ИСТОРИЯ РУССКОГО ПРАВА

 

 

O порядке судопроизводства и уголовный суд по царскому Судебнику

  

V.O порядке судопроизводства.

 

Царский Судебник, узаконив при вызове в суд такие меры, которые обеспечивали бы ответчиков от произвола судебных приставов и неделыцпков, обеспечивает их к от произвола самих истцов, чтобы истцы не входили в суд с ложными жалобами, но чтобы жалобы их основывались на действительных фактах. Царский Судебник узаконяет, во-первых, чтобы каждый истец предъявлял только тот иск, который не превышает гуммы имущества, находящегося в его владении.

 

 С этой целью было установлено, чтобы старосты, сотские и целовальники, которые производили раскладку податей и повинностей, каждогодно присылали в Москву в свои приказы разметные и др. данные книги за своей подписью, а другие такие же книги своих разметов передавали бы тем старостам и целовальникам своего города, которые сидят на суде у наместника. На основании этих книг судьи в делах по искам и должны были решать: давать суд истцу или отказать ему в суде. Если истец предъявлял иск на сумму, не превышавшую тог капитал, с которого он оплатил подати, то его иск признавался судом; но если истец предъявлял иск по сумме, превышавшей тот капитал, который он оплачивал податьми, то судьи тем самым без суда обвиняли его и брали с него пеню, л ля укрывательство государевых податей отсылали его в Москву к гогударю, взяв С него наперед поручную запись. На этих же основаниях производился суд и но искам городских жителей на наместника.

 

 Если кто-нибудь из городских жителей подавал жалобу на намрстиика, то суд прежде всего требовал разметные книги тех городских жителей; но если они не доставляли своих разметных книг, то к в суде на наместника им отказывали. Во-вторых, истец и ответчик, допущенные к суду, могли требовать отсрочки суда или оба вместе, или один из них. В первом случае судебные срочные пошлины они платили пополам, а в последнем — тот, кто просил отсрочки. Сочные грамоты должен был держать у себя дьяк за своей печатью. Если ответчик не являлся на суд в срок, прописанный в срочной, то по прошествии 7-8 дней после этого на него выдавалась истцу бессудная грамота, и сверх того он обязан был заплатить весь иск, судебные пошлины и все то, что издержал в течение 7 дней после срока явившийся на суд его противник, за что полагалось по три деньги в день. В-третьвх, суд допускался только тогда, когда истец и ответчик или их поверенные были налицо, а иначе суда не было и на яеявившегося выдавалась бессудная грамота. В-четвертых, при явке в суд истца И ответчика или их поверенных суд производился не иначе, как в присутствии старосты и целовальников, избираемых обществом для присутствования на наместничьем суде.

 

Эти выборные должны были иметь при себе земского дьнка, который записывал весь порядок суда, все вопросы и ответы на суде, все грамоты и др. доказательства и составлял из всего этого судный список, который за подписью земских выборных и за земской печатью оставался у наместника, а копия с него, писанная наместничьим писцом, подписанная дьяком наместника и скрепленная печатью наместника, отдавалась на сохранение земским выборным. (Эта копия обыкновенно отдавалась тем из выборных судей, которые не знали грамоты.)

 

 

 В-пятых, при докладе судного списка для окончательного решения дела или произнесения судебного приговора в суде опять должны были быть истец и ответчик или их поверенные, и если они оговаривали подложным судный список, то в таком случае выборные судные мужи, участвовавшие в составлении судного списка, должны были явиться в суд и принести с собой копию судного списка, хранившуюся у них, для сличения ее с подлинником. Ежели судные мужи говорили, что суд был именно так, как написано в судном списке, и копия будет слово против слова со списком, то оболгавшего список тем и обвиняли. Но если судные мужи говорили, что суд был не таков и список писан не земским дьяком, подписи ка списке не их и список не будет сходен с копией слово против слова, то в таком случае обвинялся первый судья: на нем доправлялся иск и сверх того он платил пеню, назначаемую государем. А если судные мужи, знающие грамоту, порознят с судными мужами, незнающими грамоту, и примут сторону судьи, и если по сличении судного списка с копией судных мужей, не знающих грамоты, окажется между ними разница, то в таком случае иск и государева пеня доправлялись как на судье, так и на судных мужах, принявших его сторону.

