КРЫМСКИЕ ГРЯДЫ КУЭСТЫ

 

 

Балка Хор-Хор. Кёппен - О древностях Таврических. Мыс Куле-Буруи. Сюйреньское укрепление

 

Обрывистая северо-восточная оконечность обширного плато Чардаклы-Баира представляет собой левый борт глубокого Бельбекского каньона. На этом участке борт долины прорезают две глубоких балки — Кизильник {«кизильник», тюрк.) и Хор-Хор {«бедствие», тюрк.), над которыми высятся скалистые мысы Куле-Бурун «мыс с башней», тюрк.), Ай-Тодор («святой Федор», греч.), Серый лоб и Дженыче-Бурун («тонкий мыс», тюрк.).

 

Авторы всегда были абсолютно убеждены в неслучайности возникновения местных географических названий - топонимов. Многолетние исследования в этой области лишь укрепили нас в этом мнении. Действительно, большинство древних топонимов Крыма отражают наиболее яркие особенности природных процессов и явлений, характерных для данной местности. Название балки Хор-Хор лишний раз подтверждает но предположение.

 

О каком же «бедствии» предупреждает нас этот топоним?

 

Для некоторых участков Крымского Предгорья характерно периодическое возникновение селевых потоков, или, попросту, селей. Селевым потоком географы называют паводок большой разрушительной силы с очень высоким (более 50-60%) содержанием наносов (то есть камней и грязи), возникающий в результате ливня или прорыва озер в бассейнах горных рек (вспомните обстоятельства трагической гибели на Северном Кавказе киногруипы знаменитого «Брата», актера и режиссера Сергея Бодрова...). Механизм этого кратковременного, но, без преувеличения, страшного природного явления достаточно хорошо известен.

 

После интенсивных ливней, когда в течение 2-3 часов выпадает до 70% месячной нормы атмосферных осадков, в прежде абсолютно сухих балках возникают стремительные и бурные водные потоки. Их скорость огромна и иногда достигает четырех метров в секунду. Вода подхватывает с поверхности склонов накопившиеся за многие годы продукты выветривания - щебень, дресву и даже мелкие глыбы - и несет их вниз. Удар такой водно-каменной волны поистине страшен и беспощаден. Попав в сель, спастись практически невозможно...

 

Одному из авторов довелось самому столкнуться с селем. Правда, произошло это не в Предгорье, а на Крымском Южнобережье, в районе Гурзуфа.

 

Однажды вместе с моим другом, ученым-химиком, а еще альпинистом и спелеологом Михаилом Баевским мы отправились обследовать новую труднодоступную пещеру в верховьях каньона реки Авииды. Еще в Симферополе, откуда мы отправлялись троллейбусом, начал моросить дождь, и мы шутили: «уезжать в дождь - хорошая примета». Проехали Ангарский перевал, Алушту и вдруг... Хорошо было видно, как с гор несется огромный грязный водяной вал. Мгновение (мы даже не успели испугаться) - и он обрушился на наш троллейбус, легко отшвырнул его на противоположную сторону шоссе и ударил о подпорную каменную стену (она, собственно, нас и спасла...). С бешеной скоростью салоп начал заполняться мутной водой, хлеставшей из- под створок дверей...

 

В тот раз судьба оказалась к нам благосклонной, и через мгновения сель выдохся, оставив полуметровый слой жидкой грязи в салоне троллейбуса. Однако далеко не всем и не всегда так везет. Незадолго до этого случая сель убил группу геологов - коллег одного из авторов, возвращавшихся на уазике с полевых работ...

 

Вот хроника только некоторых селевых потоков в Предгорье:

«...июле 1931 г. могучий селевой поток наблюдался в Бахчисарае, где рекой Чурюк-Су был снесен ряд мостов и разрушены здания.

...в 1933 г. в результате селя в бассейне р. Качи... были разрушены железнодорожный мост и дорога, повреждены сады.

