КРЫМСКИЕ ГРЯДЫ КУЭСТЫ

 

 

ОТ КАЧИ ДО БОДРАКА. Река Кача. Качи-Кальон. Гроты Качи-Кальона

 

Этот прекрасный город лежит как будто в какой-то котловине, в долине обширной, с обеих сторон крутыми горами окруженной. В горах же, расположившихся по обеим сторонам города, выделяются скалы,  по воле Аллаха Всевышнего имеющие формы скакуна, слона, верблюда или козы с преудивителъными пещерами. Среди тех скал кое-где возвышаются взгорья, землей покрытые.

Эвлия Челеби. «Книга путешествий»

 

Правый борт Качинского каньона простерся долгой, почти сплошной чередой высоких скалистых мысов, испещренных зияющими темными отверстиями гигантских гротов и маленьких крипт. На срезе куэсты, словно на картинке из учебника но геологии, прекрасно видны отдельные слои и горизонты, десятки миллионов лет спокойно отлагавшиеся на дне древнего морского бассейна. Вероятно, именно об этой характерной слоистости здешних известняков П.С.Паллас в свое время написал:

«Пласты разных периодов жизни земли лежат, как листы в книге. Не все листы одинаково сохранились, некоторые уже уничтожены...».

 

Впрочем, скалистый правый берег Качи, наверное, не столько геологический памятник, сколько выдающийся исгорико- археологический музей под открытым небом. На всем протяжении каньона даже невооруженным глазом видны многочисленные и разнообразные очаги угасшей древней жизни.

 

Подобный форштевню легендарного «Титаника», над долиной застыл острый скальный мыс. Если всмотреться, то в верхней части уступа две скальные трещины создают изображение огромного креста. Становится понятным, почему обширный участок правого борта каньона, вдоль которого мы проследуем на юго-восток и восток, называется Качи-Кальон (<<крестовый корабль>>, тюрк.).

 

Качи-Кальон - это не только один из наименее изученных «пещерных» городов Предгорья. Это гигантский древний комплекс, в котором удивительным образом сочетаются могучие оборонительные сооружения, бесчисленные жилые и хозяйственные пещеры-крипты, цех» по изготовлению вина, православные монастыри, храмы и множество христианских символов: кресты, кресты, кресты... Они искусно высечены на известняковых глыбах, нацарапаны на стенах гротов и пещерных церквей (по-видимому, многие из них оставляли паломники в память своего пребывания в святых местах). Кресты по форме очень разные: простые, вписанные в круг, равноконечные с расширяющимися концами («процветающие»), с двулопастными расширениями на концах и даже увитые виноградной лозой.

 

Увы, до наших дней сохранились лишь отдельные фрагменты, осколки некогда роскошного и загадочного поселения, настоящее, «прижизненное» имя которого навсегда исчезло во тьме прошедших веков. Впрочем, трагическими руинами

 

Качи-Кальон явился взору неутомимого путешественника но Крыму П.И.Сумарокова уже более двух столетий назад:

«...урочище Качь-Кальоп... представляет голый из мягкого камня утес, внутри коего видны разные пещеры, и на средине по высоте... находится наподобие конуры впадина, которая наполнена чистою и вкусною водою. На поверхности нет ни развалин, пи следов жи лья; но валяющиеся по скату во множестве тесанные продолгова т ым и четверо угол ьн икам и большие коме нъя, отделанные карнизы, как видно, приготовленные для сооружения какого либо построения, притом уцелевшие остатки разрушенной церкви служат свидетельством, что это место было обитаемо...».

 

XX веке темпы разрушения памятника резко возросли, судите сами: еще в 1935 году на Качи-Кальоие сохранялись остатки арочных крепостных ворот, несравненно более высокой была главная крепостная степа у монастырского комплексу и менее чем за столетие паши современники окончательно п безиозвратпо «добили» и без того жалкие остатки «крестного города»...

