КРЫМСКИЕ ГРЯДЫ КУЭСТЫ

 

 

Крымский археолог А.А. Щепинский. Бодракская культура палеолита. Бифасы. Гора Шелудивая

 

К востоку-северо-востоку от перевала Чель-Богаз протяженный южный склон Внутренней гряды представлен двумя параллельными куэсте продольными долинами - утопающей в зелени лесов Сулу-Таш (возможно, от «суллу-таш» - «красивый камень», тюрк.; в долине действительно высится 10- метровая скала) и Шары (ранее Шуры, возможно, от «шурю» - «начало», тюрк.).

 

Эти долины разделены хребтом Кизил-Чигир (от «чегер» - «красный кустарник», тюрк.). Тянущаяся к северу куэста уже совсем пе похожа на ту красавицу- гряду, которая так долго сопровождала нас в путешествии по Предгорью. Па довольно протяженном участке, до самой долины реки Бодрак, Внутренняя гряда как будто «съедена» несколькими карьерами по добыче пильного камня-известняка. В ряде мест карьеры настолько близко подобрались к кромке куэсты, что началось (и, увы, продолжается...) разрушение уступа гряды и, как следствие, понижение ее высоты.

 

...В структуре минерально-сырьевых ресурсов Крыма строительный камень до сих пор занимает «почетное» первое место - 47,7%. И львиную долю этих ресурсов составляют пильные известняки Внутренней Крымской гряды. По месту добычи они даже получили собственные нарицательные имена: «бод- ракский» камень, «альминекий», «инкерманский». Это действительно камень-строитель, камень-созидатель. Начиная с эпохи мезолита, когда люди переселились из природных пещер в сооруженные из камня дома, и по сей день мшанковые и пуммулитовые известняки остаются наиболее востребованным строительным материалом во всем Предгорье. Однако за все хорошее приходится платить... Вот мы и платим «лунными ландшафтами» заброшенных карьеров, разрушением куэсты, изменением климата в продольных нонижсниях-долинах. В давно заброшенных и ныне действующих карьерах Предгорья грустная фраза из «Маленького Принца» Аптуапа де Септ- Экзюпери воспринимается как мрачное пророчество:

«Ведь наша Земля - это прежде всего скалы и пески,..».

 

Наш путь лежит дальше на восток, в небольшую, но ставшую однажды знаменитой долину Шары. Чем же может похвастаться это непримечательное внешне место на левом берегу Бодрака?

 

...До последнего времени археологическая наука уверенно утверждала, что самые первые люди в Крыму появились лишь в среднем палеолите, в эпоху мустье, около 50-100 тысяч лет назад (об этих загадочных людях - а они относились к роду Homo, неандертальцах, мы еще расскажем в последующих главах). Более древних достоверных памятников человеческой культуры, созданных палеоантропами (наиболее древней из известных генерации людей) на полуострове известно пе было. И все же возможность их открытия отнюдь пе исключалась специалистами. Нужно было только искать и искать, работать и работать.

 

Тем не менее в 1971 году один из мэтров археологической науки, А.А.Формозой, с сожалением вынужден был констатировать:

 

«...сделан ряд замечательных открытий. Но, по сути дела, в выделении основных этапов палеолита Крыма мы недалеко отошли от К,С.Мережковского (открыватель палеолита в Крыму и в России в 1879-1880 гг. - А.Е. )>>.

 

Но долгожданное Открытие все-таки состоялось! Известный крымский археолог А.А.Щепинский на основе собственных теоретических представлений о возможной локализации стоянок представителей человека прямоходящего (Homo erectus) занялся раскопками в Предгорье. И не в гротах, не под скальными навесами, как это следовало бы ожидать. Вопреки сложившимся и археологии взглядам ученый рискнул предположить, что памятники домустьерского времени должны, скорее всего, располагаться па открытых возвышенностях, поблизости от естественных месторождений кремня. И научная интуиция не подвела исследователя! Во второй половине 1970-х годов А.А.Щепинский обнаружил бесспорный и выразительный нижнепалеолитический материал - орудия явно домустьерского времени - в среднем течении реки Бод- рак, в неприметной балке Шары, подрезающей восточный склон горы Кременная (451 м).

 

Впоследствии ученый открыл в Предгорье в общей сложности 15 подобных «мастерских». Именно - мастерских, поскольку ни костей животных, ни другого археологического материала, обычного для стоянок, здесь найдено не было. Все памятники, как изначально и предполагал исследователь, располагались вдоль южных, наиболее теплых склонов хребтов, сложенных имелоподобных мергелей с многочисленными и обильными выходами кремня. A noскольку большинство наиболее значительных домустьерских памятников ученым было выявлено в бассейне реки Бодрак, он предложил объединить их н особую «бодракскую» культуру.

