашунус и др., 1966) и дочетвертичного субстратов (), говорит о совпадении линий разломов северо-западного простирания с бортами Мстинской впадины, отражены в рельефе и разломы, ограни­чивающие с востока и запада Ижорское и Волховское плато, с запада впадину, проходящую вдоль северо-западного берега Ладожского озепа и т. д. (). н

Между тем, сравнение тех же карт не говорит в пользу дизъюнктив­ного происхождения таких крупных уступов, как Ордовикский и Карбо­новый, за исключением, возможно, лишь его самой северо-восточной части (Вигдорчик, Гарбар р др., 1967). Они в основном имеют денуда­ционное происхождение, так же как и более мелкие куэстовые уступы (Бурегский в юго-западном Приильменье и Везенбергский в районе г. Сланцы).

Поскольку некоторые из повышений (выступы под возвышенно­стями Лужской и Хаанья) огибаются древними долинами, можно пред­положить, что они формировались в донеогеновое время.

Значение денудации как основного рельефообразующего фактора досредневалдайского периода сохранялось и на его заключительных этапах, связанных с покровными оледенениями. Деятельность ледни­ковых покровов выражалась как в экзарации подстилающей поверхно­сти, так и в аккумуляции обломочного материала. Однако экзарация в целом преобладала. Об интенсивности ледникового выпахивания, по крайней мере во время наступання валдайского ледника, свидетель­ствуют мощные отторженцы коренных пород в четвертичных отложе­ниях, отсутствие положительных аккумулятивных форм досредневал­дайского возраста (за исключением Котовской возвышенности), нивелировка доледниковых выступов рельефа.

 

 

К содержанию: В. А. Селиванова, В. С. Кофман "Геология СССР" 1 том

 

Смотрите также:

 

Науки о Земле  ОСНОВЫ ГЕОЛОГИИ  Геология с основами палеонтологии  ПАЛЕОНТОЛОГИЯ

 

Геохронология и стратиграфия, таблица  Геохронология   Геохронологический возраст горных пород