 

Самыми крупными и заметными природными образованиями, вблизи которых обосновались основные сооружения юрода, являются пять огромных гротов. Они располагаются цепочкой с северо-запада на юго-восток и называются по по-порядку: Первый, Второй, Третий и т.д. Под их сеиыо, между ними, а также в отдельных крупных глыбах известняка, лежащих у подножия обрыва, и вырублены многочисленные помещения крипты разнообразного предназначения.

 

Пятиярусный (!) комплекс из более чем 50 крипт располагается в обрыве между Первым и Вторым гротами.

 

Исключительная труднодоступность некоторых крипт (сегодня в них может пробраться только хороший скалолаз, снабженный целым арсеналом специального снаряжения) является еще одной загадкой Качи-Кальопа. Как же все-таки жители древнего города пробирались в пещеры самых верхних ярусов? Ведь в большинстве случаев здесь пет даже намека на вырубленные когда-то в скале ступени, лестничные марши. За прошедшие со времени основания городища полторы тысячи лет природные процессы могли, конечно, изрядно сгладить эти скалы, убрать все неровности, выступы, но которым можно было пробраться в «висячие» гроты.

  

Внимательное обследование «висячих» гротов позволило нам обнаружить множество небольших искусственных углублении, пазов в скалах. На первый взгляд их предназначение4 совершенно непонятно. По если объединить их в единый комплекс, становится очевидным, что в этих углублениях крепились какие-то конструкции, скорее всего, деревянные Лестницы. Их было, наверное, превеликое множество - сейчас можно только мысленно представить, какой сложной и причудливой паутиной висячих деревянных лестниц были покрыты эти скалы. При необходимости конструкцию можно было легко убрать, и тогда крипты верхних ярусов превращались либо в персональный «сейф за семью замками», либо в совершенно неприступное убежище.

 

...Во Втором гроте искусственных пещер пет вовсе, зато на выступе скалы между Вторым и Третьим гротами их множество. В Третьем гроте, Кроме крипт, сохранились ос гатки небольшой пещерной церкви, несколько гробниц, вырубленных в полу, (еды греческой надписи, вырезанные и нарисованные на стенах кресты.

 

Еще более 30 крипт находится между Третьим п Четвертым гротами, и, наконец, мы попадаем в самый грандиозный и величественны и г рог - Четвертый, I юл мной или Церковный.

 

Это, пожалуй, самое сакральное место «пещерного» города. В глубине грота сочится, собираясь и небольшом округлом колодце, вода. Рядом на скале вырублен рельефный крест и ниши для икон.

 

Об этом удивительно светлом месте II.И.Кенией писал в 1837 году:

<<Полюбовавшись долиною, соберитесь съ силами, идите вверхь къ колодцу. Дело не легкое; но то, что вы тамь найдете, по преодолены всех забруднетй и некоторых опасностей, вознаградит вась за необычный подвиг. Взобравшись по осыпямь горы до ея скалистой вершины, вы... входите вь обитель чудесь... Нь верхпемъ изъ этажей... находится достопримечательный источник, обращенный вь колодезь и называемый колодцемь Св. Анастасии или просто Святою водою».

 

Спустя полвека, в 1884 году, еще одно, более полное описание источника в Четвертом гроте дал Е.Марков:

«Коленопреклоненная» черешня

 «Вь середине альковаt надь иижпимъ кариизомъ его пробивается клюнь холодной и прозрачной воды. Опъ обделаиь вь каменный бассейнчикь, подь которымъ лежит старая полустертая икона и видны следы копоти и восковыхь свечей. Это источник?? св. Анастасии давний поводъ къ основанью монастыря».

 

Источник Св. Анастасии Узорешительпицы до сих пор остается среди наиболее почитаемых природных святынь Предгорья. Сакральность этого места дополняет «коленопреклоненное» старое дерево черешни, растущее рядом с источником прямо из скалы. Неизвестно, какими силами ствол дерева изогнут так, что действительно очень напоминает молящегося на коленях человека...