... в 1953 г. селевой паводок в верховьях р. Бельбек занес часть огородов и табачных плантаций... водока- менным потоком пробило степы дома.

...31 июля 1960 г. в верховьях р. Бельбек прошел сель... была занесена дорога, снесен мост, разрушены жилые здания.

...в августе 1979 г. в районе с. Баштановка с правого склона долины р. Кача сошли сели. Общий объем вынесенного рыхлообломанного материала составил около 1100 куб. м...».

 

Тщательное обследование балки Хор-Хор показало, что еще сравнительно недавнем прошлом в ее русле неоднократно возникали мощные селевые потоки. Их характерные отложения до сих пор толстым слоем покрывают вершины водоразделов, нависающих над крутыми бортами балки. В июне 1998 здесь пронесся селевой паводок, который на окраине села Малое Садовое снес заборы и почти разрушил несколько домов. Па этот раз обошлось, слава Богу, без человеческих жертв, но домашней птицы погибло очень много. Так ч го древний топоним, означающий в переводе «бедствие» или - бойся-бойся», предупреждает нас о настоящем стихийном бедствии, о селевом потоке, который много раз проносился , здесь в прошлом и, без сомнения, повторится в будущем...

 

В основании западного обрыва мыса Ай-Тодор, нависающего над балкой Хор-Хор, высечены более двух десятков искусственных пещер, составляющих сложный архитектурный пнеамбль монастыря Чилтер-Коба («пещера с решеткой», морк.). Археологи, видимо, не без основания считают, что эта небольшая православная обитель (предположительно, она носила имя св. Федора) возникла здесь не ранее XIV-XV веков и, разумеется, изначально отмечала особо почитаемое место. Таким сакральным центром ближайшей округи монастыря являлся, скорее всего, источник, расположенный в верховьях палки Хор-Хор.

 

Самое большое помещение монастыря - его храм - занимает естественный грот с многочисленными следами искусственной архитектурной доработки. Среди них остатки основания алтаря, частично разрушенная купель, каменные скамьи и ус ы пальн и 11ы. Сей час можно только догадываться, что когда-то на краю обрыва располагалась еще и оборонительная стена с воротами в виде арки.

 

Как и во многих других некогда оставленных людьми пещерных мои асты ря х, в Ч и л те - ре нынче возрождается обитель. Здесь уже постоянно живут нескол ько отш е л ыi и - ков, в храме идут службы. Еще не совсем привычно встречать бородатых людей в черных монашеских рясах, которые легко вышагивают с посохом в руке по горным тронам, - иноки из монастыря на Мангупс нередко приходят в госги к братьям из Чилтера.

Название соседнего мыса - «мыс с башней» - говорит само за себя: на мысу действительно высится старая, полуразрушенная круглая башня, запирающая выступ оборонительной стены, - так называемое Сюйреньское укрепление.

 

Неприступный мыс Куле-Буруи, с которого, как на ладони, видна вся северная часть долины Бельбека, по-видимому, во все времена использовался жителями этой части полуострова в качестве важного форпоста. Еще бы - ведь именно здесь находится стык дикой степи и Предгорья, именно по глубокой Бельбекской долине пролегает древний путь, ведущий из равнин Крыма к его истинной жемчужине - на Главную гряду и далее на Южиобережье. Важную роль этой обзорной точки еще в 1883 году отметил (нисколько, кстати, не преувеличив широту видимого горизонта) известный исследователь «древностей Тавриды» Кёппен:

«...видны съ одной стороны Бельбекская долина, от Ллбата до Би/ок- Сюйрена, а съ другой, чрезъ яр Heap Лины Дере и гору Ллис7) Тепе, - море и самые корабли, по оному плыву щ1е».

