КРЫМСКИЕ ГРЯДЫ КУЭСТЫ

 

 

Кара-Лез. Каменные «сфинксы» Каралезской долины. Узун-Тарл. Кызык-Кулак-Кая

 

...К северу от Мангупа одни из левых притоков Бельбека - река Быстрянка - образует небольшую, но очень живописную долину, зажатую между горными массивами Баш-Кая (214 м) и Чардаклы-Баир (582 м). Первое в географической литературе упоминание оо этой удивительной долине принадлежит одному из первооткрывателей Крыма академику П.С.Палласу (XVIII в.).

 

«Живописное ущелье Кара-Лез» - только так кратко и отметил он в своих записях - по-видимому, названо по близлежащим селам Биюк-Каралез (ныне Красный Мак) и Юхары- Каралсз (ныне Залесное). И только в самом начале XIX века уже знакомый нам видный российский чиновник, писатель и внимательный путешественник И.И.Сумароков сделал, хотя и небольшое, описание этих мест:

 

«...н прибыл в Биюк Каролес, то есть большой Ка- ролес, отличной красивым посреди утесов и дикости положением. Цепь высоких гор над ним протягивающаяся, и другая таковая же пред ним идущая, погружают его, как в ящике, и оный при журчащем роднике стоит на скате, обставленной тенистыми тополями, уподобляясь веселому ландшафту».

Несмотря на различное написание топонима у П.С.Палласа и П.И.Сумарокова, его можно достаточно уверенно перевести с крымскотатарского как «черный Илья», что, возможно, указывает на еще более древние, скорее всего греческие, корни географического названия.

Необычная красота каралезского ландшафта настолько поразила путешественника, что на страницах своей знаменитой книги «Досуги крымского судьи...» он, переполненный эмоциями, взывает к читателям-соотечественникам:

 

«Придите сюда, исступленные от величестве иных предметов пиренейских и швейцарских! Вы встретите по конец России пищу пылкому воображению, и каждый шаг задержит вас неведомыми до того прелестями и восхищением».

 

Некоторое время спустя эти места посетил и П.Кёппен:

«Каралез... деревня, которая по местоположению своему и разнообразно видовь есть одно из прелестиейшихь месть полуострова...».

 

...Как мы уже говорили, Каралезская долина расположена на левом, довольно коротком (всего 17 км длиной) притоке реки Бельбек - Быстрянке (Урас-Дереси, возможно, от Урус- Дере - «русская долина», тюрк.). Узкое, с грозно нависающими бортами каньонообразное ущелье - гак называемая долина прорыва - пропилено древним речным потоком в толще неоднородных по плотности меловых известняков и мергелей. Находки крупных представителей ископаемой фауны рыб, в частности, лосося, свидетельствуют о том, что еще сравнительно недавно (видимо, в позднечетвертпчное время) небольшая нынче река была куда более полноводной. Именно в этот период, очевидно, окончательно сформировалось ущелье вместе с его многочисленными нишами и скальными навесами.

 

С запада Каралезскую долину прикрывает обширный выступ нуммулитовой куэсты Баллы-Коба, 402 м («медовая пещера», тюрк.).

 

Пологий северный склон его разбит древними тектоническими процессами на очень узкие и вытянутые платообразные массивы, среди которых прячутся домики небольшого села Красный Мак. Один из массивов своей формой напоминает огромный авианосец, «палуба» которого возвышается над морем пашен и лесов двух соседних долин. Останец Кызык- Кулак-Кая (дословный перевод «скала со щавелем», тюрк.) на первый взгляд выглядит абсолютно неприступным мысом - по сути дела, это один сплошной нависающий скальный карниз. II все же попасть на загадочное плато можно с южной стороны с помощью веревки. Некое ее подобие па самом сложном участке стены провесили, по-видимому, местные экстремалы. Уже взявшись за нее, начинаешь замечать остатки небольших, почти полностью стертых ступенек, крохотные зацепы для рук...

 

Едва поднявшись на плато, сразу поражаешься его форме. Узкий, всего около 10-15 метров шириной, овал скалы протянулся с севера на юг почти па полкилометра. Выровненная поверхность останца лишь местами прикрыта топким слоем почвы с зеленой травой, но даже этот лоскутный пласт жизни уже практически уничтожен, разрыт лопатами местных и приезжих кладоискателей. Среди десятков свежих раскопов рассыпаны тысячи мелких костей животных и сотни обломков керамической посуды. На некоторых черепках хорошо заметны процарапанные по сырой глине линейные узоры, углубления, продавленные пальцем древнего гончара.

 

На плато «щавелевой скалы» археологи еще в 30-х годах прошлого столетия обнаружили культурный слой с обломками примитивной гаврской керамики, лощеные черепки с орнаментами. Кроме того, были найдены фрагменты массивных эллинских амфор, мегарских чаш и даже изящной чернолаковой посуды.

