КРЫМСКИЕ ГРЯДЫ КУЭСТЫ

 

 

Гора Мангуп. Мангупские пещеры. История княжества Феодоро

 

...К подножию уступа куэсты из пещеры с подпорным столбом, что на восточной окраине монастыря, уводит вырубленная в скалах лестница. По ней можно спуститься вниз, иод сень дубового леса, в прохладную долину Шулю. Отсюда, преодолев невысокий одноименный перевал (П.С.Паллас называл его Сала-Богаз - «перевал с деревней», тюрк.), мы попадаем в место слияния долины Адым-Чокрак («шаг-коло- дец», возможно, «родник в одном шаге, тюрк. - по одноименному старинному источнику-фонтану) и протяженного ущелья Ураус- Дереси, к южному подножию столовой горы Мангуп.

 

Мангуп (Баба-Даг - «гора-отец», тюрк.) - самый высокий (584 м и.у.м.) и самый крупный эрозионный останец на Внутренней гряде-куэсте, его площадь составляет более 0,2 квадратных километра. В рельефе данного участка Предгорья Мапгуп, безусловно, господствует. Над окружающими с севера, востока, юга n запада долинами и балками Джан- Дере {«душевная балка», тюрк.), Алмалык-Дере («яблоне вая балка», тюрк.), Адым-Чокрак и Ураус-Дере («русская балка», тюрк.) он, словно остров, возвышается па целых 250-300 метров.

 

Сложенный меловыми, слоистыми и прочными известняками, массив имеет сложную форму: южная часть плато полукруглой формы ограничивается сплошными отвесными обрывами высотой 40-75 метров, северная же представляет собой чередование четырех вытянутых скалистых мысов: Чамны-Бурун («сосновый»), Чуфут-Чеарган-Бурун («мыс зовущего иудея»), Елли-Бурун («ветреный») и Тешкли-Бурун («дырявый», тюрк.). Высокие мысы разделяют три глубоких оврага: Табани-Дере («кожевенный»), Гамам-Дере («банный») и Капу-Дере («овраг ворот», тюрк.). Сохранившиеся доныне географические названия зафиксировали, вне сомнения, реальные факты далекого прошлого. Например, в балке Капу-Дере действительно когда-то находились главные ворога укрепленного города, их руины застал еще П.С.Паллас:

 «...далее к Востоку находятся ворота, къ коимъ изь глубокой Ай-Тодорской долины (второе название долипы Адым-Чокрак. - Л.Е.) ведетъ упомянутая выше дорога, весьма затруднительная, представляющая возможность кь проезду на волахъ».

 

Овраги заросли грабово-дубовыми и дубово-сосновыми левами с густым кустарниковым подлеском. На самом плато дубовый лес располагается небольшими отдельными участками, приютившимися над верховьями балок, иногда отчетливыми полосами вдоль валов из глыб, оставшихся после разрушения древних стен и зданий.

 

... Когда-то на вершине этой столовой горы находился средневековый город, обнесенный мощными крепостными стенами, - столица одноименного византийского княжества. Возможно, он назывался Феодоро (от греческого BeoSoxoq - «данный богами»). Это было очень давно... Уже в XVII веке турецкий путешественник и дипломат Эвлия Челеби застал на Мангупе лишь заросшие лесом руины:

 

«Это высокая, достигающая небес крепость на белом скальном выступе. Скала, на которой цитадель сия возвышается, имеет в окружности двадцать тысяч шагов. Раскинулась скала та, как равнина, плоская, травой и тюльпанами поросшая, а вокруг ее пропасти зияют на тысячу аршин глубиной - воистину бездны адские!».

 

Челеби застал не только руины крепостных стен. Даже его, иноверца, до глубины души поразили оставшиеся на уцелевших стенах мангупских храмов фрески:

 

«На одной из сторон... стоит храм неверных. Над его воротами виднеется высеченная в четырехугольной плите белого мрамора фигура человека, на коне восседающего, и копьем, обретающемся в деснице его, пронзающего змия, пресмыкающегося у копыт его скакуна. Изображение сие весьма красиво и восхищения достойно».

 

Несмотря на то что даже со времен Челеби прошло уже четыре века, живописные и трагические развалины города, который турки назвали Мапгуп-Кале (возможно, от арабского «манкуб» - «затронутый несчастьем», «несчастный» или «мангуб» - «полный пещер», тур.), сохранились до сих пор. Читатель без труда найдет их подробные описания в любом путеводителе по «пещерным» городам Крыма. Здесь есть древние колесные дороги и колодцы, остатки крепостных стен и башен, фундаменты православных храмов и монастырей, княжеского дворца и цитадели. А еще - хозяйственные, культовые и оборонительные пещерные сооружения. Их, правда, не гак много, как в других «пещерных» городах Предгорья, - всего 77, но зато они считаются самыми совершенными по форме, планировке и качеству отделки.