 

Судьба и слава этого выдающегося «открыватели земли крымской» тесно связаны с исследованием «пещерных» городов и древних укреплений Крыме к ого 11 ре д го р ья. I ще в начале XIX века •пот ученый внес попейте неоценимый вклад в Археологию средневекового Крыма. Даже сегодня его пионерная монография «О древностях Южного берега и гор Таврических» (так называемый «Крымский сборник») для историков непревзойденным образцом научного творчества:

 

«Но поручению графа А/.С.Воронцова П.И. в 1833 году объехал... и обозрел внимательно, - описывает деятельность ученого в Крыму его сын Ф.П.Кёппен, - горную часть Крыма, причем ему удалось открыть остатки целого ряда систематически возведенных небольших укреплений, без сомнения, византийского времени. Это дало П. И.-чу повод к разработке впоследствии первой книги задуманного им "Крымского сборника" ».

 

Имеете с «Крымским сборником» ученым была также издана на четырех больших листах превосходная карта Южного Крыма с подробным указателем - первым в России указателем к карте. Любопытно, что в период Крымской войны спрос на эту карту был так велик, что «потребовалось два новых издания ея», как утверждают биографы Н.И.Кёппена.

 

Неудивительно, что российский император Николай I, высоко оценив вклад ученого в науку, наградил его бриллиантовым перстнем. Уже на склоне лег академику удалось воплотить свою давнишнюю мечту - приобрести небольшое имение в Крыму:

. .я, кажется, нашел и приобрел место, где дам отдых странническому моему посоху и сердцу ретивому, где проведу остаток дней моих...».

 

Так и случилось. Вечный покой знаменитый исследователь истории Крыма обрел здесь: он похоронен в родовом склепе, среди заложенного им прекрасного парка в Карабахе. За три дня до кончины ученый завещал все собранные им материалы и неопубликованные рукописи Российской Академии наук.

 

...Наиболее древние оборонительные сооружения на этой крошечной скале относятся, по мнению археологов, к эпохе тавров (первое тысячелетие до н.э.) и сохранились в виде крупных фрагментов протяженной, сложенной насухо из неотесанных камней стены, пересекающей плато от одного обрыва до другого.

 

Толщина этого сооружения около двух метров при наибольшей сохранившейся высоте 1-1,2 метра. В его архитектуре присутствует интересная закономерность: наружная сторона «стены» выложена из гораздо более крупных камней, чем внутренняя. Само же Сюйреньское укрепление, которое ученые датируют VI-VII либо IX веком, занимает лишь самую крайнюю северо-западную оконечность плато на узком скальном мысе.

 

...Встреча с этим укреплением, затерянным среди лесных зарослей, происходит всегда неожиданно. Древняя, выбитая в скалах дорога ведет нас сквозь грабово-дубовый лес, которым поросло небольшое плато. Среди низкорослых деревьев местами виднеются прозрачные куртинки можжевельника колючего, дикой фисташки, сосны, темнеют небольшие рощицы реликтовых тисов. Воздух напоен запахами сочных трав, пронзительным, непрерываемым пением птип, и треском цикад. Если закрыть глаза, то па мгновение покажется, что вы находитесь где-нибудь па Южноберсжье. Вдруг, как по мановению волшебной палочки, лес расступается, и перед нами возникают живописные руины крепости.

 

Па первый взгляд, укрепление выглядит неприступным. Конфигурация стены и оборонительной башни в сочетании с природными факторами - высокими отвесными обрывами - превращает его в настоящую цитадель. Характер постройки еще более усиливает это впечатление. Боевая стена и башня сложены из крупных тесаных известняковых блоков. Они очень тщательно подогнаны друг к другу и прочно уложены

 

 

К содержанию: Куэсты Крымского Предгорья

Крымские куэсты

Крымские куэсты

 

куэсты крым

 

Смотрите также:

 

Куэсты. Реки Альма и Бельбек. Большой каньон. Ай-Петри.  Крым  ландшафт горного Крыма, куэсты

 

С геологическим молотком по Крыму  Гора Ак-Кая куэстовый рельеф