 

Несмотря на то что значительная часть уникального памятника в долине Шары оказалась поврежденной при террасировании склона под лесопосадку, А.АЛЦеиинскому все же удалось собрать здесь совершенно уникальные материалы, по которым можно было проследить весь последовательный процесс обработки камня - «от слегка обитых желваков до законченных орудий». Конечно, наиболее важными для ученого оказались готовые орудия и так называемые полуфабрикаты. В основном они были представлены крупными кремневыми орудиями, имеющими двустороннюю обработку, - специалисты зовут их бифасами. Среди них чаще попадались грубые массивные рубила длиной пе менее 15 сантиметров, но особый восторг вызвал подлинный шедевр, созданный около 300 тысяч лет назад, - дву сторонне обработанный наконечник копья.

 

Чуть юго-восточнее Кременной горы и долины Шары, на правом берегу небольшого ручья Узеньчик («устьице», тюрк.) - левого притока Бодрака - расположены еще два из наиболее оригинальных памятников природы этого района - юры-останцы Шелудивая и Длинная.

 

На особенности этих природных образований обратили внимание еще в начале 60-х годов прошлого века. Поводом для повышенного интереса ученых-геологов стало абсолютно нетипичное сочетание слагающих массив геологических отложений. Дело в том, что в формировании здешних ландшафтов особая роль принадлежит породам мелового периода. На данном же участке привычная и размеренная последовательность отложений нарушается: из нее «выпадают» целые геологические периоды. В результате под бронирующей толщей песчаников и конгломератов позднего мела вместо «положенных» слоев оказались отложения гораздо более древних, еще триас-юрских сланцев (гак называемая таврическая серия). Силы эрозии постепенно размыли податливые отложения цокольного «этажа», тогда как плотные прослойки отложений образовали сверху них «перекрытие», которое и сохранилось в виде плосковершинной горы.

 

...Совсем недавно, всего 30 лет назад, массив горы Шелудивой без преувеличения можно было считать своеобразным эталоном длительного эрозионного размыва в Крымском Предгорье. Об этом свидетельствует даже прежнее название горы - Сельбухра (по-видимому, от «сель» - <<грязекамен- ный поток после дождя» и «бохра» - «охра», тюрк.). Сейчас же можно только попытаться представить, как после ливней с этих склонов уносились вниз потоки рыжего, действительно охристого цвета...

 

От вершины до самого подножия горы по крутым склонам радиально расходились 36 совершенно однотипных глубоких оврагов. В древних эрозионных ложбинах, промытых в толще таврических сланцев, во множестве обнажались грубые песчаники с богатыми останками ископаемой фауны - ну просто палеонтологический музей! Это был настоящий эталон, позволяющий детально изучать характер и тенденции развития эрозионных процессов во всем Крымском Предгорье. А ведь подобные исследования, произведенные в таких модельных ландшафтах, позволяют в дальнейшем переносить полученные знания и выводы па сходные участки Предгорья, что открывает возможности для гораздо более эффективного природопользования в условиях активного размыва поверхности.

 

К сожалению, сегодня памятник природы «Гора-останец Шелудивая» существует виртуально, только на страницах кадастра охраняемых законом территорий. Классические, словно иллюстрации из учебника по геологии эрозионные урочища горы навсегда исчезли с лика Предгорья.

 

Дело в том, что у некоторых чиновников, возглавлявших некогда лесохо- зиПствеипую отрасль Крыма, длительное время существовала никто рода идея-фикс: затеррасировать все безлесные предгорные склоны и засадить их сосной... Опасения крымских природоведов были пе напрасными: невиданной по масштабам «атаке» подверглись многие цепные в научном отношении участки - от горы Шелудивой до знаменитой Ак-Каи. Сосновые саженцы прижились далеко не везде, а вот искусственные террасы навсегда изуродовали отдельные склоны и целые ландшафты.

 

К тому же «под нож» пошли вполне сложившиеся растительные сообщества, особенно богатые эндемичными видами, нигде больше в мире пе встречающимися. Среди них растения, которые недоуменно смотрят на нас со страниц Красной книги: лагозсрис пурпурный, люцерна щебнистая, эспарцет Палласа... Эти растения обречены, поскольку приспособлены к жизни на открытом солнце и погибают в тени деревьев. А исковерканная дикими рубцами, словно после хирургической операции, земля начала быстро зарастать агрессивными сорняками.

 

Более того: вместо того чтобы сбежать, скатиться со склонов, дождевые и снеговые воды стали активно поглощаться на выположенных ступенях террас. А переувлажнение склонов, как и предупреждали геологи, - одно из наиболее важных условий для формирования оползней. И оползни, конечно, не заставили себя долго ждать. Уже сейчас эти опасные процессы не только калечат рельеф, по и реально угрожают сооружениям, коммуникациям и магистралям, расположенным в Предгорье...

 

 

К содержанию: Куэсты Крымского Предгорья

Крымские куэсты

Крымские куэсты

 

куэсты крым

 

Смотрите также:

 

Куэсты. Реки Альма и Бельбек. Большой каньон. Ай-Петри.  Крым  ландшафт горного Крыма, куэсты

 

С геологическим молотком по Крыму  Гора Ак-Кая куэстовый рельеф