КРЫМСКИЕ ГРЯДЫ КУЭСТЫ

 

 

Плодоводство в Крыму, сорт яблок кандиль синап. Геологическое сложение куэсты, месторождение кеффекилита

 

Спуск по одной из балок - Бодракская, Кошарная - с баклинского плато на северо-восток приведет нас в долину реки Альмы.

 

Начало плодоводству в Крыму было положено еще в античные времена, очевидно, в VI веке до нашей эры колонистами-греками. Спустя столетия сады постепенно заняли плодородные долины рек Предгорья. Самобытный вклад в развитие культуры выращивания фруктов внесли крымскотатарские садоводы. Л.П.Смиренко подробно описал бытовавшие у них еще в начале XX века стандартные приемы и ноу-хау - от подпорок-чаталов до столбовых лестннц-мердвенов. С присоединением Крыма к России на эту отрасль местного хозяйства было обращено особое внимание. Благодаря содействию правительства и энергичной деятельности выдающихся представителей отечественной науки - П.С.Палласа, Х.Х.Стевена, II.Л.фон Гартвиса и отдельных энтузиастов, садоводство получило новый импульс. И первый питомник благородных сортов яблонь и груш в полосе предгорий находился именно здесь, в долине Альмы.

 

Уже в начале XIX века площадь садовых насаждений в Крыму исчислялась 4000 десятинами, а к началу Первой мировой войны составляла около 10 ООО десятин. Вывоз плодов в последнюю четверть позапрошлого века достигал 1 500 000 пудов, а урожай в среднем составлял 2,5-3 миллиона пудов! Л сорта! «Шампанский ранет», «Наполеон», «Орлеанский шафран», «Бере Александр», «Бои Кретьен Вильяме» - давно забытые названия сказочно вкусных яблок и груш.

 

На просторах Альминской долины по-прежнему много урожайных, ухоженных (и неухоженных) садов, но их заполонили уже другие, новые сорта плодовых деревьев. Конечно, было бы глупо протестовать против закономерного научного н коммерческого развития аграрного производства. Однако авторам, как и многим крымчанам, особенно жаль исчезновения старинных местных сортов яблок, и прежде всего сорта кандиль синап».

 

Это было любимое яблоко нашего детства. Во дворе росло большое раскидистое дерево, на котором созревали особой формы, длинненькие сочные плоды, не исчезавшие со стола до апреля. Собственно, «кандиль» стал для нас олицетворением самых лучших, вкусных и красивых яблок, - а все дру- И1 е казались уже «не такими». Они радовали не только нас, детей. Даже Л.П.Спмиренко, описывая в своем знаменитом труде «Крымское промышленное плодоводство» яблоки сорта кандиль синап», не удержался от эмоций, назвав их окраску яркой, заманчиво улыбающейся>>. Непрочное прикрепление к веткам, проблемная транспортабельность и, в особенности, твердое мнение садоводов, что «вне Крыма нет "кандиля" еще сто лет назад сделали его плоды дорогой диковинкой на рынках за пределами полуострова. Яблоки из родственной группы сортов - так называемые синапы - составляли 9 к) всего фруктового товара, вывозившегося из Крыма до революции. Нов то же время за десяток яблок «кандиль синап» в зимней Москве платили, как за пуд любого другого «синапа», а то и вдвое дороже.

 

Альма, как мы уже говорили, ~ вторая крупная река полуострова. Протяженность ее русла с ос та в л яе г 79 килом ет- ров. Истоки находятся высоко в горах, на северном склоне Глав- н о и Кры мс кой гряды, и представлены реками Сары-Су («желтая вода»), Бабуганка и Савлых-Су («здоровая вода», тюрк.).

 

«...На дне по мшистому, атласно-зеленому ложу, в тени огромных деревьев стремительно протекает ручей Альма, берущий начало в предгорьях Бабугана. Воды его, днем кажущиеся нежно голубыми, к вечеру, когда солнце уходит из ущелья, делаются синими. Бур- лясь и пенясь, воды низвергаются по огромным, обросшим зеленым мхом каменным глыбам, образуя небольшой водопад...» - так уносимо рисует образ верховьев Альмы писательница С.Лялицкая.

 

В верхнем течении Альма принимает притоки — Сухую Альму, Косу и Мавлю, а ниже, в районе Предгорья - Бо- драк, самый крупный из них, и немноговодпую Бакал-Су. У самого устья, где Альма впадает в Каламитский залив Черного моря, эта роскошная река практически теряет свои воды и превращается в топкую, заросшую тростником и камышом соленую трясину...