 

Последний, Пятый грот Качи-Кальона расположен за полорогом стены каньона. В нем сохранилось около десятка крипт, небольшой бассейн для сбора воды из скальной трещины, множество петроглифов и малоразборчивых граффити. ()дпако, чтобы попасть в пего, необходима пе только смелость, но и серьезное альпинистское снаряжение: веревки, скальные крючья, карабины. Дело в том, что и без того узкий и опасный карниз, ведущий к Пятому гроту (его ширина сейчас составляет всего около 30 см), давным-давно частично обвалился и практически полностью изолировал участок «пещерного» города. Впрочем, но всей видимости, Пятый грот был исключительно труднодоступным еще в древности. Недаром узкий карниз, по которому проходила тропа в этот грот, называется Кыл Копыр - «волосяной мост». Может быть, непроходимый «мост на волоске» служил последней линией обороны, л Пятый грот - неприступной цитаделью для остававшихся в живых защитников Качи-Кальона...

 

«Специализация» Качи-Кальона до сих пор представляется исторической загадкой. С одной стороны - это средоточие церквей и монастырей, огромный, веками намоленный христианский храмовый комплекс. Некоторые из пещерных церквушек, вырубленных в каменных глыбах, достаточно хорошо сохранились и постепенно возрождаются. От наземных те построек, увы, мало что осталось...

 

С другой стороны - Качи-Кальон, несомненно... город виноделов. Его средневековые обитатели вырубили в скалах около согии (!) тарапанов, давилен для винограда. Тарапаны нпдны повсюду - в гротах, под открытым небом. Создается впечатление, что для их устройства использовался каждый кусочек скалы, что только ленивый не занимался здесь когда-то производством божественного напитка - вина.

 

Технология давления винограда в «пещерных» городах Предгорья существенно отличалась от той, которую демонстрировал неподражаемый Адриано Челентано в старом итальянском кинофильме «Укрощение строптивого». В тарапапах виноград не давили ногами. В этом топком процессе широко использовался принцип рычага (обратите внимание на выемки для неганки бревна 13 скале над каждым та- рамапом), посредством которого достигался, как минимум, вдвое больший объем выхода драго цеп 1101 'о 11 роду кта. Впечатляют не только мае 11 ггабы «производственной базы», но и объемы производства. Исходя из расчетов и оценок некоторых исследователей, м о ж - но предположить, что только в одном Качи- Кальоне вырабатывал и почти миллион литров пина в год! Это почти столько же, сколько давала вся винодельческая промышленность Крыма в 1935 году!

 

Но куда же подевались обширные виноградники средневекового Предгорья?

По-видимому, радикальная смена этнокультурных и, соответственно, хозяйственных традиций, произошедшая в Предгорье с приходом в Крым ислама, и, тем более, опустошительная волна турецкого нашествия на «пещерные» города в XV веке самым губительным образом сказались на винодельческой отрасли - ведь Коран категорически запрещает мусульманам употребление вина. Очень скоро предгорное вино перестало быть выгодным товаром, и его изготовление сократилось до минимума. На немногочисленных оставшихся плантациях выращивали уже только столовые сорта виногра да и сладкий кишмиш...

 

Какое же вино вызревало в древних глиняных сосудах, черепки которых валяются по склонам вокруг тараканов? Возможно, мы бы по достоинству оценили его цвет и аромат, останься где-нибудь пара кустов того винограда. Древние плантации, которые окружали давильни, теперь заросли густым лесом, отнявшим у заброшенных лоз самое дорогое - солнце, Ведь не случайно виноград называют «солнечной ягодой». Впрочем, в глухой чащобе еще можно набрести на одинокие особи, анемично повисшие на грабе или липе. Резные пальчатые листья - то почти цельные, то совсем рассеченные - напоминают то ли дикий, то ли культурный виноград, - и нто, кажется, не случайное раздвоение признаков. Среди ископаемых остатков винограда, который выращивали у нас в античное и ранпссредпевековое время, преобладают семена, близкие к дикорастущему виду (его научное название - виноград лесной), а также формы, переходные от дикого к культурному (а он зовется ботаниками дословно «виноград, приносящий вино»).