 

В качестве надежного убежища, защищенного самой природой, и исключительного по охвату видимого пространства наблюдательного пункта люди оценили этот останец очень дивно - это и понятно. Такой природной «крепости» и такой обзорной точки в Предгорье, наверное, больше не сыскать. Па это важное обстоятельство указывали все путешественники прошлого. Например, академик П.И.Кёппен в 1837 году писал:

 

«Положете Мангупа необыкновенно; находившись, такъ сказать, между небом и землею, на неприступной скале, онъ могъ бы, кажется, противостоять всемъ превратностям мгра».

 

Да что там Кёппен - в период штурма Севастополя в 1941 году на этом плато находился наблюдательный пункт командующего немецкой армией Эриха фон Манштейна. Генерал- фельдмаршал впоследствии вспоминал:

«Перед нами открылось незабываемое зрелище. Это был единственный в своем роде случай в современной войне, когда командующий армией видел перед собой все поле сражения...».

 

Первые стоянки человека на Мангупе датируются еще энеолитом, меднокаменным веком. За тысячу лет до наступления новой эры сюда пришли легендарные тавры, а в III—IV веках здесь спасались от периодических нашествий пришлых кочевников обитатели равнин и предгорий полуострова.

 

И все же подлинный расцвет местной культуры связан с Византией, когда на одиноком плоскогорье возникла столица обширного княжества Феодоро, последнего оплота греческого православия в далекой Таврике. Почему последнего? Это, пожалуй, самый интересный и одновременно самый печальный момент" нашего повествования. Речь пойдет о трагедии «крымской Трои».

 

Шел 1475 год... Из стены утреннего тумана, устилавшего море, у берегов Крымского полуострова неожиданно возникла армада из 300 (!) кораблей турецкого султана Мехмеда И. Спустя 22 года после взятия Константинополя экспансия ()сманской империи обратилась к северным берегам Черного моря. 70-тысячный десант мод командованием великого визиря Гедик Ахмеда быстро овладел генуэзскими крепостями Кафой (Феодосией) и Солдайей (Судаком) и спустя всего два месяца стоял уже под степами Феодоро. Началась осада города.

 

...Поиски и сенсационные раскопки легендарной Трои Генрихом Шлимаиом продолжались всего 2 года. Крымский ученый, археолог А. Т. Герцен раскапывает Мангуп уже более 30 лет. Слой за слоем вскрывают пласты земли и истории участники его многочисленных экспедиций. Словно пазлы, факт за фактом складывает в цепочку события прошлого исследователь. Разумеется, за десятилетия напряженного труда и все новых открытий ученый настолько погрузился в тему, что у авторов этой книги иногда возникает ощущение, что он был современником и даже очевидцем тех далеких событий. Не будучи историками, авторы позволяют себе лишь научно-популярную интерпретацию и географическую оценку взглядов и трудов одного из немногих мэтров крымской археологии.

 

...Столица феодоритов являла собой совершенное и неприступное по тем временам укрепление. Отвесные скалы высотой в несколько десятков метров, три линии крепостных стен - подобным набором природных и искусственных линий обороны не обладал ни один м i средневековых городов Крыма. И все же спустя шесть месяцев он был взят гурками.

 

До последнего времени историки могли только предполагать и строить но этому поводу гипотезы. Лишь недавно немую и иногда противоречивую археологическую информацию о тех событиях удалось сопоставить со свидетельствами современника описываемых событий турецкого историка Ашика Пашаоглу.

 

...За полгода осады защитники столицы феодоритов отбили пять яростных штурмов нападающих. Город не сдавался даже под ударами нового и для той эпохи чудовищного оружия - артиллерии калибра до 40 (!) сантиметров, «разрушительницы крепостей». Огромные мраморные и гранитные ядра (их доставили вместе с пушками из Стамбула) с грохотом врезались в крепостные стены, выбивая из прочной кладки целые блоки, постепенно расширяя бреши (археологи до сих пор находят такие каменные ядра и их сохранившиеся обломки).