 

Каждый раз, рассказывая о реках Предгорья, нам приходится напоминать об их коварном характере, скрытом до поры до времени. гГолько малосведущий человек может, прочитав свидетельство П.С.Палласа, назвать это «страшилками»:

 

«Когда выпавший снег быстро тает или выпадают обильные дожди, Ллма становится почти столь же опасной и опустошительной, как и Салгир. Почти не проходит года, чтобы в ней пе тонули люди, в лучшем случае отделываясь купаньем. Не менее опасен, особенно по глубоким ямам, образующимся в подвижном ложе, и речным потокам, впадающим из боковых долин, w ручей БадраКу переезжаемый после Алмы вслед за его впадением в эту речку».

 

Просторная долина Альмы является прекрасной иллюстрацией к закону Кориолиса: правый борт ее скалистый и крутой, Левый, как и положено, более пологий. В самой узкой части долины прорыва Альмы сквозь Внутреннюю гряду приютилось несколько небольших сел, объединенных ныне общим названием Малиновка. Интересно, что несмотря ни па какие указы н постановления советских властей, направленные на то, чтобы стереть память о крымских татарах даже с географической карты полуострова (имеется в виду переименование населенных пунктов Крыма в 1948 г.), старое название села - Кобази (правильнее «кьобасы» - «нора, берлога», тюрк.) — знают и помнят очень многие. А все дело в том, что оно принадлежит уже не столько отечественной истории, сколько мировой науке...

 

Чуть южнее и выше села, па правом скалистом борту  Альмы находится настоящая «берлога», так называемая погребенная пещера Кобази - одна из девяти пещер Крыма, где в конце XIX века К.С.Мережковский впервые территории Российской империи обнаружил материальные свидетельства существования человека каменного века - неандертальца. По сути открытие К.С.Мережковского (как и более поздние, уже послевоенные исследования советскою археолога А.А.Формозова) «обессмертило» маленькую крымскотатарскую деревушку: ее название (правда, Л.Л.Формозов назвал ее почему-то пещера Храма) прочно пошло в номенклатуру выдающихся археологических памятников планеты.

 

Как мы уже не раз убеждались с вами, читатель, в разные исторические эпохи люди нередко селятся в одних и тех же местах. II пе всегда решающую роль играет наличие природных убежищ или близость реки. Вероятно, иным людям дано почувствовать наличие «благих мест» или «мест силы», локальных зон с особенно благоприятной «природной энергетикой». Одним из таких участков, похоже, является округа пещеры Кобази.

 

Позднейшие памятники истории связаны с византийским периодом в истории Таврики, например, тот, что располагается па скалистом мысу правого борта долины Бодра ка.

 

Честь открытия этих драматических развалин принадлежит отчаянному швейцарскому путешественнику Дюбуа де Моипере, который, впрочем, набрел па это место... случайно. Открыватель сообщил о своей неожиданной находке авторитетному исследователю древностей П.И.Кештену, а уже тот сделал первое (и практически единственное на сегодня) научное описание памятника.

 

Кеффскилит («глина из Каффы») залегает здесь пластами толщиной до двух метров. Он представляет собой нежную, тонкодиспсрсную, наподобие пудры, глину, которая прекрасно мылится как в пресной, так и в морской воде, очищает кожу и обезжиривает волосы лучше любого самого современного шампуня. Отмстим, что культура использования кила в Крыму продержалась до 50-х годов прошлого века. С далекого детства авторы запомнили небывалое ощущение чистоты и мягкости после того, как наша бабушка Мария, жившая в Керчи, мыла нам, детям, голову килом. А прокаленным на огне килом чистили зубы...

 

Оригинальное геологическое сложение куэсты в районе села Саблы не ограничивается месторождением кеффекилита. Южный крутой склон Внутренней гряды здесь представляет собой настоящую стратиграфическую колонку, «срез времен», в котором последовательно запечатлены все осадочные породы Предгорья - от нижнего мела до палеогена. У самого дна продольной долины на дневную поверхность выходят мезозойские сланцы так называемой таврической серии, на них лежат мшапковые известняки пижнего мела, затем среднемеловые красные пески и глины, мергели и, наконец, под самым верхом, на слоях зеленоватой глины, располагаются иуммулитоные известняки. Но и это еще не все: в размытых сланцах обнажаются юрские налсовулканы, прочные кристаллические породы которых длительное время разрабатывались в местных карьерах. Светло-голубоватые андезиты с хорошо заметными столбиками кристаллов роговой обманки и сейчас представляют интерес для ученых-геологов.

 

 

К содержанию: Куэсты Крымского Предгорья

Крымские куэсты

Крымские куэсты

 

куэсты крым

 

Смотрите также:

 

Куэсты. Реки Альма и Бельбек. Большой каньон. Ай-Петри.  Крым  ландшафт горного Крыма, куэсты

 

С геологическим молотком по Крыму  Гора Ак-Кая куэстовый рельеф