 

И отсюда еще великий Н.И.Вавилов сделал вывод: окультуривание винограда в Крыму происходило па месте. Кроме того, местные сорта оказались гораздо более приспособленными к нашему климату, чем привозные «древнегреческие». Об этом знали еще эллинские колонисты, а римский естествоиспытатель Плинии Старшин выразился насчет проблемы «интродукции» лозы из метрополии в провинции почти поэтично:

 

«Некоторые так любят свою родину, что, покинув ее, покидают там и свою славу и не остаются сами собой в чужом месте».

 

Крупноплодная культурная лоза оставалась тем пе менее желанным приобретением виноградарей прошлого - из престижа или простого расчета (больше ягода - больше вина), однако мелкоплодные сорта «дикаря», по свидетельствам того же Плиния, часто оказывались более высокоурожайными. И уже с III века нашей эры на обширных плантациях Крымскою Предгорья соседствовали многообразные сорта местной и ^зарубежной» селекции, среди которых выделялись винные и столовые формы. Может быть, их, как и сейчас, выращивали ридками, а может, просто запускали на деревья, как это до последнего времени делали в Западной Грузии.

 

Собрав в Предгорье образцы побегов редкого теперь дикого (или одичавшего?) винограда, мы попытались определить его видовую принадлежность. Ключевых признаков, учитывая огромную изменчивость, практически только два.

 

Первый признак связан с формой выемки в основании листовой пластинки (там, где она соединяется с черешком): у винограда лесного эта выемка широкая, в форме буквы «II», м листья винограда культурного снабжены узкой остроугольной выемкой - как буква «Л». Знатокам виноградных сортов, пмпелографам, хорошо известно, что для определения нужно брать наиболее типичные листья побега, а таковыми 6ы- иают 9-15 листьев по счету. Следуя всем указаниям – как ботаников-систематиков, так и специалистов по виноградарству, мы пришли к выводу, что признаки листа говорят в пользу винограда лесного.

 

Но второй, главный признак относится к генеративной сфере: в отличие от винограда культурного виноград лесной - двудомное растение, то есть тычиночные и пестичные цветки находятся на разных особях. Увы, разобраться здесь нам так и не довелось: те редкие экземпляры, что мы встречали, гроздей уже давно не дают...

 

На смену виноградным плантациям в теплых долинах Бельбека и Качи постепенно пришли фруктовые сады. Именно в Предгорье зародилась и получила невиданный размах самобытная традиция выведения новых местных сортов яблок, черешни, груш и слип: Кара-Синап, Кандиль-Слтнап, Сары-Синаи, Кирез-Армуд, Ашарапай, Изюм-Эрик, Кара-Ксрсз. Искусные садоводы добивались поистине невиданных урожаев. По свидетельству знатока крымского плодоводства Л.П.Симиренко, в долинах Бельбека и Качи с одпого-едннственного дерева нередко удавалось снимать по 1400-1600 килограммов яблок.

 

Над руинами Качи-Кальона витает не только аура сакральности и «винные пары». Здесь интуитивно ощущается какая- то трагедия, масштабная катастрофа...

 

Это действительно так. Обратите внимание: подошва склона густо усеяна крупными и мелкими обломками скал. Кажется, что здесь когда-то но время небывалой грозы выпали и до сих пор не растаяли исполинские градины. В некоторых обломках угадываются фрагменты перевернутых помещений, свидетельствующие об относительно недавнем смещении глыб. Мы отчетливо видим следы древних и более молодых гигантских обвалов, вызванных разрушительными землетрясениями. Мы можем представить себе, как обитатели городища, пережившие катастрофу (наверное, не одну...), в панике оставляли пещерные жилища. По, несмотря ни на что, люди всегда возвращались к покинутым очагам, и Качи-Кальон вновь возрождался из руин.

 

 

К содержанию: Куэсты Крымского Предгорья

Крымские куэсты

Крымские куэсты

 

куэсты крым

 

Смотрите также:

 

Куэсты. Реки Альма и Бельбек. Большой каньон. Ай-Петри.  Крым  ландшафт горного Крыма, куэсты

 

С геологическим молотком по Крыму  Гора Ак-Кая куэстовый рельеф