 

В-б-х, ежели на суд наместничий или во-лостельский поступала жалоба в суд боярский или государев, то суд по этой жалобе производился перед судьями государевым дьяком, который записывал все показания истца и ответчика и ссылки их на послухов, отдавал записанное подьячему для переписки, потом скреплял каждый лист дела своей подписью и держал его у себя за своей печатью. Если какое судебное дело не за печатью дьяка и без его подписи вынут у подьячего, то подьячий за это подвергался торговой казни, ас дьяка взыскивался весь иск и все судебные убытки и пошлины. А если дело было вынуто у подьячего на квартире или за городом, то иск к все судебные убытки тоже платил дьяк, а подьячего били кнутом и отставляли от должности с тем, чтобы никогда не поставлять его в подьячие. В-7-х, когда боярскин суд решал дело и произносил приговор, то тот приговор записывался дьяком, а истец и ответчик не должны были присутствовать при этом. Если же возникала надобность спросить что-либо у истца и ответчика, то их вызывали в суд, но после допроса удаляли опять. А когда приговор был записан дьяком, то его читали только в присутствии бояр.

 

VI. О порядке суда по уголовным делам

 

Уголовный суд по царскому Судебнику в главных своих основаниях одинаков с тем, какой был и по Судебнику 1497 г., только в царском Судебнике он развит подробнее. Особенно важным нововведением царского Судебника относительно уголовного суда нужно признать то, что он сделал разделение между разбойными, душегубными и татебными делами и назначил для двух первых особых судей, называвшихся губными старостами. Относительно суда над татямя царский Судебник предписывает, во-первых, что если тать будет приведен с поличным в первый раз, то его судить обыкновенным судом, т.е. гражданским, но в то время, когда наместник будет производить суд, сделать повальный обыск о тате, т. е. спросить о нем у того общества, к которому он принадлежит. Если общество на повальном обыске называло татя лихим человеком, то его подвергали пытке1 и если под пыткой он сознавался в преступлении, то его казнили, а если не сознавался, то сажали в тюрьму и держали в тюрьме до смерти, а иск доправляли из его имения. Если же при повальном обыске общество называло уличаемого в краже добрым человеком и показывало, что он не бывал уличаем в краже прежде, то его били кнутом на торгу и отдавали на поруки, а ежели порук по нем не было, то его сажали в тюрьму до тех пор, пока не находились поруки.

 

 Если же тать будет пойман с поличным в другой раз, то его прямо подвергать пытке, и если он под пыткой сознается во взводимом яа него преступлении, то его казнить смертью, а ежели не сознается, то о нем также производить повальный обыск. Если по повальному обыску вор оказывался добрым человеком, то его казнили торговой казнью и отдавали  на крепкие поруки  или же сажали в тюрьму, если у него не было порук; & если общество называло вора лихим человеком, то его казнили смертной казнью. Во-вторых, относительно суда над разбойниками, душегубцами, крамольниками, поджигателями и прочими царский Судебник узяконяет: ежели разбойник, душегубец, ябедник, подделыватель монет и актов и пр., оглашенные в обществе ведомыми лихими людьми, будут судиться в Москве, то по боярскому суду, без выдачи их истцу головой, казнить смертью при тиуне и дворском, а иск доправить из их имущества. В других же городах суд над такими преступниками принадлежал губным старостам, которые судили по особым губным грамотам. Наместники обязаны были отсылать подобных людей к губным старостам. В-третьих, убийца своего господина, обвиненный в сдаче города неприятелю, крамольник, святотатец, головной тать (т. е. тот, кто крадет свободу другого, продает другого в неволю обманом или насильно) и за-жигалыцик, если по повальному обыску оказывались ведомыми лихими людьми, то их казнили смертной казнью, а из имущества их доправ-ляли иск.

 

 

К содержанию: Профессор Беляев. Курс лекций по истории русского законодательства

 

Смотрите также:

 

Московское государство  Москва  Московская феодальная монархия   московское государство. памятники права... 

 

Эпоха Московского государства   в МОСКОВСКОМ ГОСУДАРСТВЕ