ИСТОРИЯ РУССКОГО ПРАВА

 

 

Узаконение частного гражданского права в Судебнике 1497 года - о купле, о займах, о крестьянском выходе, о поземельном владении,  о холопстве и о наследстве

  

Вторая половина Судебника 1497 года заключает в себе узаконения частного гражданского права, а именно; 1) о купле, 2) о займах, 3) о крестьянском выходе или отказе, 4) о поземельном владении, 5) о холопстве и 6) о наследстве

 

I. О купле. Относительно купли Судебник говорит, что ежели кто купит на торгу что-нибудь новое, кроме лошади, то для него достаточно представить двух или трех свидетелей, при которых купил, чтобы очистить себя и оправдаться перед теми, кто стал бы называть покупку своей собственностью. Столько же свидетелей достаточно и в таком случае, если бы кто купил что «на чужой земле», т. е. в другом городе. А ежели бы кто не мог представить 2-х или 3-х свидетелей, то он в случае иска очищался присягой и освобождался от иска. Впрочем, для покупки лошадей Судебник указывает иной порядок, именно, по Судебнику лошадь должна покупаться при пятенщике, пятнившем ее и записывавшем в книгу с подробным обозначением примет ее, купивший же лошадь не при пятенщике мог лишиться ее в случае иска.

 

П. О займах. Судебник, кажется, оставляет неприкосновенными все прежние узаконения о займах; он обращает внимание только на один случай, именно, на случай несостоятельности между купцами. Судебник так же, как и Русская Правда, делит несостоятельных купцов на несчастных и виноватых. Но здесь Судебник вводит новое начало, неизвестное в Русской Правде, начало строгой администрации и судебных форм: он требует обысков для доказательства справедливости показаний несчастного должника. Если назвавший себя несчастным несостоятельным должником по обыску оказался действительно таким, то ему выдавалась великокняжеским дьяком полетная грамота за княжеской печатью, по которой он обязывался выплатить по срокам один только капитал без процентов; оказавшийся же несостоятельным по своей вине выдавался головой истцу на продажу.

 

Ш. О крестьянском отказе или о переходе крестьян от одного землевладельца к другому. Закон Судебника строго отличает крестьян от наймитов. Наймит, по Судебнику, поступал на службу к известному землевладельцу на срок или с условием определенных работ в пользу последнего, напротив, крестьянин садился на землю бессрочно; наймит, не исполнив условной работы или не дожив срока, лишался наемной платы; для крестьянина же закон назначает срок, когда он свободно мог оставить своего владельца или владелец мог сослать его — это за неделю до осеннего Юрьева дня и спустя неделю после Юрьева дня.

 

 По Судебнику крестьянин для свободного перехода от одного землевладельца к другому должен был исполнить относительно его одно условие — заплатить ему за пожилое. Плата за пожилое в малолесных местах назначалась в 4 руб. за двор, а в лесистых — полтина, притом этот платеж был разделен на четыре доли, так что крестьянин, прожив один год, платит только один рубль или четверть двора, проживший два года — полдвора и т. д.

 

 

IV. О поземельном владении. В 1-й статье этого отдела Судебника го

ворится об изгородях. По Судебнику изгороди между селаии и деревня

ми должно делать смежным владельцам пополам. А в случае если от ху

дой изгороди случится какой убыток, то за это отвечает тот владелец, чья

изгородь. В отхожих же лугах, между чужими пашнями, изгородь дол

жен делать владелец пашни, а не тот, кому принадлежит луг. Во 2-й ста

тье настоящего отдела говорится о межах. В Судебнике основанием для

деления межей было принято право поземельного владения, поэтому

межи в кем разделены на владельческие и общинные. За нарушение или

порчу межей между разными владениями Судебник назначает торговую

казнь, а за порчу межей в одном владении назначает только 2 алтына пени

и сверх того взыскание за раны или побои, ежели бы портивший межу

прибил при этом хозяина межи. В 3-й статье говорится о земской давнос

ти. Судебник вводит два рода земской давности — трехлетнюю и шести

летнюю. Трехлетняя давность полагается в исках но землям между вот

чинниками (боярами и монастырями), между помещиками, которые вла

дели казенными землями на поместном праве владения, и между

крестьянскими общинами; т. е. в исках помещиков на помещиков и об

щин на общины и в исках между помещиками и общинами. А шестилет

няя давность полагается только в исках на вотчинников, т. е. бояр и мо

настыри, черных или государевых земель.

 

V.        О холопах. Узаконения Судебника о холопах почти одинаковы с

подобными же узаконениями Русской Правды. По Судебнику признава

лись следующие три формы перехода из свободного состояния в холопство:

1) «по полной грамоте», т. е. когда кто сам продает себя в холопство; 2) по

должности сельского тиуна или ключника, будет ли то с доклада или без

доклада наместнику с боярским судом. При этом жена с детьми приняв

шего должность тиуна или ключника признавались в холопстве только в

том случае, если они жили при отце своем, а если они жили не при отце, а

у кого-либо из своих родственников или сами по себе, то оставались сво

бодными. Должность тиуна или ключника в городе не делала холопом того,

кто принимал на себя эту должность; 3) женившийся на рабе или посту

пивший в чье-либо владение в приданое или по духовной также считался холопом. Холоп, взятый в плен татарами, если успевал бежать из плена, переставал быть холопом и делался свободным. Бежавшего холопа нельзя было взять без доклада наместнику с боярским судом и не взяв у него для этого беглой грамоты. Наместники же или волостели, не имевшие права боярского суда, не могли даже выдать бежавшего холопа его господину; а равно не могли выдать а беглой грамоты для отыскания бежавшего холопа. Это установлено было для того, чтобы дать возможность холопу избавиться от холопства бегством. В то время наместники с боярским судом были только в шести городах: в Москве, в Новгороде, в Пскове, в Твери, в Нижнем и в Рязани, Следовательно, беглый холоп всегда имел много времени, чтобы скрыться, прежде чем господин его мог начать розыски.

 

VI, О наследстве. Судебник признает два вида наследства: по закону и по завещанию. Для наследства по завещанию Судебник не полагает никаких правил, вероятно потому, что дела по завещаниям тогда подлежали суду святительскому, который обыкновенно руководился Кормчей или Номоканоном. Относительно же наследования по закону он принял совсем другие начала, чем те, какие мы видели в Русской Правде. Судебник предоставляет право наследования по закону, во-первых, сыновьям, во-вторых, если сыновей не было, — дочерям и, в-3-х, за неимением сыновей и дочерей наследовали другие родственники по степеням родства, кто ближе к умершему.

 

 

К содержанию: Профессор Беляев. Курс лекций по истории русского законодательства

 

Смотрите также:

 

Московское государство  Москва  Московская феодальная монархия   московское государство. памятники права... 

 

Эпоха Московского государства   в МОСКОВСКОМ ГОСУДАРСТВЕ