 

Но почему здесь оказалось так много этой посуды? Сомнительно, чтобы безводное и безлесное плато подходило для постоянного поселения или служило временным убежищем от врагов. Скорее всего, расчерченные черепки являются остатками жертвенных сосудов, а неприступное плато служило сакральным местом древних обитателей долины, своеобразным языческим храмом под открытым небом...

 

Среди скупого растительного покрова останца Кызык-Кулак-Кая нам все же удалось найти траву, именем которой он назван. Это было уже осенью, и под засохшими стеблями собрались зимовать розетки характерных копьевидных листьев. М-да, никаких сомнений не оставалось: если эти листья попробовать на вкус, они кислые, как у щавеля. Точному определению помогли утолщенные, словно пальчики, корешки, что бывают только у одного восточносредиземпоморского вида - щавеля клубненосного. Наверное, в давние времена па почве, удобренной жертвоприношениями, располагались целые щавелевые луговины, которые и надоумили тюркское население обозначить необычный массив как «скала со щавелем».

 

Но все же истинным «брэндом», настоящей «визитной карточкой» роскошной долины Урас-Дереси является вовсе не каменный «авианосец», не река и ее великое прошлое, а огромные каменные истуканы, которые высятся над этим прозрачным потоком.

 

В правобережной части долины, па скалистом гребне вытянутой в меридиональном направлении горы Узун-Тарла, 305 м («длинное поле», тюрк.), разбитой тектоническими разломами на ряд отдельностей, в результате длительного воздействия процессов выветривания образовалась группа уникальных скульптур рельефа - природных «сфинксов». Впервые такое название им дал наш отец, профессор В.Г.Ена в статье, опубликованной еще в 1958 году в популярнейшем журнале «Вокруг света». Глядя из долины, можно насчитать до 13 крупных изваяний - причудливых отдельностей, форм выветривания известняков, внешне действительно напоминающих загадочные полуразрушенные лики египетских сфинксов, охраняющих входы в древние храмы. Вглядитесь: провалы глаз, надбровья, упрямо сжатые губы...

Вот стоит он - ясен и строг, И его безликость страшна мне: Некий бог

В довременном выявлен камне.

Максимилиан Волошин. «Из неоконченного»

Впечатляют и размеры каменных истуканов: некоторые из фигур возвышаются над вершинным гребнем на 8-15 метров и даже имеют собственные имена: «Циклоп», «Итицечеловек», «Обезьяна», «Череп» и др.

 

...Однажды один из авторов, работая в геодезической экспедиции по уточнению границ памятников природы Крыма, попал в долину Кара-Лез поздней осенью. Было уже холодно, нудно моросил мелкий дождь. Густой туман лежал на предгорной куэсте, клубами скатываясь вниз, к реке. Видимость была настолько отвратительной, что для того, чтобы сориентироваться и приступить к работе, пришлось даже доставать хитрый приборчик GPS и определять свои координаты с помощью искусственных спутников Земли.

 

И вдруг... Из пелены тумана стали один за другим, по очереди проступать, как будто материализуясь, «сфинксы». Они словно играли с нами, то показываясь, то исчезая вновь. Это зрелище будило воображение, заставляло, задрав голову и не отводя взгляда, следить за феерической картиной, па которой возникали и исчезали огромные безмолвные лики...

 

Конечно, такой необычный облик рельефа возник здесь не случайно. К этому были определенные природные предпосылки, которые в совокупности и «изваяли» причудливых «сфинксов».

 

Верхняя часть склона долины сложена плотными кавернозными известняками и представляет собой обрывистую со всех сторон скалу, типичный останец. Известняки разбиты, расколоты многочисленными параллельными тектоническими трещинами па отдельные блоки, которые и подверглись впоследствии активному выветриванию, приняв столь причудливые формы.

 

Разумеется, огромную роль в создании незабываемого зрелища на массиве Узун-Тарла играет меняющееся каждый час освещение. Солнечные лучи пли даже рассеянный свет Лупы отчетливо прорисовывают контуры «сфинксов» на фоне неба и, исчезая в глубине многочисленных гротов и под нависающими карнизами, выразительно оттеняют детали скульптур. Природную галерею фантастических образов обрамляет густая лесная растительность, зеленой волной захлестнувшая оголенные скалы. Под самым обрывом сгрудились деревья - сосна крымская, дуб пушистый и грабинник, оставив на от-

 

косе каменистые луговины в голубых и желтых брызгах льна, переходящие ближе к речному руслу в бархатные гущи хвощей и бузины.

 

 

К содержанию: Куэсты Крымского Предгорья

Крымские куэсты

Крымские куэсты

 

куэсты крым

 

Смотрите также:

 

Куэсты. Реки Альма и Бельбек. Большой каньон. Ай-Петри.  Крым  ландшафт горного Крыма, куэсты

 

С геологическим молотком по Крыму  Гора Ак-Кая куэстовый рельеф