 

Первоиачалыто основной натиск осаждавших был направлен на южные обрывы города. Здесь, среди отвесных скал, находился, видимо, один из наименее укрепленных входов на плато - Демир-Капу («железная калитка»: об этой «калитке», го слов старожилов, писал еще в конце XIX века писатель н исследователь Крыма, действительный член Императорского Русского географического общества В.Х.Кондараки). Однако природная труднодоступность южного склона все же не позволила туркам достичь здесь успеха. Спустя два века Эвлия Челеби подытожил предания времен мангупской кампании, связанные с этим эпизодом осады:

 

«На западе прямо над пропастью проделана малюсенькая железная дверь. Не то что телега, там конь с  трудом протиснется. Во время завоевания все янычары, рабы султана, пали шехидами в этом месте...».

 

Не получив преимущества на южном направлении осады (из долины Адым-Чокрак), турецкие войска переместились на север, в долину Джан-Дере, откуда пытались войти в город через ущелья Мангупа. Однако п этот план не удался. Не изменило ситуацию и подкрепление, подошедшее к стенам j города. Вот тут-то, видимо, и возник тактический сценарий, который, впрочем, придумал задолго до турок, еще за три тысячи лет до описываемых событий, хитроумный царь Итаки - Одиссей...

 

Наряду с искусственными пещерами-криптами в недрах огромного мангупского массива есть и природные карстовые полости. Мангупская пещера, которой предстояло сыграть роль «троянского коня», - третья но величине в Крымском Предгорье (протяженность 250 м, объем 1050 куб. м) и одна из всего двух естественных карстовых полостей в скалах легендарного останца, испещренного, словно сыр, дырочками, рукотворными выемками. Расположена она в южном обрывистом борту массива, нависающем над кажущейся бездонной Адым-Чокракской долиной, неподалеку от высшей точки плато, отмеченной когда-то триангуляционным знаком.

 

Обнаружить пещеру довольно непросто. Для этого нужно проследовать вдоль кромки южного обрыва плато, постоянно заглядывая вниз и внимательно осматривая все пиши. Единственными ориентирами служат остатки подпорной стены, сохранившиеся под бровкой плато, чуть ниже входа в пещеру, да еще - незначительные просадки, которые сформировались над полостью на поверхности плато.

 

Несложный спуск в пещеру Мангупская-1 (есть еще относительно небольшая полость Мапгупская-2 - длиной всего 56 м) лучше осуществит!) с использованием страховочной веревки - если скалы скользкие, то здесь есть куда падать... Впрочем, снизу, из долины, к пещере гоже ведет вполне проходимая, но малозаметная тропа. Зигзагообразная основная галерея тянется, в подробностях повторяя общий рисунок тектонической трещиноватое™, преимущественно в меридиональном направлении, с севера на юг. Пещера достаточно просторна: м без того довольно высокий - более двух метров - потолок местами поднимается до 4-5 метров, а стены неширокого коридора расходятся на 3-4 метра.

 

Потерять ориентацию и заблудиться в Мангупской пещере невозможно - ей далеко до запутанного лабиринта легендарного Минотавра. Ваш маршрут протянется всего лишь от ихода в глубь массива и обратно. Правда, примерно в сорока метрах от входной части пещеры вправо уходит относительно короткий боковой ход, который заканчивается тупиком.

 

Несмотря на относительно скромные размеры полости, здесь можно встретить почти все тины пещерных отложений: щебень и блоки - следы многократных обрушений свода, глинистые отложения, достигающие толщины более метра. А в самой дальней, тупиковой части полости - даже настоящие натечные образования: кальцптовую кору, сталактиты, сталагмиты, колонны и небольшие4 натечные плотины - гуры, характерные для пещер-источников и свидетельствующие о существовании здесь в прошлом водного потока. Подобные факты лишний раз подтверждают, что Маигупская пещера - тупиковый отрезок древней, гораздо более протяженной полости, значительная часть которой уничтожена в результате длительного отступления вертикальных обрывов горы-останца.

 

...Именно Мангупской пещере предстояло, как мы уже говорили, сыграть роль «троянского коня». Ночью, осторожно прокравшись в мертвом, невидимом с плато пространстве у самого подножия обрывов, в пещере спрятались около двухсот янычар. Наутро, с первыми лучами солнца, огромная армия осаждавших демонстративно оставила свой лагерь и двинулась в сторону долины Ураус-Дере, прочь от измученного города. С крепостных башен уже было видно, как за последней уходящей турецкой колонной рассеялась поднятая десятками тысяч ног пыль. Все глуше доносился бой тяжелых боевых барабанов, отбивавших ритм шагающей пехоте. Это выглядело как долгожданное и окончательное отступление обессиленного и неудачливого противника.

 

Обессиленные долгой осадой и голодом защитники и жители города отворили неприступные городские ворота в балке Капу-Дере и по единственной колесной дороге, огибающей мыс Тешкли-Бурун, направились в Адым-Чокракскую долину. Неизвестно, что вело их - неконтролируемая радость от окончания полугодового кошмара или желание поживиться оставшимися в турецком лагере едой и пожитками? Во всяком случае, однозначно не жажда - плато Мангупа было прекрасно обеспечено водой. Об этом сообщал даже Челеби:

«Хотя вокруг той скалы пет гор, высотой ее превышающих, Аллах пожелал, дабы из той скалы в трех местах источники били...».

...Вот радостная толпа огибает по дороге «дырявый мыс», проходит еще сотню-другую метров и... С вершины склона, от пещеры, на нее, словно снежная лавина, обрушиваются отборные, безжалостные воины. Мгновенно возникает неизбежная паника, неразбериха - нападающим только это и нужно. Буквально прорубая просеки в людской толпе, они, по плечам и по головам неразумных феодоритов, стремительно достигают открытых ворот и прорываются в город. О той жуткой бойне упоминает автор «Истории государства Российского» Н.М.Карамзин: «...осажденные, потеряв бодрость, искали спасения в бегстве, гонимые, убиваемые неприятелем».

 

На глазомерной карте П.И.Кёппена обозначена (К-К) та самая «...тропинка, въ самой скале высеченная отъ подошвы оной до вершины», по которой из засады атаковали турки

 

Лишь оказавшись перед последней линией обороны города, у стен цитадели, засадный отряд турок принимает неравный бой с поспевающими со всех сторон защитниками города-крепости и почти наверняка, в конце концов, весь погибает (они - шахиды, смертники, и, разумеется, знали, на что шли...). Пока идет этот неравный бой, неожиданно повернувшие назад основные силы турок оказываются уже и балке Гамам-Дере и, видимо, без особого труда сломив ослабленное сопротивление защитников города на двух передовых линиях обороны, вступают в сражение. На отказ укрывшихся в цитадели феодоритов сдаться турки отвечают доставкой к стенам последнего рубежа обороны пушки калибра 26 сантиметров. С этого момента судьба столицы княжества Феодоро уже решена...

 

Расправа победителей с побежденными была быстрой и безжалостной. При археологических раскопках на плато Мангупа были найдены ямы, доверху забитые скелетами, у многих из которых проломлены черепа и отрублены конечности. Только в плен с последующей продажей в рабство, согласно письменным источникам, было взято около 15 тысяч человек. Представители правящей династии мангупских владык во главе с князем Александром были увезены в Стамбул и там казнены. Так героически и печально закончилась история княжества Феодоро - «крымской Трои». Так окончательно канула в Лету великая Византийская империя...

 

Уже в XVI веке посол Мартин Броневский застал здесь одни развалины:

«...он выгорель почти до основания, как говорят... Вотъ оть чего и пет уже ничего примечательна го, кроме верхняго замка, имеющаго отличиыя ворота, украшенный Греческими надписями и миогимъ мрамором»...

 

Но не только каменные развалины остались от княжества Феодоро. Герб мангупских князей - двуглавого орла - как преемница византийского Православия унаследовала Россия. Более того, академик П.И.Кёппен считал, что «...вь числе Русскихъ дворянъ есть фамилия, переселившаяся вь Россию пз7) Мангупа», и даже поясняет более определенно: «прибыль вь Россию Князь Стефан Васильевичъ изъ... Мангупа. От его сына, Григоргя Ховры, пошель родъ Ховриныхь и Головиныхъ, а оть иихь Грязные»...

 

В нескольких сотнях метров к западу от пещеры - «троянского коня», в самой верхней, прибровочной части обрыва находится вход в другую естественную карстовую полость с названием Мангупская-2. Ее природные очертания, правда, уже несколько изменены человеком. Самая ближняя, привходовая часть пещеры искусственно расширена и в средние века использовалась в качестве храма.

 

 

К содержанию: Куэсты Крымского Предгорья

Крымские куэсты

Крымские куэсты

 

куэсты крым

 

Смотрите также:

 

Куэсты. Реки Альма и Бельбек. Большой каньон. Ай-Петри.  Крым  ландшафт горного Крыма, куэсты

 

С геологическим молотком по Крыму  Гора Ак-Кая куэстовый рельеф